Крах латиноамериканского Эльдорадо. Россия теряет миллиарды долларов из-за госпереворота в Венесуэле

Годы глубочайшего социального и экономического кризиса в Венесуэле обернулись государственным переворотом.

Накануне на фоне масштабных митингов оппозиции спикер парламента Хуан Гуайдо объявил себя временным главой республики. Он был поддержан не только протестующими, но и лидерами иностранных государств – в частности, президентом США Дональдом Трампом.

Действующий лидер Венесуэлы Николас Мадуро был в ярости. Он заявил о разрыве всех дипломатических отношений с Вашингтоном и дал американским дипломатам 72 часа, чтобы “убраться” из страны. Одной из немногих стран, кто поддержал диктатора в этот трудный для него час, стала Россия. Кремль и МИД назвали Мадуро законным президентом Венесуэлы и попросили местных политиков и граждан страны “не становиться пешками в чужой игре”.

Однако эта игра совсем не чужая в том числе для России. В Венесуэлу вложено столько сил и денег, что сейчас Кремль вынужден с замиранием сердца наблюдать за крушением своих надежд и планов из-за госпереворота. И решать, помогать Мадуро силовыми путями или остаться в стороне.

Лакомый кусочек латиноамериканского пирога

Уже двадцать лет Россия не покладая рук трудится над расширением своего присутствия в Латинской Америке, в равной степени развивая отношения с Бразилией, Аргентиной и Мексикой. Венесуэле при этом отводится особая роль – благодаря своему ресурсному потенциалу и геополитическому положению страна является лакомым кусочком для укрепления экономического и политического влияния РФ.

Выгодно Кремлю и то, что Венесуэла обладает опорным положением в Боливарианском альянсе – субрегиональном интеграционном проекте, через который она оказывает влияние на правительства Кубы, Боливии, Никарагуа и Эквадора. С этими странами Россию также связывают тесные отношения – российское вооружение составляет до 90% их военного экспорта. И взамен на предоставление льгот на военную технику эти маленькие, но гордые государства помогают России на международной арене. Например, начиная с 2014 года Боливия, Никарагуа, Венесуэла и Куба голосуют стабильно против резолюций ООН, затрагивающих российские интересы в Крыму и в Сирии. Лидеры этих стран осуждают санкционную политику в отношении России и антироссийскую риторику западных политиков. Услуга за услугу.

Своя игра для США

США много лет упускали Латинскую Америку из виду и не придавали региону такого внимания, какое бы следовало придавать. В начале 1990-х в большинстве государств Латинской Америки пришли к власти режимы с ярко выраженной антиамериканской повесткой. В результате большинство латиноамериканских лидеров начали проводить национальную политику, независимую от Вашингтона, регулярно обвиняли Белый Дом во всех бедах и препятствовали его инициативам по созданию военных баз в своем регионе.

Это было золотое время для России для завоевания доверия и статуса в Латинской Америке, ведь Джордж Буш Младший относился к левым режимам в этих странах компромиссно. С приходом к власти Барака Обамы стало немного посложнее – он усилил американское присутствие в Перу, оказал экономическую и политическую помощь Колумбии, укрепил отношения с Панамой, выступил за нормализацию диалога с Кубой. В Аргентине и Бразилии политика США привела к отставке президентов Кристины де Киршнер и Дилмы Русеф на фоне коррупционных скандалов. Антиамериканское мировоззрение в регионе слегка пошатнулось.

Вступив в должность президента, Дональд Трамп решил заняться вопросом Латинской Америки еще более основательно. Он усилил политику монополизации геополитического пространства посредством смены неугодных политических режимов. И больше всего в этом плане досталось именно Венесуэле. С 2016 года США стали систематически торпедировать режим Николаса Мадуро, используя различные методы давления – экономические санкции, искусственное обострение венесуэльско-колумбийских противоречий, создание более плотных отношений с Аргентиной и Бразилией, которые отвернулись от ближайшего соседа. Вашингтон достиг больших успехов в разваливании и без того не самой сильной с политической точки зрения страны.

Усилия США и не самое мудрое управление самого Мадуро привели к затяжному социально-экономическому кризису в Венесуэле. Добыча нефти в 2018 году упала на 37% по сравнению с 2017 годом — до 1,17 млн баррелей в сутки. Национальная валюта стремительно девальвировалась к доллару на 40,5%, в два раза увеличился государственный долг. Возросший уровень бедности и криминогенная обстановка стимулировали социальные протесты. Однако тогда Мадуро смог удержаться – спасибо инвестиционным вливаниям из России. Но вот ситуация повторилась вновь и на этот раз его положение кажется еще более шатким.

Нефтяной Эльдорадо для России

Россия действительно щедрая душа. В 2011 году она открыла Венесуэле кредитную линию на сумму до 4 миллиардов долларов для финансирования поставок российской промышленной продукции. Тогда венесуэльцы закупили продукции на 2,7 млрд долларов и остановились. К  2015 году общая сумма долга достигла 3,6 млрд долларов и начались просрочки по выплатам.

В 2017 году президент РФ Владимир Путин согласился реструктурировать долг Венесуэлы на 3,15 млрд долларов, позволив выплатить его не в 2018 году, а в течение следующих 10 лет. Причем в первые шесть лет платежи будут минимальными. Кроме того, Венесуэла получила 6 млрд долларов от “Роснефти” в качестве предоплаты за поставки нефти. Россия инвестировала и в нефтяную компанию Венесуэлы PDVSA, нарастила долю на заводе по первичной переработке нефти. Из-за просрочки Венесуэлой выплат по кредиту российский бюджет в 2017 году недополучил 54 млрд рублей, а на “Роснефти” повис долг. Не самая приятная ситуация, но ожидаемая – Россия вливает эти деньги в нищую страну, где бушует кризис, не просто так.

Прежде всего, у Венесуэлы есть нефть – крупнейшие в мире нефтяные резервы, которые выглядят еще более внушительно, если вспомнить, что российские запасы черного золота стремительно заканчиваются. Легкодоступной нефти в стране скоро не станет, а арктические проекты сложны и затратны в своей разработке. Венесуэла же идеальна в качестве “донора” – у самой страны просто нет возможностей добывать нефть, так как нет и денег. В этом Россия помогает партнеру, щедро вкладываясь в нефтегазовые проекты не без получения своей “копеечки”.

Есть в Венесуэле и другое богатство – золото. Россия инвестирует в его добычу, взамен покупая сокровище для себя лично. Кремль так преуспел в накопительстве, что РФ вошла в пятерку стран с самым большим золотым запасом, обогнав даже Китай: доля золота в валютных резервах России достигает почти 20% – это действительно очень много. Драгоценный металл нужен стране, чтобы быть застрахованной на случай тяжелых западных санкций – например, отключения от системы СВИФТ. При таком повороте сюжета можно пойти по пути Ирана и торговать нефтью на мировом рынке дальше, проводя операции, которые будут оплачиваться именно золотом.

Наконец, еще одна важная причина – удобное местоположение и лояльность Венесуэлы к российскому присутствию. В конце 2018 года появилась информация, что Россия намерена разместить военную базу на венесуэльском острове Орчилла, расположенном в Карибском море. Военное присутствие поможет Кремлю не только иметь некий противовес гегемонии США на материке, но и защитить свои вложения в регион. Добиться военного превосходства над Америкой в регионе не получится (рядом с Венесуэлой расположено около 10 американских военных баз), однако и Кремль может не остановиться лишь на одной силовой точке. Это действительно огромная шахматная партия, ни один игрок которой не намерен уступать своих фигур противнику.

Денег нет, но Кремль держится

Грянувший в Венесуэле госпереворот опасен для России – прямо сейчас Кремль вынужден наблюдать, как сгорают его капиталовложения в эту страну. И вариантов помочь Мадуро не так много – это либо силовой сценарий, который шокирует мировое сообщество и станет причиной новых санкций, либо вариант инвестирования в действующее правительство, чтобы тому хватило сил задушить конфликт самостоятельно. Выберет Россия один из этих путей или решит не предпринимать ничего и смотреть за ситуацией отстраненно – сложно сказать. Однако уже сейчас аналитики предсказывают худшие для Кремля сценарии – что будет, если Мадуро падет.

Прежде всего, новый глава страны повернется в сторону США. Россия потеряет все свои инвестиции в регионе и не сможет больше рассчитывать на латиноамериканские нефть и золото, доставшиеся такой непростой ценой. Во-вторых, Венесуэла может подать пример другим странам Боливарианского альянса. И тогда Россия потеряет свою постоянную группу поддержки в ООН. В-третьих, новым партнером Венесуэлы станет Китай, который давно засматривается на нефтяные запасы в стране. Если пекинские компании сменят на территории государства российские, возврата туда для РФ уже не будет, даже в отдаленной перспективе.

…Венесуэла должна России более семнадцати миллиардов долларов. Этими деньгами финансировались, в частности, поставки военной техники в страну. Еще шесть миллиардов долга у государства перед “Роснефтью”. Суммы внушительные. Но, видимо, пришло время попрощаться с этими деньгами. Увидеть их вновь Кремлю вряд ли удастся.

Наталья Смирнова

 

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf