В уходящем году Владимир Путин вступил в свой четвертый президентский срок – предположительно, последний для него в главном государственном кресле. Если отбросить скромность, с которой из вереницы лет его правления вычитаются годы президентства Дмитрия Медведева, то можно увидеть – у власти Путин уже 18 лет.

 

Ему предстоит стать вторым после Сталина властным долгожителем, обогнав Брежнева. И главные вопросы состоят в том, есть ли шансы, что Путин оставит после себя потенциал для будущего развития страны и позволит преемнику получить всю полноту власти? Или страна останется в стагнации и мифах о “вставании с колен”, а власть будет распределена между различными центрами, ключевой из которых так и останется в руках нынешней группы и ее лидера? Предполагается, что чтобы сохранить власть, отстранившись от президентства, Путин может пойти как минимум двумя путями.

 

Подвинься, Лукашенко

 

Согласно мнению ряда политологов, кремлевская команда видит потенциал для развития страны в следовании “крымскому сценарию”. Накануне главред “Эха Москвы” Алексей Венедиктов, близкий друг пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова и знаток “кремлевской кухни”, заявил, что тема ближайшей встречи белорусского лидера Александра Лукашенко с российским коллегой – “это не только нефть, ребята, это не только цены на прогонку, это не только обидки разные – это сущностная история, станет ли Беларусь Крымом в том или ином виде”.

 

 

Намеки на подобное на прошлой неделе делал и премьер-министр Дмитрий Медведев.

“Проект Союзного государства может быть совершенно иначе исполнен, если мы приложим старания к тому, чтобы реализовать договор, подписанный в декабре 1999 года. Включая создание структур, которые до сих пор не созданы, но которые этим договором предполагаются”, – заявил он.

 

Речь пока идет о создании единого эмиссионного центра, единой таможенной службы, суда, счетной палаты, проведения единой налоговой политики, политики в сфере цено- и тарифообразования. И если это будет исполнено, Белоруссия получит такие же цены на энергоносители, что имеют потребители в России, пояснил Медведев. Нет – извините.

 

В Минске это заявление сочли сенсационным, угрожающим суверенитету страны. Хотя существует мнение, что “размытие” границ идет уже давно, как и подталкивание к вливанию в Россию. Конечно, происходит это не без ведома официального Минска, хотя такой откровенной публичной провокации от России не ожидал, возможно, даже Лукашенко.

 

“Я же умею читать, и вы тоже, между строк. Я понимаю эти намеки. Можно проще сказать – получите нефть, но вы давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Как на это посмотрят в нашей и вашей стране и международное сообщество? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны. Поделить на области и впихнуть в Россию – этого не будет никогда”, – заявил президент Белоруссии.

 

Волнение Лукашенко, вызвано не только первым вариантом реализации “крымского сценария” – присоединение Белоруссии в том или ином виде. Но и тем, что его в одном из вариантов исполнения сценария устранят от власти. Существует мнение, что всерьез рассматривается возможность становления Путина президентом союзного государства. Сейчас в России нет такого поста. Но если будет нужно, он появится, и Владимир Владимирович после последнего срока никуда не денется. Лукашенко же от управления отодвинут полностью. И, конечно, белорусский лидер не хочет позволить этому случиться.

Смена кресла без смены сути

На прошлой неделе глава российского правительства Дмитрий Медведев намекнул россиянам на грядущие перемены. В декабрьском номере журнала “Закон” он опубликовал статью “25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью”, где порассуждал, какие изменения можно внести в основной закон страны, какое будущее ждет государство и почему каждый россиянин сам виноват в том, что происходит. Политологи полагают, что это зондирование почвы перед конституционной реформой. Однако ни о какой либерализации быть не может, ее суть – еще один вариант транзита власти.

 

О таком варианте рассказывает историк и политический аналитик Валерий Соловей. Он выступал с заявлениями на эту тему в ряде передач и также описывал “схему” транзита в своих соцсетях. 

По словам Соловья, главенствующая идея сейчас – введение в будущем Госсовета, глава которого будет иметь полномочия, какими сейчас обладает действующий президент. Глава государства, напротив, станет декоративной фигурой. Кто пересядет из президентского кресла в кресло главы Госсовета очевидно – по мнению эксперта, это место для Путина.

Еще варианты транзита власти, которые перечисляет Соловей, это сведение роли президента к представительским и символическим функциям до, наоборот, усиления и расширения президентских полномочий и учреждения поста вице-президента. Эксперт уверен – транзит должен быть осуществлен до 2024 года, чтобы “застать врасплох врагов внешних и внутренних”, не дать власть в “лишние”, “чужие” руки.

Параллельно, согласной конституционной реформе, ждут россиян и другие изменения. Среди них Соловей пророчит: будет сформирована новая конфигурация госвласти и управления, сократится число субъектов федерации (до 15-20) путем их объединения с целью удобства управления и нейтрализации сепаратистских тенденций, законы о выборах и политических партиях будут изменены не в пользу либерализации, будет введена государственная идеология, уменьшатся права и свободы.

В преемника Путина эксперт не верит – хоть из числа окружения главы государства, хоть из числа его родственников. Он уверен – транзит власти так или иначе произойдет именно таким способом, чтобы все вожжи как можно дольше оставались в руках Владимира Владимировича. А новый президент станет лишь лицом – номинально наличествующей картинкой.

“В то, что будет изменена конфигурация власти, в это я верю. В преемника – нет. Потому что второго Путина нет и не будет. Это факт. А уж как его оценивать, зависит от степени нашей испорченности”, – заявляет Соловей.

Новый Крым для президента

Моделирование постпутинского управления страной уже началось. Теоретически, времени у Кремля до 2024 года – до момента, когда окончится срок президентских полномочий Путина. Практически – передел нужно вершить как можно скорее, но при этом не совершая перегибов. Эксперты опасаются, что если кремлевская команда президента войдет в раж и начнет форсировать события, россияне ответят негативной реакцией.

Согласно свежему опросу “Левада-центра”, более половины россиян (61%) уверены, что Владимир Путин несет полную ответственность за проблемы, которые стоят перед страной. Также в последние месяцы регулярно обновляет свой новый минимум рейтинг поддержки президента. Согласно ноябрьским опросам, 66% доверяют нынешнему президенту и 33% — нет. Самым низким из когда-либо зафиксированных рейтинг Владимира Путина был в 2011 году: 63% опрошенных одобряли его работу, а 36% – нет.

 

Для проведения новых реформ и спокойной подготовки к транзиту власти Владимиру Владимировичу не помешал бы рост поддержки, чтобы не спровоцировать активизацию протестных настроений. В последний раз рейтинг к главе государства вырос в 2014 году на фоне присоединения Крыма. Кто знает, возможно, “присоединение” Белоруссии вновь подкинет поддержку Путина вверх. И тогда Кремлю удастся провести все, что было задумано, “без шума и пыли”.

 

Наталья Смирнова  

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf