Многие считают, что для президента Пятой республики это станет поворотным моментом, после которого станет ясно, сможет ли он продолжать реформы, направленные на дальнейшую интеграцию Франции в евроструктуры

— Надежда Узунова

Собственно, ставший триггером начала протестов налог на топливо – «сугубо европейская история». Аналитик подчеркнула, что многих протестующих возмутило именно то, что за их счёт будут проводиться реформы. Тем не менее, после второй субботы протестов президент Макрон в своём выступлении остался верен своим позициям, заявив, что изменит методы, но не направление. После этого выступления появились лозунги об отставке французского президента, а протест принял общенациональное измерение.

Политолог отметила, что французские протесты – не блажь столичных жителей. Они начались в провинции и лишь потом перекинулись в Париж. Спикеры «жёлтых жилетов» объясняют: участники движения полагали, что раз их не слышат с мест, надо заявить о себе в столице. Движение интересно своей децентрализованностью. У него нет единого лидера или группы лидеров. Причем много медиалиц, выступающих от имени движения в прессе, не имеют официального статуса: просто выбраны голосованием в соцсетях. Да и само движение собиралось из соцсетей. Люди сами записывали обращения, собирались в группы. Движение дистанцируется от политических партий и даже профсоюзов.

Повышение цен на топливо стало просто последней каплей, заставившей протесты выплеснуться на улицу. Манифестации по разным проблемам идут давно: до начала акций жёлтых жилетов протестовали врачи, медсёстры, полицейские. Молодёжь также долго протестовала против реформы образования, которую проводит правительство Макрона. В ее рамках изменяются правила поступления, лишая таким образом небогатых людей шанса получить высшее образование. Нынешние протесты – это в какой-то степени реванш голлизма. Те, кто выступают от «жёлтых жилетов» выступают за сохранение республики, за продвижение социального государства и за сохранение национального государства как приоритетной ценности. Французские протесты вскрывают проблемы европейского управления, которое становится всё более удушающим для государств, входящих в состав ЕС

— Надежда Узунова