“Желтые жилеты” шагают по планете. Протестные настроения охватывают все новые страны, но не трогают всетерпящую Россию

Французские протестующие вошли во вкус. После того, как правительство пошло на уступки и заморозило цены на топливо, демонстранты выступили с новыми требованиями, главное из которых – сократить социальное неравенство. И французы не намерены уходить с баррикад, пока не добьются своего.

Решимость французов вдохновила на протесты и остальной мир. Местные “желтые жилеты” выходят на улицы Бельгии, Сербии, Германии, Венгрии, Болгарии и других развитых стран. Но не России. Несмотря на гнет налоговой нагрузки, насмешки правительства и принуждение работать до смерти россияне безмолвствуют.

Капля, переполнившая чашу терпения

Массовые протесты захлестнули Францию в ноябре 2018 года. Тысячи французов в желтых жилетах вышли на улицы Парижа и других городов без выраженного лидера и без либеральной пропаганды – люди сами организовались в соцсетях и решили митинговать против действий правительства и президента Эммануэля Макрона.

Поводом для протестов изначально стали планы властей Франции поднять налог на дизельное топливо и бензин. Из-за этого в 2019 году бензин подорожает на 2,9 евроцента, дизель – на 6,5 евроцента за литр. В нынешнем году цены на топливо во Франции уже выросли на 15-23% – это рекорд с начала 2000-х годов.

К третьей неделе протестов относительно мирные массовые митинги первых дней переросли в настоящие погромы. На фотографиях, которые публикуются в Сети, можно увидеть, что свое право быть услышанными французы отстаивали грубой силой – поджигали машины, чтобы затруднить движение полицейских по улицам, били витрины, кидали в силовиков различные предметы. Всего с 17 ноября в манифестациях, которые становились все более небезопасными, приняло участие более 1 миллиона человек. Сотни из них получили ранения, четыре человека погибли. Париж понес убытков на 3-4 миллиона евро, Эйфелева башня была закрыта, а Триумфальная арка и ее музей пострадали от вандалов.

Эммануэль Макрон изначально не хотел идти на уступки протестующим, но 4 декабря правительство признало свое поражение перед народным гневом. Чтобы успокоить митингующих, был объявлен шестимесячный мораторий на повышение цен на топливо. Это можно было назвать победой, но французов она не удовлетворила. И желтожилеточники выступили с новыми, более жесткими требованиями.

Французский манифест

Вероятно, правительство Франции ожидало, что заморозка цен на бензин успокоит народный гнев. Однако акции 8 и 9 ноября, прошедшие уже после введения моратория, стали еще более жесткими. В Париж пришлось ввести бронеавтомобили национальной жандармерии и танки. Всех, кого подозревали в участии в акциях, задерживали превентивно – всего за решеткой оказались около 1500 человек.

Более того, французы не удовлетворились одной уступкой и выпустили в соцсетях манифест “Желтых жилетов”. В нем они выдвигают требования, которые, по их мнению, спасут страну от кризиса. Документ от манифестантов опубликовали французские СМИ. Вот лишь главные положения из него:

  • Созыв всенародного собрания для реформы налогообложения
  • Законодательный запрет на налоги, превышающие 25% состояния гражданина
  • Повышение на 40 % минимальной зарплаты, пенсий и прожиточного минимума
  • Создание новых рабочих мест в сфере здравоохранения, образования, общественного транспорта, правопорядка и прочих
  • Начало строительства 5 миллионов единиц доступного жилья, что приведет к снижению аренды, ипотеки, созданию рабочих мест в сфере строительства
  • Решение проблем с бездомными, предоставление им социального жилья
  • Уменьшение размеров банков и разбивание банковской монополии. Запрет банкам и вкладчикам заниматься биржевыми спекуляциями. Запрет “спасать” неликвидные банки деньгами налогоплательщиков
  • Аннулирование внутреннего долга как фикции, так как его не существует и он был выплачен уже много раз подряд
  • Изменение текста Конституции в интересах полновластия народа
  • Узаконивание общих референдумов по народной инициативе
  • Запрет лоббирования и схем влияния
  • Фрексит – выход страны из Евросоюза, возвращение политического, финансового и экономического суверенитета. Возобновление циркуляции собственной валюты
  • Прекращение практики бегства от налогов и возвращение 80 миллиардов евро, которые крупнейшие 40 компаний должны государству, но оно не торопится их требовать
  • Прекратить принятие потока иммигрантов
  • Прекращение дальнейшей приватизации и возвращение в собственность государству уже приватизированного имущества – аэропортов, железных дорог, автострад, парковок и так далее
  • Пересмотр национальной системы образования
  • Упрощение судебной системы. Сделать правосудие бесплатным и доступным для всех
  • Разбить медийные монополии, искоренить кумовство между СМИ и политиками. Запретить редакторскую пропаганду
  • Гарантировать гражданские свободы. Прописать в Конституции полный запрет на вмешательство государства в дела образования, здравоохранения и института семьи
  • Заново провести индустриализацию страны, с целью отказа от импорта, как причиняющего наибольший вред экологии
  • Немедленно выйти из НАТО
  • Законодательно запретить использование французских войск в войнах агрессии

В текущих условиях все требования манифестантов не смогут выполнить ни правительство Франции, ни лично Макрон, тем более, что большинство пунктов манифеста французы требуют реализовать незамедлительно. Однако документ и не создавался для того, чтобы быть исполненным побуквенно. Прежде всего, это демонстрация главных пожеланий французского общества, способ показать власти – мы не хотим быть зависимыми от НАТО и ЕС, мы не хотим принимать мигрантов, мы не хотим платить высокие налоги и видеть беззаконие во власти. Манифест “желтых жилетов” – это вступление в диалог с правительством. И он создан “с запасом” – за каждый из пунктов протестующие будут торговаться с государством, а государство с протестующими. И в таких условиях может родиться консенсус, который удовлетворит все стороны.

“Желтые жилеты” всех стран, соединяйтесь!

Как классическая страна революций, Франция с ее бензиновым протестом, переросшим в борьбу за социальное равенство, вдохновила отстаивать свои права и в других странах. Как сообщает Le Figaro, протестовать против слишком высокой стоимости жизни, возмутительных цен на топливо и глухоты правительства выходят в Бельгии, Германии, Болгарии, Сербии и Нидерландах.

По данным источника газеты в бельгийском правительстве, в Брюсселе протестные настроения еще находятся на зачаточной стадии – организуются для митингов еще не тысячи, а всего сотни людей. Активнее всего протесты в граничащей с Францией провинцией Эно, а также в соседних Намюр и Льеж. Чтобы не допустить парижских погромов, а также до того, как левая партия “Партия труда Бельгии” присоединится к протестам, правительство страны поспешило вступить с недовольными соотечественниками в диалог.

В Германии тоже вдохновились “желтыми жилетами”. Под слоганом “Революция началась” в немецких соцсетях мобилизуют местных протестующих. Помимо борьбы за покупательскую способность, немецкие активисты скандируют классические лозунги, которые власть отказывается слышать уже продолжительное время – они выступают против мигрантов и правительства Ангелы Меркель.

Свои “желтые жилеты” появились также в Болгарии и Нидерландах. А в Сербии к протестному движению присоединились даже политики – один из оппозиционеров облачился в символический жилет и пришел в таком виде в парламент.

Митингуют и Черногория с Венгрией. Накануне более четырех тысяч человек вышли на улицы Подгорицы, чтобы протестовать против ареста одного из оппозиционеров и гонений на других “вольнодумцев”. В Будапеште же тысячи венгров вышли протестовать против нового закона о труде и сверхурочных часах, который в стране назвали рабским. Они прошли по улицам столицы с плакатами “Заставьте вашу мать работать сверхурочно”.

Европейские “жилеты” против российских “терпил”

Французские социологи отмечают – уровень поддержки “желтых жилетов” в стране невероятно высок и к последним неделям протестного движения достигает 80%. Как пишут западные колумнисты, французский кризис стал лишь частью глобального кризиса, охватившего развитые страны. Торжество финансового капитала, деиндустриализация, рост социального неравенства и нелояльность властей к нуждам своего народа стали глубинными причинами, вытесняющим людей на улицы с транспарантами в руках.

Для французов, которые могут стать локомотивом мировой революции, триггером к протесту стали не только налоги. Граждане страны с 2017 года копят недовольство политикой Эммануэля Макрона – президент-миллионер, сформировавшийся в структурах банка Ротшильдов, он не скрывает, что представляет неолиберальную элиту и не спешит выполнять свои предвыборные обещания. Французы называют его президентом богатых, обманом протащившим во власть своих единомышленников. Дело в том, что Макрон и его движение “Вперед, Республика” воспользовались политическим хаосом летом 2017 года и получили абсолютное большинство в парламенте. Макроновское движение либерального толка, представленное малоподготовленными депутатами, имеет 308 мест в Национальной ассамблее, в то время как старейшая Социалистическая партия – всего 30, Национальный фронт – 8. В таких условиях составлять оппозицию на трибуне стало невозможно и логично, что недовольство вылилось в уличные протесты. Как полагают западные эксперты, сейчас снять социальное напряжение во Франции сможет только сакральная жертва – отставка Макрона.

Тем временем в России, которая живет никак не лучше Франции, хоть и “потоптанной” стальным сапогом тирана-Макрона, о протестах не слышно. Отличительная черта новой европейской революции – ее самостоятельность. У митингов нет идейных лидеров и организация людей происходит посредством соцсетей. Французская власть в растерянности блокирует Facebook и Instagram, занимается превентивными задержаниями, но митингующие переходят в Telegram и продолжают выходить на улицы. Протест не захлебывается, так как в нем нет ведущих и ведомых, и каждый протестующий – лидер.

В России о самоорганизации речь пока не идет. Как полагает лидер движения “Левый фронт” Сергей Удальцов, именно гражданская пассивность россиян провоцирует власть, которая чувствует безнаказанность, проводить все новые антисоциальные реформы. И конца этому испытанию терпения не будет до тех пор, пока терпение не лопнет. Но лопнет ли вообще? Об этом он пишет в своем блоге на “Эхе Москвы”.

“Когда только были озвучены планы российских властей по повышению пенсионного возраста, всем было понятно, что остановить этот “пенсионный геноцид” может только массовая уличная активность населения. Можно долго и небеспочвенно критиковать российскую оппозицию, но справедливости ради надо отметить, что эта самая оппозиция (в первую очередь – лево-патриотическая коалиция) несколько раз объявляла общероссийскую мобилизацию против пенсионной реформы (в июле и дважды в сентябре). Акции были, как правило, согласованные, никого не избивали и не расстреливали, водометов и слезоточивого газа, в отличие от Франции, тоже не наблюдалось. Убежден, что никаких веских причин, оправдывающих низкую активность россиян в деле отстаивания своих базовых социальных прав, просто нет. По факту, мы имеем дело с массовой психологией “терпил”, когда люди привыкли к роли жертв и не верят в свои силы. И с этим надо что-то делать, иначе наше унижение и ограбление неизбежно продолжится”.

Наталья Смирнова

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf