В четверг, 6 декабря, председатель российского правительства Дмитрий Медведев за круглым столом поговорил с пятеркой российских телеведущих, где открывателем полиинтервью выступил признавшийся в своем двойном гражданстве ведущий телеканала “Россия 1” Сергей Брилёв. Вопросы от лица “Первого канала” задавал, вероятно, лояльнейший из интервьюеров Петр Толстой, который попутно является депутатом Госдумы от партии “Единая Россия”. Когда-то интервьюер “первой кнопки” Ирада Зейналова тоже собралась за этим круглым столом, но на этот раз представляя канал НТВ, где она продолжила подводить итоги недели в авторской программе. В отличие от подобной беседы прошлого года журналиста с телеканала “Дождь” не позвали. Замыкала круг интервьюеров в этом году победительница в конкурсе «ТЭФИ-Регион» Ирита Минина, представляющая телеканал “Томское время”.

Других журналистов не позвали ни в качестве зрителей, ни в качестве тех, кто мог бы задать короткий вопрос в рамках формата “открытый микрофон”. Эта “посиделка” во главе с Дмитрием Медведевым проходила с неизменным участием представителей четырех СМИ правительственного пула. Самое интересное, конечно, не это, а то, какие итоги в этом уходящем 2018 году подвел премьер, которому с его же слов пришлось принимать на этот раз самое трудное решение за последнее десятилетие.

Пенсионная реформа — меньшее из зол

Назвав повышение пенсионного возраста в стране “самым трудным решением власти за последнее десятилетие”, премьер-министр Дмитрий Медведев одновременно назвал это и “наименьшим злом” для россиян. Глава Кабмина назвал конечный вариант повышения пенсионного возраста компромиссным и улучшенным. Он также признался, что абсолютному большинству людей эта реформа не нравится, но “если мы будем в экономике делать только то, что нам нравится, скорее всего, мы превратимся в отсталую и очень слабую страну”, заключил глава российского правительства.

До сокращения пожизненного иждивения депутатов Госдумы или хотя бы включения их в систему взимания пенсионных отчислений в общий Пенсионный фонд России (ПФР) наше правительство почему-то не додумалось. Вместо этого Дмитрий Медведев стал говорить о самом страшном из зол, что россиян устроило бы еще меньше, чем отсроченная пенсия. Это увеличение сборов в пенсионные фонды, что привело бы к упадку зарплат и перемещению зарплат в конверты.

Выставляется повышение пенсионного возраста в риторике Медведева как единственно возможное благо для уже пенсионеров, единственный способ увеличения пенсионных доходов. Якобы другого способа добиться среднемесячной прибавки для неработающего пенсионера в 1000 рублей нет и быть не может.       

Профицитный бюджет         

Поводом для гордости в разговоре с журналистами для Дмитрия Медведева стал профицитный бюджет. Согласно принятому Госдумой законопроекту о бюджете России на 2019-2021 годы, профицит в следующем году должен составить 1,932 трлн рублей. Каждый последующий год сокращение расходов в пользу увеличения доходов сохранится: в 2020 году закладывается профицит в размере 1,224 трлн рублей, в 2021 году — 952 млрд рублей. И это при том, что цена на нефть заложена в $40 за баррель.

Перед журналистами Медведев хвалился “существенно профицитным” бюджетом, подчеркивая, что тем самым мы [правительство — прим. ред.] “правильным образом распорядились доходами и правильным образом просчитали последствия решений, которые мы принимали”. Российское правительство сформировало профицитный бюджет впервые с 2014 года.  И это было бы поводом для радости, если весь полученный от продаж нефти по гораздо более высоким ценам профицит не был потрачен на покупку долларов для фонда национального благосостояния. Поэтому этот профицитный бюджет на самом деле дефицитный с урезанием большого числа статей расходов. 

Премьер не сказал, что план на ближайшие три года подразумевает изъятие из оборота около двух третей чистого притока валюты в страну. Экономисты считают, что в 2019 году скупка валюты станет второй крупнейшей статьей расходов бюджета. Она превысит траты как на оборону (2 трлн рублей), так и на полицию (2,8 трлн рублей) и уступит лишь ассигнованиям на социальную политику (4,6 трлн рублей).

Но об этом говорить не принято. Вместо этого с федеральных телеканалов и СМи правительственного пула россияне слушают о “запасе прочности” в российской экономике благодаря этим решениям.

Реальные доходы россиян

Позитивный настрой премьер Дмитрий Медведев сохранял и в обсуждении темы реальных доходов россиян, которые последнее время падали на протяжении пяти лет. По данным Росстата, в 2017 году реальные доходы россиян сократились на 1,7%, в 2016 году — на 5,8%, в 2015 году — на 3,2%, в 2014 году — на 0,7%. В этом году очередное падение началось в августе, когда россияне обеднели на 0,9%, в сентябре — уже на 1,5%. Тем не менее, уже в октябре Росстату удалось из статистики “выжать” неожиданные 4,3% роста реальных доходов. А в годовом выражении служба зафиксировала все-таки рост реальных доходов на 1,4%.

Не важно, как есть, а важно, как посчитают. Эти последние цифры помогли Дмитрию Медведеву держаться бодро на стуле перед журналистами. Он сказал о том, что к концу года рост реальных доходов в этом году составит 1,6%, и, вероятно, Росстат дотянет этот показатель до требуемой цифры. Гордится глава Кабмина также ростом реальных зарплат в 7,6%, акцентируясь на победе падения доходов. “Это означает, что мы переломили тренд на падение доходов. Это было самое страшное, самое опасное для страны, самое социально раскачивающее обстоятельство, самое нестабильное обстоятельство.”

Непонятно откуда Медведев взял рост доходов за последние два года, когда в последнее время по официальной статистике они падали два месяца назад.Только опять за кадром остается цифра в 10%, на которые упали реальные доходы россиян за последние четыре года. Люди продолжают жить бедно, выживая только за счет грабительских кредитов. А статистика Росстата умело корректируется благодаря бюджетникам, которым государство по необходимости подбрасывает деньги.

Оптимист Медведев      

Бодрость духа и хорошее настроение продолжает сохранять премьер-министр Дмитрий Медведев, который при всех трудностях и издержках оценил экономические итоги года позитивно. Увеличение НДС на 2%, рост акцизов на табак, алкоголь и бензин и другое утяжеление налогового бремени для россиян позитивный премьер назвал “результатом грамотного перераспределения источников финансирования целого ряда программ”.

Неисчерпаемый позитив Медведева помогает главе Кабмина с надеждой смотреть в будущее российской экономики и продолжать надеяться на среднемировые темпы экономического роста. По использующимся экономическим принципам рост ВВП ниже 3% считается стагнацией. Россия за 10 месяцев с трудом смогла выжать 1,7%, как сообщил Медведев. К 2020 году страна стремится показать темпы в 2%, а к 2023 году — 3%. Понимая цифры продолжать сохранять хорошее настроение — большое умение, в коем Медведев большой специалист.

Зато дышащий ему в спину глава Счетной палаты Алексей Кудрин связи с реальностью не теряет и излишним позитивом не страдает. Это он заявлял журналистам Bloomberg о том, что в 2019 году наша страна по темпам экономического роста не сможет перешагнуть и 1%. Пророчит более резкое замедление этого показателя, чем ожидает правительство. Также он заявил, что санкции стоят экономике России примерно 0,5 процентных пункта по росту ВВП. И когда в очередной раз правительство облажается и поменяет оптимистичный прогноз на реалистичный, то Кудрин опять окажется победителем.

Ксения Ширяева

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf