Идея “списка Белоусова” оказалась реализована с точностью до наоборот. Согласно замыслу, администрация президента хотела изъять у крупных компаний 500 млрд рублей сверхдоходов. Однако накануне оказалось, что вместо этого они получат финансирование из бюджета и льготы.

Что такое “список Белоусова”?

Помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов в августе предложил изъять более 500 млрд рублей сверхдоходов за 2017 год у 14 металлургических и нефтехимических компаний, а также у производителей удобрений. Перечень компаний и составил так называемый “список Белоусова”.

Сделать это предлагалось для исполнения майского указа президента Владимира Путина – в нем предполагается, что доля инвестиций в основной капитал в российском ВВП увеличится с 21 до 25%. И проект Белоусова мог бы в этом помочь.

Глава государства после ознакомления с проектом наложил на письмо своего помощника резолюцию «Согласен». Но, как отмечает пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, оно было с грифом «для служебного пользования» – то есть, предполагалось, что эта тема прежде должна быть проработана правительством.

Компании согласились отдать сверхдоходы?

После того, как идея отъема сверхдоходов у сырьевых компаний ради исполнения майских указов была озвучена, бизнес отреагировал на нее возмущением. Не понравилась стратегия и правительству – там “список Белоусова” собрал отрицательные отзывы.

В итоге было решено скорректировать проект и в середине сентября на встрече с предпринимателями первый зампред правительства Антон Силуанов и глава РСПП Александр Шохин взяли на себя ответственность за создание новой комиссии. Ее целью стало отобрать важные для государства проекты, в которые готов инвестировать бизнес.

Что сделала комиссия?

Комиссия под предводительством Силуанова и Шохина собрала три списка – пожелания от регионов, инвестпроекты, предложения от частного бизнеса. Среди них она искала те проекты, которые выгодны государству и бизнесу в данный момент, пишет The Bell. Экспертизу инвестиционной привлекательности проектов проводил ВЭБ.

В итоге был утвержден список из 174 проектов на 10 трлн рублей. Частный бизнес сообщил, что готов вложить в них 3 трлн рублей собственных средств. Остальные 7 трлн рублей необходимо взять из бюджета – в виде кредитов в банках, финансирования от институтов развития. Также государство должно помогать другими способами – не тревожить налогами, обеспечить льготами, предложить софинансирование инфраструктуры.

Таким образом, идея об изъятии у частных компаний сверхдоходов фактически превратилась в план господдержки бизнеса – вместо того, чтобы деньги забрать, компании будут спонсировать.

Все с этим согласны?

Совещание об инвестициях бизнеса в частные проекты провел накануне лично президент страны Владимир Путин. Там он выслушал от Силуанова текущее положение дел по “списку Белоусова”, идея которого в итоге развернулась на 180 градусов.

Эту трансформацию заметил присутствующий на совещании глава Счетной палаты Алексей Кудрин, которого метаморфоза удивила. Однако на его возмущение ответил сам автор идеи Белоусов – он сказал, что сейчас речь идет о создании условий, при которых бизнес будет вкладывать деньги в проекты, а не направлять на дивиденды, что тоже благо.

Сам Путин остался в целом нейтрален и прямо не поддержал ни Кудрина, ни Белоусова. По его словам, национальный бизнес не может быть не заинтересован в проектах, «потому что вложения в собственную экономику, они всегда самые надежные».

А бюджету все-таки были нужны эти “отнятые” деньги?

В мире действительно существует практика изъятия сверхдоходов, но она применяется в разных странах только для компаний, которые добывают сырье, а не перерабатывают. В “списке Белоусова” же далеко не только “добытчики”, и в частности поэтому эксперты называли его “сырым” и недоработанным.

Однако как так получилось, что изначальная идея в итоге трансформировалась в противоположную? Как говорил Белоусов “Ведомостям”, задача вовсе не получить деньги на реализацию нацпроектов. Главный принцип – “делиться надо”. Но теперь делиться будут не компании с государством, а фактически наоборот.

Экономисты полагают, что проект получения “лишних” 500 млрд рублей выглядел для правительства привлекательно, но не настолько, чтобы расшатывать рынок акций, рискуя просесть финансово в долгосрочной перспективе. Примечательно, что пока Минфин не заявлял о дефиците средств на исполнение нацпроектов, а проект бюджета готовится в штатном режиме. И потому, предполагает ряд аналитиков, в проекте Белоусова пока нет необходимости настолько, чтобы министерство отказалось от достигнутых компромиссов с ведомствами по нацпроектам. Так что для майских указов проект оказался как будто ненужным. Другой вопрос, что деньги могли пойти и непосредственно на улучшение жизни граждан. Но это не обсуждалось изначально и, видимо, не будет обсуждаться вообще.

Наталья Смирнова