Фото: kremlin.ru

Президент России Владимир Путин провел заседание Совета по науке и образованию. Глава государства остался недоволен текущей ситуацией в научной отрасли и припугнул, что скоро страна может не успеть запрыгнуть в последний вагон технологической революции, оставшись мировым аутсайдером.

О чем говорил Путин?

Главным тезисом, продвигаемым Путиным, стала необходимость технологического прорыва для России, поэтому нужно как можно быстрее его достигнуть, устранив все недостатки в системе. Вот о чем говорил президент:

  • Технологический прорыв необходим стране для выживания в текущих условиях и потому Россия нуждается в прорывных открытиях и разработках: “Это вопрос нашего существования, и более того, выживания в полном смысле этого слова. Знания, технологии, компетенции, кадры – это основа для реализации наших национальных проектов, для достижения наших стратегических целей… Нам нужны прорывные открытия и разработки, которые позволят создать отечественную продукцию мирового уровня” 

 

  • В сфере науки необходимо финансировать живые исследования в интересах страны, а не административные издержки

 

  • Существующая система заказов на научные исследования неэффективна, так как ведомства не выполняют поставленных задач. Причина – сами задачи плохо формулируются государством: “Получается, что государство дает деньги, а задачи, связанные с обеспечение государственных нужд, часто очень перспективные задачи, принципиального характера, не формулируются государством. Отраслевые министерства по сути устранили формулирование этих задач. И какими проблемами, какими вопросами заниматься, решают сами лаборатории” 

 

  • Приборы для фундаментальных исследований устарели.

 

  • Тематика фундаментальных исследований в институтах РФ не меняется годами, а результата так и нет.

 

  • Система контроля на всех этапах фундаментальных научных исследований неэффективна, критерии оценки их результатов необъективны.

 

  • Система финансирования научных учреждений работает неверно: “И вот обращаю внимание, у нас три категории научных учреждений – первой, второй, третьей категории. Насколько я понимаю, до сих пор учреждения первой категории финансируются так же, как учреждения третьей категории. Ну это что у нас, социалистическая уравниловка? А зачем мы тогда эти категории делали?”

Что предложил Путин?

  1. Установить единые требования к порядку предоставления госзадания на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также единые квалификационные требования к руководителям.
  2. Сделать экспертизу и оценку прозрачными, с понятными критериями на всех этапах исследования. По словам Путина, итогом прикладных исследований должны быть не отчеты и не количество разработок, а практический вклад от внедрения.
  3. Решить, какие приборы необходимы для решения каких задач, обновить приборную базу. Сделать инфраструктуру лучшей в мире, превратив Россию в магнит для ведущих исследователей.
  4. Увеличить доступность публикаций, созданных в рамках гражданских исследований за бюджетные деньги. Сделать более прозрачным процесс присвоения научных степеней и званий, присвоение званий академиков и членкоров академий наук.

Что происходит в науке сейчас?

Одной из главных проблем современной науки в России называется старение академической прослойки. Пришедшие в науку до 90-х люди давно уходят на пенсию, а молодежь не идет в отрасль – двадцать лет назад это было невыгодно и не престижно, сейчас мало что поменялось.

При этом на науку выделяется крайне малый процент ВВП, из которого академическая наука получает еще меньше. Ученые же ведут мировые исследования – и, как и заметил Путин, делать это порой приходится на устаревшем оборудовании.

Кроме того, новая система управления РАН не устраивает академиков. Бюрократия и чехарда в аппарате утомляют ученых и они предпочитают становиться теми самыми мозгами, которые утекают за рубеж – в комфортные условия для исследований и открытий.

Россия – научный аутсайдер?

Авторитет российских ученых в мире очень высок, однако сама наука в стране переживает не лучшие времена. Говорит об этом и сам Путин:

“Если мы и дальше будем распылять деньги, неспешно двигаться вперед, а то и просто пережевывать вчерашние проблемы, мы просто опоздаем, причем опоздать можем навсегда. Даже в последний вагон технологической революции не успеем прыгнуть”

Проблема в том, что на прошедшем заседании Совета по науке и образованию не было сказано ничего принципиально нового и не были даны революционные указания, которые действительно толкнут науку вперед. При этом основные стратегии научно-технологического развития России до 2035 года уже изложены в том числе самим президентом в одноименном документе – Путин подписал его еще два года назад. Однако как будут выполнены все планы и будут ли выполнены вообще – большой вопрос.

Наталья Смирнова

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf
Twitter: @gosrf