Путин на УВЗ Фото: РИА Новости

Необходимость развития российской промышленности – это классический постулат, который глава государства Владимир Путин повторяет от одной предвыборной кампании к другой.

Однако даже внимание президента не спасает отрасль от деградации, стагнации и криминализации – по оценкам экспертов, российская промышленность медленно умирает, а убивают ее никто иные, как государственные банки. Рассказываем, как и почему финансово-кредитные организации разваливают промышленность страны, богатея на трупах промышленных гигантов.

Красивые цифры – только видимость

Многие годы Россия по праву считалась одной из главных промышленных держав мира и одной из немногих стран, способных производить промышленные товары практически любого типа. После серьезного спада производства в 90-е, начиная с 2000-х годов, промышленность начала вновь поднимать голову.

Доля промышленности в ВВП страны остается стабильно высокой, а россияне остаются главнейшей движущей силой отрасли – в промышленности трудится около одной пятой части от общего числа работающих. Кроме того, Россия в 2017 году заняла 4 место в мире по объему промышленного производства – уступила страна лишь Китаю, США и Индии. Но сделано это было отнюдь не благодаря поддержке государства и государственных банков, а почти вопреки.

Российские банки банкротят предприятия?

На данный момент около 50 тысяч российских предприятий проходит процедуру банкротства. Эксперты подозревают, что далеко не всегда такой исход – вина собственников и управленцев, ведь доля дел по криминальным банкротствам год от года растет. И вина в этом лежит на государственных банках.

Телеканал “Царьград” даже представил схему, которой придерживаются могущественные мошенники из финансовых учреждений – это настоящая ловушка для предпринимателей.

  1. Банк одобряет предприятию кредит под залог активов с условием, что оценку залоговой стоимости проведет назначенная банком организация. Она оценивается как правило на 30-50% ниже рыночной стоимости.
  2. Заключается кредитное соглашение. Но банк не выполняет свои обязательства и задерживает отправку денег. Предприятие оказывается в состоянии неплатежеспособности.
  3. После первой просрочки по выплате процентов банк снижает стоимость залога еще на 40-50%. Теперь он уже не покрывает всего объема обещанных кредитных средств.
  4. Собственник остается без денег и начинает паниковать – ищет дополнительные залоги, распродает личное имущество, ищет поддержки у партнеров. В этот момент его начинают продавливать связанные с руководством банка посредники – угрожая уголовным преследованием, они требуют безвозмездной передачи активов.
  5. Порой собственник надеется на то, что закон на его стороне и отказывается. Тогда банк инициирует возбуждение уголовного дела, которое фактически фабрикуется “прикормленными” правоохранителями. Банк начинает процедуру банкротства и получает предприятие за бесценок.
  6. Собственника осуждают по “резиновой” статье – мошенничество или злоупотребление полномочиями. Предприятие перепродается заинтересованным инвесторам, убытки банка покрывает государство, а должностные лица банка делят барыши с рейдерами.

Разгул мошенничества на фоне дисфункции Центробанка

Тенденция к рейдерскому захвату успешного предприятия становится в последние годы все более популярной среди государственных банков. Они вызывают у собственников доверие – зовут к себе, позиционируются поддерживающими промышленность, дают миллиардные кредиты. Но в итоге все оказывается ловушкой – уже после заключения договора собственнику говорят, что дадут меньше денег, чем обещали, и что он не получит оборотных средств. Это точка невозврата – капкан захлопнулся, имущество начинает закладываться, а предприятие скоро превратится в банкрота.

Эта тенденция выявила полную дисфункцию российской системы управления. Государственные банки были созданы, чтобы кредитовать реальные секторы экономики, обеспечивать доведение кредита до инвестиций. В этом главная задача государственной банковской системы – помогать экономике. Но на деле у госбанков нет никакого механизма ответственности за выполнение своих функций –  они рапортуют прибылью. И потому совершенно не заинтересованы в реальной помощи промышленным предприятиям.

Ситуация выглядит уникально парадоксальной: объем экономики сжимается, объем кредита падает, кредитование производственного сектора скукоживается. А прибыли госбанков при этом растут.

И это происходит потому, что Центробанк не в силах контролировать финансовый рынок. Он бросил курс рубля в свободное плавание, что позволило крупным спекулянтам и госбанкам начать работать на обогащение самих себя, своих сотрудников. На этой почве процветает самый настоящий рейдерский захват, проводимый “в содружестве” с лояльными к банку правоохранителями, следователями и судами. И самое страшное – зафиксировать недобросовестное выполнение банком своих обязательств в рамках действующего законодательства почти невозможно.

Советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев уверен – Центробанк не участвует в мошеннических схемах напрямую, но в то же время не пытается изменить ситуацию.

Я не могу согласиться с тем, что ЦБ в этом участвует – он просто помогает госбанкам залатать дыры. И главными игроками в этой схеме являются именно государственные банки, как это ни печально. Для частного банка банкротство заемщика – это катастрофа. Заемщик не может вернуть деньги и даже если кто-то внутри банка в этом деле заинтересован, хозяева банка терпят убытки. Но в случае с госбанками – это просто лавина, когда предприятия отправляют на процедуру банкротства – на сегодня это 15 тысяч дел, 50 тысяч предприятий. Это делается умышленно преступными сообществами, чтобы отбирать имущество

— Сергей Глазьев 

Путин не указ, а “не кошмарить бизнес” – не про Россию

Президент России Владимир Путин уделяет много внимания проблемам в промышленности. Вопрос поддержки этого сектора экономики он поднимает как в ходе предвыборных кампаний, так и в течение плановых заседаний в правительстве. В прошлом году глава государства остался сильно недоволен – рост промышленности РФ по итогам 2017-го составил 1%.

“По итогам прошлого года промышленный рост в России составил 1%. Безусловно, это удовлетворить нас не может”, – подчеркнул Путин, призвав стимулировать экономический и промышленный рост более активно на всех уровнях власти.

Официальная позиция главы государства и правительства действительно определяется словами “перестаньте кошмарить бизнес”. Однако для госбанков проводимая где-то в высоких кабинетах политика не более, чем слова.

Показательный пример – по инициативе лично Путина ранее были созданы специальные поправки в уголовно-процессуальный кодекс, которые запрещают осуждать предпринимателей по обвинениям, связанным с хозяйственной деятельностью, с бизнесом. Однако предприниматели все равно “сажаются” – госбанки используют для этого “резиновые” статьи, а суды штампуют обвинительные приговоры, пока бизнесмены незаконно содержатся под стражей. Что-то сделать с этим государство или даже лично Путин почему-то не могут.

Выход есть, но воспользоваться им не дадут

Криминал в сфере государственных банков стал очень умным – одно дело об отъеме предприятия не похоже на другое. Разные люди, разные роли, разные инструменты давления на собственника. И все же экономисты называют несколько простых пунктов, которые смогут изменить ситуацию к лучшему. И реализовать их можно всего за несколько месяцев.

  • Сделать процедуру банкротства более прозрачной. Не отъемной, а направленной на оздоровление предприятия.
  • Ввести норму, которая предусмотрит ответственность банка за невыполнение своих обязательств, если это привело к банкротству предприятия
  • Ввести электронную форму на аукционных площадках, где продаются обанкротившееся предприятия. Это сделает невозможным мошенничество на этом поле.
  • Передать суду присяжных рассмотрение дел по “резиновым” статьям, где необходимо доказать наличие умысла для совершения преступления.

Реализовать эти изменения очень просто, однако сделать это не дадут – преступному сообществу, работающему на банкротство предприятий, это просто не выгодно. И чтобы обрубать позитивные инициативы на корню, представители мошенников из госбанков активно работают на законодательном поле. Они протаскивают поправки в закон о банкротстве, переписывают инициативы правительства.

По сути, со временем они отнимут у государства функцию малейшего регулирования в этом секторе и сами будут решать все вопросы, тем самым “узаконив” изощренное убийство российской промышленности.

Сейчас в подвешенном состоянии находится отнятого имущества на пять триллионов рублей. Эти предприятия могли приносить пользу стране и миру, поднимать экономику и промышленность на новый уровень, заниматься производством, обеспечивать тысячи людей рабочими местами. Но они были умышленно убиты ради получения сиюминутной прибыли. И будут убиты и другие. Ведь если правительство бессильно, Центробанк слеп, а слова президента не авторитет, то ничто не сможет остановить эту циничную машину, перемалывающие успешные предприятия в банкротскую труху.

Наталья Смирнова

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru
Facebook: @gosrf
Одноклассники: @gosrf