Понятно, что никто не хочет рубить сук, на котором сидит. Это также ясно, как необходимость декларирования доходов чиновников, находящихся на иждивении  населения.

Если уж наша система так устроена, что на федеральном уровне политики получают, помимо особых привилегий, еще и доходы за свою политическую деятельность, которые взимаются из бюджета, то справедливо требовать информацию о доходах с законотворцев и сенаторов, а также министров, вице-премьеров и др. Не должна их деятельность превращаться в злоупотребление. Если мы устраиваем свою политическую систему по лекалу правового государства с разделением властей и полномочий, то устранение конфликта интересов в политике должно стать основным. И так стало, но только не для всех.

В пятницу, 16 ноября, в одном из залов Госдумы можно было наблюдать интересную картину, как федеральные депутаты обсуждали успехи и пути устранения коррупции на местах, где её в принципе нет. То есть политики, чьи зарплаты составляют в среднем по 347,4 тыс. рублей после уплаты налогов, обсуждали успехи год назад введенных изменений в антикоррупционное законодательство, все из которых направлены исключительно на местное самоуправление. В эту группу, попавшую под реформу, входят сельские депутаты, которые в большинстве своем занимаются политикой на общественных началах. Не получая ни копейки за свои гражданские позывы повлиять на ситуацию в одном конкретном муниципалитете, они вдруг становятся жертвами своей же простоты: у этих людей теперь находят конфликт интересов из-за того, что они не покидают при политической деятельности свое основное место работы.

Рыба гниет с хвоста

Примерно от такой логики отталкивались собравшиеся в привилегированном круге депутаты федерального уровня.  Они обсуждали результаты своего законотворчества в отношении тех, кого на эту встречу не позвали. Представители местного самоуправления к дискуссии допущены не были. Их интересы в одного отстаивал председатель Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Алексей Диденко, входящий во фракцию ЛДПР. Именно он начал говорить о том, что основную нагрузку антикоррупционного законодательства несут муниципалы.

Когда мы говорим об эффективности мер противодействия коррупции, в первую очередь в публичной плоскости, то здесь нужно, чтобы был реализован принцип справедливости. Он заключается в соразмерности мер ответственности тому уровню власти, на которую распространяется. Сегодня я однозначно могу сказать, что этой справедливости нет. Основную нагрузку по декларационной кампании продолжают нести муниципалитеты: муниципальные депутаты и выбранные должностные лица, главы муниципальных образований. И в отношении них же установлен самый жесткий вариант ответственности, т.е. это либо удаление в отставку, либо досрочное прекращение полномочий.

— Алексей Диденко, депутат Госдумы, председатель Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления       

Вопреки каким-то партийным убеждениям позицию о том, что борьбу с коррупцией на муниципальном уровне нужно ослаблять, поддержал депутат от “Единой России” Андрей Марков, который также входит в комитет, возглавляемый "соколом Жириновского". Марков сказал, что часть муниципальных депутатов просто отказывается заполнять декларацию и слагают с себя полномочия. Более того, на местах проявляется массовый отказ от участия в выборах. Из-за этого сельских депутатов становится все меньше и меньше. Между тем это самый приближенный к людям тип публичной власти. Мало того, что муниципалы ближе, местное самоуправление еще и единственный в системе власти институт гражданского общества. И грубо говоря, он сейчас находится под антикоррупционной репрессией.

Фактически возникает ситуация отрицательного отбора на местах. Одна из причин — несоразмерность затрат на подачу декларации характеру общественной по сути работы. Заполнить и подать декларацию для депутата данной категории непросто, получить банковские справки в отсутствии отделений банков на местах и даже в районных центрах. Аналогично получить сведения об имуществе в госучреждениях, которых также нет даже в районах иногда. Добавим проблемное транспортное сообщение. Сама декларация не проста в заполнении, а любая ошибка — повод для прокурорского реагирования.

— Андрей Марков, депутат Госдумы, член Комитета по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления                   

Не возымели большой силы на привилегированных депутатов эти реалии жизни. Просто крупным политикам, разъезжающих на ведомственном транспорте с персональным водителем, сложнее понять мелких политиков, которые пользуются общественным транспортом и покупают продукты в таких же магазинах, что и выбравшие их жители муниципалитета. Они бы и рады, возможно, построить недостающие больницы, школы, ясли, оборудовать детские площадки и мусорки, улучшить дороги, но полномочия и местные бюджеты не позволяют. Стоит только такому романтику попасть в “черный” список коррупционеров, за казнокрадство народ в деревне или селе может поджечь ему дом или сделать еще какую “пакость себе на радость”, особо не разбираясь в вине конкретно этого человека.

Проблема в том, что бывают случаи, когда этой вины просто нет. Две цифры перепутал, поставил не там запятую — это уже повод для проведения прокурорской проверки. По данным прокуратуры, за 2017 год почти на треть (с 361 до 462) возросло число инициированных прокурорами процедур контроля за соответствием расходов доходам. По их результатам за год действия поправок в органы прокуратуры поступило 47 материалов, по которым прокурорами направлено 35 исков в суды на сумму 9,7 млрд рублей. При этом уже удовлетворено 26 из них на сумму 9,2 млрд. рублей. Почти в 4 раза (с 34,1 млн. до 134,9 млн. рублей) возросла совокупная стоимость обращенного в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений о его приобретении на законные доходы.

Голос регионов                        

Без всякого преуменьшения, но в соблюденном к дискуссии регламенте обратная связь с регионами составила не больше 10 минут. Привилегию высказаться в этот день имели представители двух регионов — Архангельской области и Башкортостана. И если первого ничто не могло сбить с толку (так четко, быстро и фактурно он говорил), то второго лидера регионального мнения заставили замолчать два вопроса от представителя администрации президента.

В не самой большой Архангельской области 2 100 депутатов, 200 глав муниципальных образований и все они предоставляют сведения о доходах. В итоге получается больше 4,5 тыс. справок. Как заявил директор правового департамента администрации губернатора и правительства Архангельской области Игорь Андреечев, за 2017-2018 год проводится 201 проверка, где 195 проводится в отношении муниципальных депутатов. И он признал, что по муниципалам у них введены более высокие стандарты антикоррупционной деятельности, чем по региональным депутатам. 

В Башкортостан только за 2017 год собрали 25 тыс. справок о доходах государственных муниципальных служащих. Каким образом обработать такой объем бумаг представления в республике нет, как, вероятно, и понимая, зачем это нужно делать, когда речь идет о самых минимальных коррупционных рисках. В Башкирии 895 муниципальных образований и почему на это должны быть затрачены управленческие человеко-часы непонятно. Можно заниматься реальными проблемами, а не перерабатывать кипы макулатуры, ради неточностей в декларации. Секретарь межведомственного Совета общественной безопасности республики Башкортостан Алексей Касьянов призвал либо отменить декларирование доходов у муниципальных служащих, либо упростить законодательство в этой сфере. Но такое предложение привилегированным депутатам не понравилось.

Если бы перед федеральной властью стояла задача защитить наиболее доступных для народа муниципальных депутатов и поселковых глав, то она бы это сделала. Если бы государственной власти было нужно поддерживать систему местного самоуправления, то проблема была бы решена, как это обычно бывает. В марте 2017 года Госдума приняла закон, внесенный президентом, об освобождении от подачи деклараций членов муниципальных избирательных комиссий, работающих на непостоянной основе. По сути, это аналогичная сельским депутатам категория лиц, которую президент решил освободить от доходной отчетности за год до выборов.       

Предложенные решения      

Архангельской области удалось решить проблему со справедливой ответственностью за ошибку в декларации, которая не превращалась бы в отставку. Здесь стали учитывать характер, тяжесть, обстоятельства, соблюдение других ограничений и предшествующее исполнение должностных обязанностей. Более того, в областной закон были перенесены рекомендации Минтруда РФ по критериям привлечения к ответственности государственных муниципальных служащих, учтя принцип коллегиальности и критерии смягчающей ответственности.

Под угрозой 160 тыс. россиян, втянутых в систему муниципального самоуправления. Возможности собрать необходимые для декларирования всех доходов сведения нет не только у муниципальных служащих, но даже региональных властей. Председатель Комитета Госдумы по федеральному устройству и вопросам местного самоуправления Алексей Диденко нашел два предложения, которые могли бы упростить оборот всей этой документации о доходах. И депутат заявил, что каждый декларант должен иметь право получить полную информацию по своему имуществу и счетам. И такой принцип должен распространяется на территории всей страны.

Нужно отразить в рекомендациях Госдумы, что Центробанк должен, как регулятор, работать с банками на территории России. Просто сейчас у банков только один интерес: не дать вкладчику или тому, кто открывает счет, полноты сведений. И очень часто коммерческие финансовые организации часто путают просто посетителя с государственным служащим, от “хвостика” в декларации которого зависит его дальнейшая судьба.

— Алексей Диденко, депутат Госдумы, председатель Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления       

Диденко сказал, что проблему с большим количеством справок может решить электронной цифровой подписью. Если где-то в селе нет этого инструмента, то пусть у декларанта будет логин и пароль и ему хватит часа, чтобы заполнить все поля информации. И часть проблем будет решена. Декларирование будет проходить быстрее и дешевле.   

Как видим, все в целом положительные попытки снижения коррупции в среде чиновников сводятся к тому, что самую большую ответственность несут не наиболее влиятельные и состоятельные служащие, а энтузиасты на местах. Более того, всю бумажную волокиту они спихнули регионам, добавив губернаторам и региональным правительствам головной боли. Так и живем. Остается только надеяться, что в будущем будут сделаны дальнейшие шаги, позволяющие и федеральным чиновникам не оставаться безнаказанными, прикрываясь размытостью формулировок и юридических расхождений.