Фото: RT

Россия и дальше готова изолироваться, теряя членство в международных неправительственных организациях, таких на ПАСЕ, где итак у нашей страны с 2014 года отсутствует право голоса. Российская власть от этих новостей ликует, потому что можно иметь еще больше оснований пренебрегать решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Генеральный секретарь Совета Европы (СЕ) Турбьёрн Ягланд пригрозил России приостановить членство в организации с июня 2019 года за систематическую неуплату взносов. После украинских событий Москва была отстранена от участия в работе руководящих органов, после чего сама стала рассматривать возможность выхода из Совета Европы, поскольку "дальше затягивать эту паузу бессмысленно".

Фото: AP

Если рассматривать конкретнее, то генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд говорит о лишении права России иметь представительства в Комитете министров (КМСЕ) и Парламентской ассамблее (ПАСЕ). Об этом он заявил в среду, комментируя на осенней сессии ПАСЕ в Страсбурге ситуацию с бюджетом Совета Европы.

С одной стороны, у России возникает вполне закономерный вопрос: зачем нам платить членские взносы, если остальные члены не хотят считаться с нашим мнением? После присоединения Крыма четыре года назад, когда российская делегация в ПАСЕ была лишена права голоса, Россия еще на протяжение трех лет оплачивала членские взносы, надеясь на восстановление своих полномочий. Уже в 2016–2017 годах не стала направлять заявку на подтверждение своих полномочий. И только в конце июня 2017 года стало известно, что Москва приостанавливает выплату своего взноса. В 2017 году взнос Москвы составил €33 млн при общем бюджете €454 млн. Наша страна до этого традиционно входила в пятерку основных крупнейших плательщиков Совета Европы, наряду с Францией, Германией, Италией и Великобританией.

Фото: Совет Федерации

Ответом на заявление генсека Совета Европы стала реакция председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, которая согласилась с тем, что решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) станут еще менее легитимными, если Россия не сможет вернуться к работе в ПАСЕ в привычном формате.

Надо понимать, что ПАСЕ — старейшая межправительственная организация Европы, основанная в 1949 году для содействия сотрудничеству в области стандартов права, прав человека, демократического развития, законности и культурного взаимодействия.  И когда Москва в 1996 году стала ченом ПАСЕ, то она обязалась привести свое законодательство и политическую систему в соответствие с европейскими нормами и согласилась на проверку этих обязательств. На сегодня Россия присоединилась к немногим больше 60 договорно-правовым актам СЕ, среди которых Конвенция о защите прав человека и основных свобод (за исключением протокола об отмене смертной казни — решение о моратории РФ принимала отдельно), конвенции, касающиеся защиты национальных меньшинств, предотвращения пыток, местного самоуправления, сотрудничества в области образования, спорта, кинопроизводства и т.д.

Сейчас для российских граждан, митингующих и устраивающих акции протеста, или просто защищающих свои ущемленные права всеми способами, жалоба в ЕСПЧ — последняя попытка выиграть судебное разбирательство. В первую очередь человеку требуется пройти все судебные инстанции в России, а уже потом, если решение суда осталось неизменным, он вправе в течение полугода подать заявление в Страсбург., где базируется Совет Европы. К примеру, в случае привлечения по статье 20.2 (нарушение законодательства о митингах), необходимо обратиться сначал в районный суд, а затем в суд субъекта РФ, который рассмотрит жалобу на постановление суда первой инстанции. И если суд второй инстанции оставить постановление о виновности без изменений, то в таком случае средства национальной защиты можно считать исчерпанными, а следовательно можно обращаться в ЕСПЧ.  Как видим, процедура затянутая и сложная, требует набор специальных документов.

Несмотря на это по итогам 2017 года в ЕСПЧ из России направили порядка 7,747 тыс заявлений. Больше на ущемления прав жаловались только жители Румынии. И даже из Украины, про политические и экономические кризисы  в которой нам постоянно транслируют с центральных каналов, было зарегистрировано меньше жалоб —  7,112 тыс.

Российская власть усматривает в деятельности наднационального института, защищающего права граждан, излишнюю активность и некое вторжение в сугубо государственные дела. Именно на стороне государства, а не европейского суда защиты гражданских прав выступает Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин. В своей программной статье, опубликованной в “Российской газете”, он пишет о том, что  ЕСПЧ  получил “все формальные возможности для того, чтобы целенаправленно изменять конвенционную систему и чрезмерно свободно воплощать в жизнь свою активистскую позицию”. При этом влияние граждан европейских государств на сам Суд практически сведено к минимуму, что, с одной стороны, позволяет обеспечить независимость данного органа, но, с другой стороны, делает его все более оторванным от реальных социальных потребностей и от реального консенсуса, который имеет место на уровне национальных государств. И нужно, по его мнению, создавать определенные "контрлимиты", которые не давали бы наднациональному юрисдикционному органу шагнуть слишком далеко.

Таких заявлений достаточно, чтобы убедиться: федеральная российская власть не готова отстаивать ценность прав и свобод граждан своей страны. Ей лучше выйти добровольно из Совета Европы по политическим причинам, убивая надежду тех, кто не может найти справедливости внутри страны. И выставляется такой провластный, сугубо корыстный интерес борьбой с излишним вторжением Европы в государственную политику.

Более оптимистичный взгляд на вещи дает немного другие объяснения. Процесс вынужденной или избранной изоляции России от Европы движется.

Выход из Совета Европы просто очевиден, неминуем, но даже экономически выгоден, т.к. мы перестаем платить миллионы евро за пренебрежение к нашим собственным интересам.

Ксения Ширяева

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru

Facebook: @gosrf

Одноклассники: @gosrf