Если раньше волна назначений врио поднималась за полгода до выбора губернаторов, то сейчас времени на обработку электората креатурам Кремля решено было давать вдвое больше. Вероятно, чтобы не повторился “приморский прецедент”, где пришлось срочно спасать ситуацию.

О выборах губернаторов в России

Направляются кандидатуры на замещение ушедшего в отставку губернатора по решению главы государства. Но окончательно возглавить регион он может только после выборов. Из 85 регионов России в 75 региональный топ-менеджер избирается по итогам прямых выборов, когда избиратели голосуют за кандидата на избирательных участках. В остальных десяти субъектах РФ — в республиках Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Крым, а также в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках, в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком и Ненецком автономных округах, — территориальных глав выбирают местные парламентарии, а не население. Но свое волеизъявление народ может выразить во время выборов в республиканский или окружной парламенты.

Формально все звучит демократично, но на деле происходит слишком централизованно. Дело в том, что в регионах действует “муниципальный фильтр”, который часто приводит к устранению оппозиционных кандидатов. В регионах это ограничение участие в выборах варьируется от 5 до 10% голосов муниципальных депутатов, выразивших поддержку кандидату. Причём эти депутаты должны представлять не менее 75% от общего количества муниципальных образований в субъекте федерации. В Белгородской и Ярославской областях сейчас действует самый низкий фильтр в 5%. В Рязанской, Амурской и Брянской областях он составляет 7%. Самый высокий “муниципальный фильтр” в 10%  точно установлен в Новгородской и Томской областях. Это приводит к скупке подписей, устранению неугодных региональной власти соперников и прочим злоупотреблениям. Позиционируется этот эффективный способ устранения свободной политической конкуренции как желание отсеять на предварительном этапе “лишних” кандидатов, далеких от политики. Правда, в этом контексте борьбы за “чистоту выборов” очень странно выглядит возможность участия лиц с погашенной судимостью.

Нефильтрованные выборы   

Когда идут споры о том, можно ли считать российскую политику публичной или нет, вспоминайте губернаторские выборы. Часто в российских избирательных кампаниях вместе с фигурой, одобренной президентом, появляется несколько никому неизвестных лиц, которые не особо активно и пытаются бороться с главным кандидатом. Политтехнологи называют их “техническими” и нужны они для создания имитации конкуренции на выборах. На самом деле всех реальных кандидатов отсеял “муниципальный фильтр” еще до начала выборного процесса.

В США вместо “муниципального фильтра” отбор ненужных кандидатов происходит во время праймериз. Почти в одной трети штатов кандидаты определяются только в ходе этих предварительных выборов, в других штатах наряду могут дополнительно использоваться и другие способы выдвижения кандидатов. Губернаторы и другие выборные должностные лица исполнительной власти в США избираются по единому избирательному округу, охватывающему всю территорию штата. В Штатах кандидаты публично выступают на мероприятиях, агитируют на выборы, ездят по штату, общаются с избирателями — в общем, делают все, чтобы во время голосования избиратель выбрал в бюллетене именно его.

В других странах, например Мексике и Микронезии (штаты расположены на Каролинских островах в Тихом океане), вместо “муниципального фильтра” на губернаторов распространяется “ценз оседлости”. Чтобы стать губернатором в Мексике надо либо родиться в штате, от которого ты собираешься избираться, либо проживать на его территории не менее пяти лет. Более жесткое ограничение действует на территории микронезийских штатов, где пост губернатора может получить только тот, кто родился и прожил на данной территории не менее 10-25 лет (в зависимости от региона). Что касается российской действительности, то у нас в губернаторах часто видят “варягов”, которые в условиях кадрового дефицита часто не связаны с регионом не только происхождением, но даже местом работы. Возьмем недавнее назначение врио губернатора Липецкой области Игоря Артамонова, который происхождением связан со Ставропольским краем, а опытом работы имеет сугубо в банковской сфере.

Игорь Артамонов Фото: РБК

В России не важно, связан ли ты с регионом, а важно — доверяет ли тебе президент. Самые скандальные отставки губернаторов происходят как раз с формулировкой “утрата доверия”. Но никто во время назначения губернатора почему-то не принимает во внимание доверие народа.

На минувших выборах резонансом стала победа местных кандидатов, в которых федеральная власть привыкла видеть исключительно спарринг-партнеров для создания видимости конкуренции и не более. То, что произошло в Хабаровской крае и Владимирской области, продолжает происходить в Хакасии и Приморье, показало, что строгая вертикаль власти регионам не нужна.

Регионам нужны местные активные политики, которые хорошо владеют спецификой и достаточно любят свой родной край, чтобы молча отдавать все деньги в Москву, забывая попросить часть этих средств обратно в регион на благоустройство и развитие инфраструктуры.

Ксения Ширяева

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru

Facebook: @gosrf