Началось все с инсайда The Bell 2 октября, причем, издание не преминуло вспомнить экстремальный план главы ВТБ Андрея Костина, предложившего ряд жестких мер по ограничению хождения доллара на внутреннем рынке, вплоть до перевода валютных счетов в рубли. Уже на следующий день последовали официальные заявления.

Вначале пресс-служба правительства подтвердила слухи и успокоила граждан.

Финансово-экономический блок правительства прорабатывает лишь вопрос снижения зависимости экономики от доллара, среди обсуждаемых мер – создание стимулов и механизмов для перехода внешнеторговых расчетов компаний на национальные валюты. У правительства РФ нет планов по отказу от долларовых расчетов, запрету на хождение доллара, каких-либо других ограничений.

 

– пресс-служба правительства РФ

Как видим, от предложений сильно обозленного на «вашингтонский обком» Костина (он фигурирует во всех санкционных списках США) в правительстве отреклись.

Работа в этом направлении не связана с какими-либо личными инициативами, высказываемыми на различных площадках, и отражает стратегическую линию правительства.

 

– пресс-служба правительства РФ

А поподробнее?

Вскоре члены правительства дали более развернутые объяснения.

– То, о чем мы сейчас думаем в правительстве, – это создание дополнительного комплекса стимулирующих мер для того, чтобы пользоваться другими валютами было гораздо удобнее. Этот процесс идет с Китаем и рядом других стран, расчеты в национальных валютах увеличиваются. Но для того, чтобы таки расчеты были экономически выгодными и эффективными, важно снижение издержек предприятий и населения при конвертации, – отрапортовал 3 октября в Совете Федерации министр экономического развития Максим Орешкин.

– Будем делать налоговые преференции, будем говорить о более ускоренном порядке возврата расчетов по валютным выручкам, возврата НДС по экспортным поставкам. Будем создавать стимулы для перехода на расчеты в национальной валюте. Считаю, что это абсолютно правильное решение, – резюмировал в эфире «Россия 1» министр финансов, первый зампред правительства Антон Силуанов.

Как это будет выглядеть?

Напомним, разговоры о «независимости» от доллара идут уже очень давно. В последние годы все чаще поднимается вопрос о торговле между Китаем и Россией за рубли и юани. Недавно и Турция заявила о готовности торговать с Россией парой лира-рубль.

По всей видимости, правительство планирует усилить работу в этом направлении. С ЕС торговать за евро-рубль, с Китаем – за юани  и т.д. Эксперты называют перспективными в этом смысле Венесуэлу, Индию, Иран и т.д.

Это следующий шаг после наращивания золотого запаса ЦБ РФ, минимизация валютных резервов. И Россия, и Китай находятся под санкциями, для них перейти на расчеты в национальных валютах было бы логичным ответом на давление США. По крайней мере, гос.предприятия вполне способны вести крупные расчеты в нац.валютах.

– Анатолий Гагарин, руководитель Уральского филиала Фонда развития гражданского общества для «Регионов online»

Соответственно, расчеты за газ можно свести к паре евро-рубль и т.д.

Анатолий Гагарин также уточняет, что подобные реформы должны делаться крайне осторожно, чтобы не спровоцировать население на резкие и необдуманные действия. Вероятно, именно поэтому правительство описывает свои планы крайне обтекаемо.

Критика

Возникает вопрос, почему же это не было сделано раньше? Даже переход на пару рубль-юань который год находится в стадии обсуждения.

По мнению эксперта Олега Молчанова, все вышеприведенные официальные заявления являются всего лишь популизмом.

Смысл имела бы только одна мера: обязать предприятия вести внешнюю торговлю за рубли. Но от этой инициативы отказались. Бизнесу это не нужно

– Олег Молчанов, член Ассоциации политических юристов и РАПК для «Регионов online»

Как считает эксперт, России, Китаю, другим странам переход на расчеты в нац.валютах принесет только дополнительные проблемы. ЦБ придется администрировать подобные сделки, ведь экспортным предприятиям придется где-то брать валюту партнера.

Межвалютные операции удорожат себестоимость товара и, в итоге, могут спровоцировать снижение курса рубля, который и так в последнее время чувствует себя нестабильно.

Для выполнения планов правительства, ЦБ придется закупать юани, турецкие лиры и другие валюты. Но все они, кроме евро, на жаргоне экономистов называются «слабыми валютами»: подвержены колебаниям курса, не застрахованы от девальвации и т.д. Пойдет ли Центробанк на такие риски?

Именно поэтому международная торговля ведется в самой «сильной валюте» – долларе.

Даже стоимость барреля привязана к доллару. Так что для России, наибольшую долю экспорта которой составляют энергоресурсы, расчеты с ЕС в евро придется все равно производить с оглядкой на доллар. По расчетам экономиста Тимура Нигматуллина, продажа нефти за рубли будет стоить экономике России 4-8 млрд в квартал из-за расходов на хеджирование, страховку, конверсионные операции.

Складывается парадоксальная ситуация. Политика США в отношении России прямо влияет на курс рубля (он падает после каждого пакета санкций) и надо что-то делать. С другой стороны, доллар является самым удобным и дешевым инструментом для внешней торговли и слезть с «долларовой иглы» чревато прямыми потерями, что тоже экономике на пользу не пойдет.

Будем надеяться, что правительство действительно понимает, что делает, и отвязка от доллара будет происходить взвешенно и постепенно. Но зачем тогда вообще было поднимать этот вопрос? И заявления Костина, и инсайд The Bell можно было и просто проигнорировать или опровергнуть.

Сергей Мальцев

Читайте нас также:

Telegram: @gosrf_ru

Facebook: @gosrf