На фоне паники среди губернаторов и недовольства администрации президента итогами выборов в регионах под потенциальными “отставниками” стали подразумевать тех, кто показал не  самый уверенный результат в регионе на прошедших выборах. Но региональная политика такова, что в любом регионе всегда есть те, которые хотят занять место действующего губернатора, поэтому в таком потоке приходится отделять утечки от вбросов в пользу тех, кто хочет перехватить власть в регионе.

Глава Алтайского края Виктор Томенко Фото: Коммерсант

Так стали возникать разговоры о том, что своего места может лишиться избранный в этом году глава Алтайского края Виктор Томенко из-за своих неуверенных результатов на выборах. На выборах он набрал 53,61%, что спасло его от второго тура. Поползли слухи, что это может привести к потере доверия и ротации. Но, как сказал нам человек, проработавший несколько лет на администрацию президента, где курировал вопросы внутренней политики, один этот фактор никогда не был решающим в оценке эффективности губернатора.

Человек выиграл эти выборы и победил честно. Какое количество процентов он набрал не важно. Главное, что он вышел победителем. Соответственно, никто его убирать не будет. Он ни в чем не провинился ни перед регионом своим, ни перед страной в целом. Уверен, что будет работать на своём месте, и ничего с ним не случится.

– Андрей Колядин, политтехнолог, российский государственный деятель, бывший сотрудник администрации президента РФ

Несмотря на это устоявшееся в администрации президента мнение, у некоторых губернаторов просто не хватает федеральной поддержки, чтобы организовывать себе встречи с президентом страны, чтобы привести деньги в регион. Особенно, если это дотационный регион с неразвитой экономикой, как Курганская область.

Еще вчера Губернатор Курганской области Алексей Кокорин Фото: РИА Новости

Сегодня стало известно, что Алексей Кокорин уходит в отставку. Нельзя сказать, что это плохой управленец, потому что до своего назначения он 18 лет управлял Шадринском, вторым по численности в области, и до сих пор его вспоминают местные, как эффективного менеджера. Когда его в 2014 году назначили губернатором, его приписывали к креатуре уральского полпреда Игоря Холманских, который недавно потерял свой пост. После этого риски потерять должность для Кокорина усилились. Хотя в разговоре с нами бывший сотрудник администрации президента Андрей Колядин сказал, что для эффективного топ-менеджера это никогда не было проблемой:     

“может уйти хоть весь политический бомонд России, а он останется”.

Можно быть человеком совсем далеким от политики, но достаточно несколько месяцев понаблюдать за рабочими встречами в Кремле или президентской резиденции, чтобы понять, кто в стране принимает решение о назначении или отставке того или иного губернатора. Причем критерии эффективности менеджера замыкаются в лимите доверия главы государства в поставленным в регионах управленцам и вере в то, справится он с местной региональной элитой без народных протестов или нет.

Андрей Тарасенко Фото: DV.KP.ru – Комсомольская правда

В свою очередь территориальные главы не самых экономически самостоятельных регионов приобретают очертания таких слуг федеральной власти, вечно просящих денег у своего начальства. “Временщик” Андрей Тарасенко, с позором проигравший выборы в Приморье, успел попросить у президента только новую должность, которую, кстати и получил, в Росморречфлоте. Более опытные губернаторы просят не для себя, а для региона. К примеру, упомянутый уже выше губернатор Алтайского края Виктор Томенко в конце августа, перед выборами просил у российского лидера финансовой помощи на ремонт дорог и взлетно-посадочной полосы барнаульского аэропорта, достройку художественного музея и покупку дорогого медоборудования.

Еще раньше, во время активной фазы избирательной кампании губернатор Красноярского края Александр Усс жаловался президенту на отсутствие согласованных бюджетных средств на благоустройство Красноярска перед Универсиадой-2019. Региональный топ-менеджер просил 5 млрд рублей для сноса ветхого и аварийного жилья в региональной столице. По его словам, выделение средств было одобрено и деньги регион получил.

Эти “крестовые походы” за деньгами в федеральную столицу, вероятно, и помогли главам Красноярского края и Алтая одержать победу на выборах и не довести ситуацию до второго тура, где голосование за кандидатов от оппозиции только активизируется при протестной повестке.  

Выстроенная за 18 лет руководства страной парой Путин-Медведев вертикаль власти подчинила очень жестко подчинила себе всю региональную политику. До такой степени, что сейчас даже мэры городов видят необходимость просить денег у Кремля, чтобы улучшать благоустройство городской среды в управляемом ими городе. Так в июне мэр Новосибирска Анатолий Локоть записал видеообращение, адресованное президенту Владимиру Путину, с просьбой дать денег на строительство метро Новосибирска, где работают 13 станций и последняя была построена в 2010 году.

Если учесть, что выборы мэра в Новосибирске запланирована на 2019 год, то это можно считать частью избирательной кампании, чем политики, потому что ориентировано видеообращение скорее на избирателей, чем на главу государства, которому вряд ли хватает времени смотреть ролики на Youtube. По крайней мере, лично. Тем более, что это не типично новосибирская проблема, потому что, к примеру, в Екатеринбурге аналогичная проблема. В столице Свердловской области работает только 9 станций метро, из которых последняя была открыта в 2012 году. Когда должность мэра здесь еще была, занимающий её Евгений Ройзман не записывал видеообращений с просьбой помочь достроить метро.                      

Такая система не может генерировать талантливых управленцев. Как поделился с нами политтехнолог Андрей Колядин, который с 2009 года в течение трех лет возглавлял департамент региональной политики Управления Президента РФ по внутренней политике, что идеально было бы, если губернаторы зависели от жителей своего региона, а не воли президента. Когда люди сами выбирают себе губернатора, то территориальное управление можно считать идеальным. Сейчас за регионы этот выбор делает Москва, что подрывает доверие к решениям “назначенца” Кремля и мешает движению талантливых региональных  политиков.

Главное в этом, что люди, которые бы избирали, поддерживали губернаторов, и сами управленцы ориентировались бы на интересы именно людей. Если они не будут выполнять свои обязательства перед народом, то они не будут ответственными начальниками, и их не изберут в следующий раз. Нынешние губернаторы ориентируются на Москву, которая всех назначает. Это серьезно снижает их эффективность и подрывает легитимность, потому что люди к московским назначенцам относяться негативно. Они знают, что региональные менеджеры, знающие и любящие свой регион, более подходят для должности губернаторов и республиканских глав. Соответственно, я считаю, что прямые выборы без всяких “муниципальных фильтров” и других попыток встроить эту систему отбора, которые внедряются федеральным центром, это был бы оптимальный вариант генерации нового подхода к выборам.            – Андрей Колядин, политтехнолог, российский государственный деятель, бывший сотрудник администрации президента РФ

Система не идеальна, поэтому без толку пенять на губернаторов, у которых связаны руки и они вынуждены клянчить деньги налогоплательщиков своего региона у федеральной власти, которая принимает решение возвращать эти деньги в регион или кидать на то, что по их сугубо личному мнению, важнее в данный момент.

Ксения Ширяева