Как проявилось протестное голосование в регионах, где губернаторы смогли победить в первом туре

Большая явка, предварительные договоренности глав с региональными элитами и ощущение состязательности кандидатов отличают региональные избирательные кампании в этом году. Но насколько эти ощущения оправданы, если исключить вторые туры сразу в четырех регионов, где действующие руководители не смогли набрать половины голосов, заведомо проиграв кампанию кандидатам оппозиции? Если коротко, то верны в целом по стране ситуация оказалась менее сенсационная, но причина этого не в вялой гражданской активности избирателей, а отсутствии реальных персоналий, готовых взять на себя управление регионом.

 

 

В поле нашего зрения практически не попали выборы губернатора в Орловской области, где победил коммунист. Андрей Клычков набрал здесь в первом туре 83,55% голосов при немыслимой для остальных регионов явки в 57,76%. Но никакой победы коммунистов здесь не было. Регионы и раньше возглавлял губернатор от КПРФ Вадим Потомский, которого по распоряжению президента Владимира Путина 5 октября 2017 года было решено заменить на более примелькавшегося в столице коммуниста из Мосгордумы, которым и был Клычков. В результате шумиха о протестах и митингах против пенсионной реформы и превращение выборов в референдум против антисоциальной реформы даже способствовали победе выбранного Кремлем кандидата. Оппонентов от “Единой России” здесь власть не выдвигала, поэтому результат получился у этого назначенца однозначно положительный.

 

 

Еще одними “договорным” выборами получилось избрание главы Омской области, где также свои управленческие позиции защищал эсер Александр Бурков, которого в ходе прошлогодних осенних ротаций президент назначил врио губернатора. Самовыдвиженец с рекомендацией Путина и без участия в предвыборной гонке коммунистов получил какие-то фантастические 82,56% электоральной поддержки при явке в 43,6% избирателей. Остальные кандидаты от ЛДПР и ПАРТИИ РОСТА здесь набрали 8,5% и 2,35% голосов. Но отметим, что в этом регионе заранее ставка Кремля была сделана на члена “Справедливой России”, который шел на выборах самовыдвиженцем.

 

Тем не менее, снижение поддержки “Единой России” привело к росту реальной конкуренции на выборах региональных глав. Впервые за долгое время победы врио губернатора в первом туре оказались не с таким большим отрывом от сильнейшего оппонента, чем это происходило на региональных выборах ранее. Так в шести регионах избранный губернатор получил между 60 и 70% голосов избирателей, в

трех – между 50 и 60%, отмечают составители итогового по выборам доклада фонда “Либеральная миссия”. В первую категорию попали Красноярский край, Новосибирская, Ивановская, Тюменская, Нижегородская области  и Подмосковье. Если слабая поддержка для губернатора Московской области Андрея Воробьева стабильна, то вот низкие результаты показали врио остальных перечисленных субъектов, которые еще ко все прочему являются сменщиками бывших ранее губернаторов, полетевших в ходе осенних прошлогодних ротаций. Например, в Красноярском крае назначенный на губернаторство год назад Александр Усс набрал 60,19% голосов при высушенной явке в 28,91% избирателей. Его оппоненты, которых можно назвать “техническими кандидатами”, потому что они практически не проявляли никакой активности в ходе выборов, поделили между собой треть всех голосов. Кандидат от ЛДПР получил 23,34% электоральной поддержки, а “справедливоросс” — 12,32%. И сейчас остается только гадать, каких сенсационных результатов мог достичь ЛДПР в этом регионе, если бы избиратели не решили бойкотировать выборы.

 

 

Еще более шаткое положение получилось у губернаторов Чукотского автономного округа, Алтайского края и Амурской области. По итогам единого дня голосования им только-только удалось перескочить необходимые 50% голосов избирателей, чтобы не доводить ситуацию до второго тура. Однако результаты двух последних ныне уже избранных губернаторов — Виктора Томенко в Алтайском крае и Василия Орлова в Амурской области — как-то еще простительны, потому что времени у этих назначенцев Кремля было совсем мало, чтобы подготовиться к выборам. Президент назначил их врио в мае этого года и у управленцев было грубо четыре месяца, чтобы сформировать команду и подготовить свой электорат.

 

 

Более непростительной в этом контексте выглядит вялая победа главы Чукотки Романа Копина, которого не слышно и не видно в публичной политике, хотя он руководит вверенным ему регионом уже 10 лет. Отметим, что главы Владимирской области и Хакасии, которые вышли во второй тур и закончили кампанию однозначным поражением, тоже или из обоймы засидевшихся губернаторов, выдвигающихся от “Единой России”. Роману Копину на этих выборах удалось набрать 57,83% при запредельной, очевидно вымученной явке в 60,17%. Спасло чукотского губернатора то, что против него на выборах не были выставлены настроенные на победу политики. Слишком “техническими” выглядят малоактивные и никому не известные кандидат от ЛДПР Юлия Бутакова и кандидат от КПРФ Владимир Гальцов, за которых все равно на выборах проголосовало 18,46% и 12,24% жителей Чукотки соответственно.

 

Таким образом, мы видим, что наиболее активно протестное голосование проявилось больше частью в регионах, где Кремль поставил свои креатуры недавно в ходе последних и прошлогодних ротаций. Ситуация же с дальневосточными регионами показала, что Москва совсем забыла про ту азиатскую часть России, которую должны активно осваивать благодаря “дальневосточному гектару”. Засидевшиеся губернаторы и назначенцы, считающие, что доверия президента им будет достаточно для победы, просчитались. Как и аппарат президента, рассчитывающий на то, что Дальний Восток купится на те обещания, которые рапортуют на федеральном уровне. Приморье, Хабаровский край, Чукотка запульсировали.

 

Ксения Ширяева