Сегодня в нижней палате российского парламента прошло голосование по поправкам пенсионной реформы. Это стало вторым чтением законопроекта, предусматривающего повышение пенсионного возраста в России. Больше никаких изменений внести не получиться. В этот понедельник закончился срок приема всех поправок, сегодня большинство их парламентарии не поддержали, и ничто не мешает власти принять проект окончательно в третьем чтении, где уже никакие изменения не предусмотрены регламентом.

На сегодняшнем заседании рассматривали 324 поправки, которые были предложены для совершенствования педалируемых правительством пенсионных изменений, откатывать которые власть не собирается, несмотря на рост общественного недовольства. В толще этих трех сотен поправок девять были предложены президентом, а 32  — регионами. До этапа второго слушания закона о пенсионной реформе дошли предложения Ямало-Ненецкого автономного округа, Оренбургской, Пензенской и Кировской области. Дошли, но не прошли. Зато все поправки президента были приняты единогласно, первым делом и без всякого депутатского ропота.

Со стороны все это действо напоминало унылую и затянутую комедию нашей политической действительности. Для удобства комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов разделил все поправки на две таблицы, где в первую попали топовые предложения (президента, партии власти), а во вторую засунули тот самый излишек, который никто принимать не хотел (предложения парламентской оппозиции и регионов). Дирижером этого фарса выступал спикер Госдумы Вячеслав Володин, который успевал нахваливать инициативу президента, благодаря которому закон стал якобы лучше и защитил женщин. Председатель профильного комитета Ярослав Нилов выступал неким судебным арбитром, который одни поправки пускал в беспрекословный “президентский кейс”, а другие оставлял в таблице очевидных аутсайдеров, не рекомендованных к принятию профильным комитетом.

За три минуты депутаты утвердили все предложения президента и на протяжении трех последующих часов блокировали поправки от фракций КПРФ и ЛДПР. Конкурирующие между собой партии отобрали самые важные для себя инициативы, которые пытались всеми силами отстоять. Они выступали либо против всей пенсионной реформы, либо готовы были защитить старые правила выхода на пенсию для некоторых категорий. Если речь депутата была слишком яркой, микрофон выключался из-за отступлений от регламента. Но никакие слова не возымели действия на результат голосования депутатов. Учитывались только предложения президента, остальное блокировалось.

Стоит сказать, что коммунисты боролись до последнего. В знак протеста депутат госдумы Валерий Рашкин и член КПРФ Денис Парфёнов пришли в футболках против пенсионной реформы. Неформальный наряд раззадорил их политического оппонента от партии ЛДПР Сергея Иванова. Он заметил, что на зарплату депутата можно купить себе и галстук, и пиджак. Спикер Госдумы Вячеслав Володин поиронизировал: “У нас, депутатов, зарплаты гораздо выше, чем у тех, кто нас избрал”. И после этих слов захотелось, чтобы все 423 присутствующих народных избранника сидели в футболках, а не дорогих костюмах. Может тогда они голосовали бы за законы не только в свою пользу.

PRO голосование Фракции КПРФ против пенсионной реформы. Единогласно, подчёркиваю, единогласно Фракция КПРФ проголосовала против во втором чтении.

— Что касается вопроса какими быть одетыми, то мы в сердцах были и остаемся с нашим обманутым народом, —  отреагировал один из коммунистов.

“Клоунадой” назвал поведение “красных” депутат от ЛДПР Сергей Вострецов, который, кстати, восседает в профильном комитете, работавшем с проектом пенсионной реформы. Закончилась эта короткая акция протеста на заседании парламента словами Володина: “Не ломайте кресло и не залезайте на подлокотники, чтобы привлечь внимание”.

Позднее стала известна страшная цифра в 1 млн подписей граждан России, которые не поддержали затеянную правительством пенсионную реформу. Эти подписные листы были доставлены в администрацию президента. Парламенты некоторых регионов тоже воспряли против мер повышения пенсионного возраста. Депутат фракции КПРФ Михаил Щапов, защищая свою поправку №10, рассказал, что члены Законодательного Собрания Иркутской области категорически против этого законопроекта: минимум три фракции выступили заявили протест, но по бюрократическим процедурам проект все-таки был утвержден регионом. Щапов предлагал исключить из действия нового закона те регионы, где планируемая продолжительность жизни не достигает 65 лет, чтобы сохранять мотивацию чиновникам развивать здравоохранение и защиту экологии внутри региона. Но его поправку депутаты отклонили.

Итоги голосования по 10 поправке

Отклонялись поправки и фракции ЛДПР. В некотором смысле революционные предложения сделал Сергей Иванов, который сразу заявил, что заявленных целей проект пенсионной реформы в текущем виде не достигнет. Он сказал, что солидарная система пенсионного страхования  в России себя исчерпала и в будущем выплачивать пенсии просто будет не с кого. Отложить повышение пенсионного возраста на 20 лет, вдвое сократить сроки выхода на пенсию, предусмотреть льготные условия выхода на пенсию матерям троих детей. Все это было бы принято народом, но было отложено депутатами Госдумы. И так было со всеми предложениями, вынесенными на отдельное обсуждение.

Три часа член фракции ЛДПР Ярослав Нилов лаконично и сухо блокировал меры по совершенствованию пенсионной реформы, которые шли как от коммунистов, так и от его однопартийцев. Из 324 предложенных 308 поправок руководимый Ниловым профильный комитет предложил отклонить. С формулировками “нарушают действующие принципы страхования”, “вводят дополнительную льготу” поправки монотонно отклонялись одна за другой. Было предложение оставить пенсионный возраст неизменным для жителей Дальнего Востока, с которым выступала член фракции КПРФ Вера Ганзя (поправка №103), но и эта норма была отклонена, несмотря на реальную угрозу, что местное население может покинуть эти земли и русских совсем тогда там не останется.

Предложения Натальи Поклонской о льготном режиме для работодателей, трудоустраивающих пожилых россиян, также были отторгнуты с констатацией, что в таком случае возникнут выпадающие доходы и якобы вырастет дефицит Пенсионного фонда России (ПФР). Другими словами, Нилов продолжал отстаивать “президентскую разнарядку”, где защищаются льготы военных и женщин. Остальные категории, вероятно, действующей власти менее интересны.

На председателя профильного комитета Госдумы пенять можно поскольку-постольку. Предварительно на заседании по этим поправкам люди, курирующие реформу в правительстве,  — социальный вице-премьер Татьяна Голикова и министр труда и соцзащиты Максим Топилин,  — не поддержали большинство предложений.

Выступающий на втором чтении законопроекта в моменты обсуждения поправок министр Топилин заявил, что текущий вариант пенсионной реформы является “единственно возможным, чтобы обеспечить рост пенсии для тех пенсионеров, которые наименее защищенные, а все остальные предложения разрушают страховую систему”. Из его речи также стал понятен ответ на наболевший вопрос: почему повышать пенсионный возраст в стране решили именно сейчас? Со слов министра соцзащиты, в России сейчас для очередной непопулярной реформы сложились самые благоприятные условия. Росстат отчитался о снизившейся до 3% безработице, а значит можно ее продолжать повышать за счет тех, кто не дожил еще до пенсии и не попал в новую категорию предпенсионеров. мы то с вами знаем, что еще более благоприятная сложилась конъюнктура в политике, потому что президентские выборы уже отшумели и можно еще шесть лет ничего не делать для народа. На вопрос о том, учитывался ли зарубежный опыт, Топилин сказал, что все страны шли одним путем и других альтернатив для России нет.  

Весь этот унылый фарс закончился тем, что законопроект пенсионной реформы был утвержден во втором чтении со всеми президентскими поправками и проигнорированными предложениями регионов. Отстоять защиту социальных гарантий россиянам на федеральном уровне уже не получится, но “окно возможностей” для принятия решений на региональном уровне остается открытым. А последнее слово все равно останется за народом. Это мы уже поняли по “приморскому прецеденту”.

Ксения Ширяева

Фото: сайт Госдумы