Для начала, немного предыстории. Всего на сегодняшний день на Украине действует три православные церкви, из которых признана мировым православным сообществом только одна одна: церковь Московского патриархата (входит в РПЦ). Еще церкви, Киевского патриархата и автокефальную, РПЦ не признает и считает раскольниками.

Несколько месяцев назад эти «раскольники» попросили президента Украины Петра Порошенко обратиться к Константинопольскому патриархату с просьбой признать украинскую православную церковь независимой, дать ей автокефалию. Верховная Рада предложение президента поддержала и предложение ушло в Стамбул. Кстати, предстоятель УПЦ митрополит Онуфрий назвал это превышением власти и вмешательством в церковные дела.

Вот, собственно, об этом и разговаривали Кирилл с Варфоломеем. Последний, судя по всему, занял сторону украинского свободолюбивого православия.

Там существует раскол, продолжающийся более 25 лет. Вселенский патриархат принял решение рассмотреть все способы, которыми может быть предоставлена автокефалия украинской православной церкви. Это решение было принято в апреле, и мы уже имплементируем это решение. Об этом было сообщено патриарху Кириллу во время его визита.

– член священного синода Константинопольского патриархата митрополит Галльский Эммануил о беседе патриархов. 31 августа 2018 года

Поскольку Россия как ответственная за нынешнюю болезненную ситуацию на Украине не способна решить проблему, Вселенский патриархат взял на себя инициативу по решению проблемы в соответствии с полномочиями, предоставленными ему священными канонами и юрисдикционной ответственностью над епархией Киева, получив просьбу об этом от украинского правительства, а также повторяющиеся просьбы патриарха Киевского Филарета об апелляции на наше рассмотрение его дела.

– патриарх Варфоломей. Константинопольский Собор. 1-3 сентября 2018

Имеет ли Константинопольский патриархат право на такие решения? Сложный вопрос. С одной стороны, он – «первый среди равных» и действительно наделен некоторыми полномочиями. Например, с позволения остальных патриархатов, может вещать от имени православия всему остальному мировому сообществу.

С другой – Московский патриархат располагает неизмеримо большими ресурсами. Собственно, даже по количеству прихожан, он на голову выше Константинопольского (100 млн человек против 2 млн).

Собственно, РПЦ позволяет себе спорить с Константинопольским патриархатом, например, по вопросу предоставления церквям независимости. Москва считает, что это должно быть коллегиальное решение всех патриархатов, а Стамбул уверен, что может принять решение и единолично. Может, но факт, что примет.

Весной Константинопольский патриархат решил узнать мнение по вопросу предоставления автокефалии украинской церкви у других патриархатов.

Позиция РПЦ, думается, и так понятна. Как пишет «Накануне», представитель Иерусалимской Церкви архиепископ Севастийский Феодосий заявил, что все православные церкви мира признают Украину канонической территорией РПЦ и не приемлют вмешательства Варфоломея. Предстоятель Сербской Православной Церкви патриарх Ириней заявил, что Варфоломей ведет «пагубную деятельность» в православии и проводит ересь филетизма.

Как видим, требуя общего голосования, Москва чувствует себя уверенно. С другой стороны, 9-11 октября этого года Константинопольский патриархат проведет заседание Синода и вполне может там объявить о предоставлении украинскому православию независимости. В одностороннем порядке. Московский патриархат и его союзники, понятное дело, такое решение категорически не признают, и что после этого начнется в православном сообществе – одному богу известно.

Но точно – ничего хорошего. Попытку раскола Московского патриархата Вселенскому патриархату не простят.

Марк Гримрих