Партия «Единая Россия» призвала к созданию Коалиции общественных сил развития страны на правоконсервативной платформе. Несмотря на то, что принят закон, упрощающий процедуру регистрации политических партий, теперь создавать партии становится немодным. Многие решили пока ограничиться созданием общественных движений.

Новый закон о политических партиях больше не вызывает восторга у потенциальных партстроителей. После заявления Владимира Путина о том, что Общероссийский народный фронт приобретет статус движения, создавать общественные явления стало модно. Путин также заметил, что ОНФ не будет преобразован в партию, и многие из тех, кто мечтал стать во главе собственной партии, мгновенно передумали.

К примеру, Михаил Прохоров, который намеревался создать собственную партию, отложил ее создание на пару лет. Юлиана Слащева, пресс-секретарь Прохорова, объяснила: «Наши сторонники не хотят объединяться на политической платформе. Очень много людей, которые поддерживают Прохорова, но не хотят вступать в партию – они предпочитают некое общественное гражданское движение».

Тем временем Замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Юрий Шувалов сообщил, что Коалиция общественных сил на базе ЕР будет выступать в защиту позиций правоконсервативных сил – в противовес объединению левых. Перечисляя ценности, которые готова отстаивать коалиция, Шувалов первой назвал защиту института частной собственности. Но тут же оговорился – коалиция не сойдет с позиций консерватизма. По словам Шувалова, коалиция готова принять в свои ряды и движение Михаила Прохорова. На предложение партии власти ответила Юлиана Слащева: «Движение Прохорова вряд ли будет вступать в коалицию с «Единой Россией».

Свои коалиции готовят и оппозиционные партии. Главы комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков 26 апреля провел учредительную конференцию общероссийского общественного движения «Социал-демократический союз России». За этой структурой стоит «Справедливая Россия». Одновременно заявил о готовящейся коалиции с коммунистами политик Сергей Удальцов.

За нынешней модой на широкие коалиции, считает глава фонда «Эффективная политика» Глеб Павловский, стоит «тяжелое прошлое партийного строительства, которое создало нежизнеспособную модель партий». Вины Путина в этом эксперт не видит, но напоминает, что в 1999 году на президентских выборах большинство реальных кандидатов были не от партий: «То есть партии провалились уже в 90-е! И конечно, усугубил ситуацию провал «Единой России» на выборах прошлого года. Поэтому возникает поиск другой партийной модели».

Вторая причина моды на общественные движения, по мнению эксперта, – это запрет на предвыборные блоки, превращающий новые партии «в разновидность кровососущих насекомых, которые должны оттаскивать по мелочи электорат у старых партий». Самая важная причина заключается в недоверии избирателей к политическому действию, считает Павловский. «С одной стороны, политический класс не умеет действовать политически – он путает политику и коммуникацию, политику и моральный протест. С другой стороны, сам избиратель с колоссальным недоверием сегодня относится к рациональным политическим проектам. Он хочет эмоций, искренности и сохранения свободы рук», – отмечает эксперт.

Руководитель дирекции по общественно-политическим проблемам развития Института современного развития Борис Макаренко считает, что движения обладают рядом преимуществ перед партиями для организаторов: «Там нет членства, там нет процедуры, в движение невозможно вступить, потому что если ты вступил – ты приобретаешь права и обязанности. Кроме того, движение не может участвовать в выборах, в выборах все равно будет участвовать «Единая Россия».

Глеб Павловский не исключает, что со временем власти разрешат и движениям участие в выборах: «И это будет компромисс – чтобы не допустить блокирования». Путин, напоминает эксперт, раньше очень не любил движений, не доверял им, «потому что движения могут возникнуть по любому поводу и непредвиденно разрастись». «Но теперь у него есть свое движение – Народный фронт, и, может быть, он захочет попробовать новую форму, поэкспериментировать», – предполагает эксперт.

Татьяна Ганьжина