РЕГИОНЫ РФ Комментировать

Кому банкротство, а кому… заработок

История банкротства «Свердловскдорстрой» тянется с 2004 – своеобразный рекорд. 13 лет кредиторы не могут получить деньги, хотя банкрот готов расплатиться по долгам. Давайте разберемся, почему так получилось.

История банкротства этого предприятия действительно сложна: 24 кредитора, совокупный долг перед ними составляет 209 млн рублей. Но последние несколько лет стороны неоднократно пытаются прекратить процедуру миром, а с 7 июня акционер должника на каждом судебном заседании говорит: «Вот деньги, возьмите их!». И кредиторы рады бы взять, но… против – конкурсный управляющий.

С 2016 года процедура банкротства рассматривается арбитражным судом в составе судьи Кожевниковой А. Г.

Алексей Пархоменко занял должность управляющего в 2015 году.

Интересно, что до него эту должность занимала Анжела Насырова. При прежнем арбитражном управляющем банкротство было прекращено заключением мирового соглашения, но в 2015 г. производство по делу снова возобновили.

Возникает вопрос, зачем Пархоменко понадобилось возвращаться к, казалось бы, уже решенному делу? Дальнейшие его действия на этот вопрос отвечают исчерпывающе.

В период деятельности Пархоменко с 2015г., через свое дочернее общество сам банкрот стал инициатором нескольких банкротств третьих лиц (ООО «Иверь», ООО «Тэра», ООО «Вариант», ООО «Алдан»), во всех этих организациях должность арбитражного управляющего заняла Ловкина Анна, супруга Алексея Пархоменко, как установили позже суды. Но даже когда этот факт был придан огласке, кредиторам это не помогло – Алексей Сергеевич просто «заменил жену» на других подконтрольных арбитражных управляющих.

Думаете, эта семейная пара успокоилась? Да как бы не так!

Анна Ловкина также была привлечена Алексеем Пархоменко в качестве юриста самого банкрота, где ей ежемесячно выплачивалось вознаграждение в сумме 30 тыс. руб. Факт супружеских отношений с привлеченным юристом и арбитражным управляющим Алексей Пархоменко тщательно скрывал.

Откуда такая «стеснительность»? Если подходить к ситуации не формально, а по существу, сам факт привлечения родных и близких должен бы насторожить кредиторов. Некоторые называют это «кумоством».

Также Алексей Пархоменко через дочернее общество заключал договоры на оказание юридических услуг с организацией, учредителем которой он сам и является. Средняя цена такого договора составляет 150-200 тыс. руб.

Вообще, это непорядочно! Можно ли поступки честными? Вряд ли.

Еще кредиторы говорят (а они регулярно проводят собрания), что в 2015-2017 годах на счет банкротящегося предприятия поступило порядка 10 млн рублей. Все эти деньги были потрачены конкурсным управляющим на собственные нужды и на «своих сотрудников». А кредиторам не досталось ни копейки. Все ушло на оплату услуг обслуживающего банкротство персонала.

Несложные подсчеты говорят о том, что в месяц штат Алексея Пархоменко тратил порядка 277 тысяч рублей. Понятно, что не все эти деньги Пархоменко платил себе. Хотя и его услуги кредиторам обходились в 2 раза дороже (70 тысяч руб/мес вместо обычной ставки в 30 тыс). Все остальное осваивали подчиненные Пархоменко, судя по всему.

В 2017 году кредиторам эта ситуация надоела и они проголосовали за смену управляющего. И что бы вы думали? Пархоменко не только подал в суд, оспаривая решение своих, по сути, нанимателей и как не удивительно – выиграл суд. Чтобы добиться защиты своих законных прав кредитором пришлось пройти путь до Верховного суда, который отменил решение нижестоящих судов и отказал конкурсному управляющему. Весь спор длился девять месяцев.

Как видим, Пархоменко готов держаться за свою «хлебную» должность прям-таки зубами.

Конкурсный управляющий Пархоменко всячески чинил препятствия кредиторам по прекращению процедуры банкротства. В связи с этим кредиторы каждый раз были вынуждены обращаться в суд за защитой своих прав и понуждения арбитражного управляющего произвести действия, отнесенные законом к его компетенции.

Чтобы защитить свои права, кредиторы подавали 7 жалоб в вышестоящие инстанции на судью, и даже заявляли отвод судье, но всё безуспешно. Кредиторы неоднократно пытались отстранить конкурсного управляющего от исполнения обязанностей, обращаясь с жалобами на его действия, но каждый раз Алексею Пархоменко удавалось избежать отстранения путем процессуальных уловок. Как видим, в реальной жизни не всегда добро побеждает зло.

На одном из собраний кредиторов было принято решение об обращении в суд с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего Пархоменко, но арбитражный суд по жалобе Пархоменко признал это решение незаконным и лишил кредиторов права, предусмотренного законом.

И только Верховный суд РФ расставил все на места, указав, что данным правом кредиторы наделены в силу закона, а решения нижестоящих судов незаконно лишили кредиторов указного права. Но даже несмотря на подтвержденное Верховным судом РФ право кредиторов отстранить арбитражного управляющего, однако арбитражный суд, в лице судьи Кожевниковой А. Г., признал все доводы кредиторов (а их было 7), а также все доказательства необоснованными и оставил Алексею Пархоменко полномочия конкурсного управляющего.

22 июня…

Но вернемся к основным событиям, развернувшимся июньским утром в свердловском арбитраже…

19 июня свердловский Арбитраж начал рассматривать заявление акционера о погашении реестра требований кредиторов. В ходе процесса кредиторы просили суд пресечь действия управляющего по расходованию денег банкрота. Суд дважды делал перерыв.

22 июня было назначено следующее заседание. Судя по всему, суд не знал, что на процессе будет присутствовать пресса. Заседание запоздало на 1,5 часа.

Пытаясь, вероятно, сбить с толку судью, Пархоменко потребовал 30% от суммы долга перед кредиторами – порядка 60 млн рублей! Причиной заявления такого требования стало якобы то, что Пархоменко эффективно (заполучив около 10 млн рублей для себя и своего штата) добился от банкрота выплаты (хотя не добился, долги предприятия намерен погасить акционер). Арбитражный управляющий объяснил это требование тем, что он, якобы, является эффективным управляющим и исключительно благодаря ему кредиторы смогут когда-нибудь получить свои деньги. Но… не будем забывать о том, что банкрот и без управляющего готов расплатиться! Зачем тогда управляющий? Но он решил судиться до последнего за свои гонорары…

Несколько часов сторонам пришлось выслушивать выступления управляющего Пархоменко. Анна Ловкина также присутствовала на заседании. Все доводы Пархоменко можно свести к его требованию, выплатить ему те самые желаемые 60 млн рублей, заявление акционера и его экономический эффект для кредиторов Пархоменко вообще не интересовал.

Что же его интересовало? Думается, ответ очевиден: «презренный металл».

Немного странно требовать 30% с банкрота. Давайте подумаем. Банкрот и так обязан выплатить около 209 млн рублей. Акционер банкрота готов выплатить эти деньги. Так за что же платить еще 60 млн рублей управляющему? Что он такого сделал?

И, тем не менее, Пархоменко протестовал на заседании 22 июня против выплаты кредиторам долгов! Мотивируя, в том числе и тем, что ему лично не заплатят 60 млн… То, что кредиторам готовы были выплатить более 200 млн управляющего, похоже, не интересовало вовсе… Своя рубаха ближе к телу.

В итоге, суд разрешил акционеру банкрота перечислить деньги в пользу кредиторов. Акционер банкрота и рад. Он уже перечислил средства на счет нотариуса.

Хорошо, что суд вынес справедливое решение.

Не все кредиторы - кредиторы

Интересно в этом деле также и то, что не все кредиторы хотели получить деньги…

К примеру, представитель налоговой инспекции (а этой службе, кредитор, на секундочку, должен 24 млн рублей) и представитель поставщика энергоресурсов «МРСК Урал» почему-то перед заседанием сидели вместе с Пархоменко и о чем-то общались.

В ходе заседания они своих требований не выдвигали, поддерживая Пархоменко. Вопрос, почему? Государству или МРСК не нужны деньги? Речь идет о миллионах рублей, напомним.

В ходе заседания налоговая и МРСК почему-то поддерживали Пархоменко, нелогично отказываясь от денег. Увидев суммы, которые налоговая сможет получить в скором будущем, представитель налоговой инспекции высказалась, что уполномоченный орган вынужден принять исполнение обязательств от акционера должника.

Как говорят представители кредиторов, все дело – в «личном обаянии» управляющего. Кто-то оказался готов даже пойти против интересов своего нанимателя. Правда ли это? Судебное заседание показало что…

Подведем итог

Со стороны этот спор выглядит безобразно. С банкрота тянут деньги холеные юристы. Средняя зарплата по Свердловской области – около 35 000 рублей. Управляющему платили в два раза больше. И он делал все, чтобы «это лето не кончалось».

22 июня халява кончилась.

«Регионы России» будут следить за развитием событий

Еще РЕГИОНЫ РФ
Показать еще по теме

Гость редакции

Подводные камни саммита США - КНДР