Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас будут просто вытирать ноги. А, не дай бог, еще развяжут войну, как в Украине

— Александр Лукашенко, президент Белоруссии

Эти слова облетели, наверное, все новостные ленты рунета. Однако, прежде чем начинать паниковать, стоит разобраться в контексте.

24 июня Александр Лукашенко прибыл в Шкловский район Могилевской области, дать “втык” руководству агрохолдинга “Купаловское”. Причина такого “внимания” была озвучена: предприятия холдинга никак не могли наладить взаимодействие, а ведь основной задачей было создание единого производственного узла, охватывающего весь цикл, от “грядки” до “прилавка”.

Так почему же производственная критика превратилась в обсуждение будущего страны?

— Президент мог попросту увлечься.

Ведь начал он говорить о важности проекта, что провалить его никак нельзя. И только потом перешел к делам государственным.

— “Невидимая рука Путина”.

Накануне в Минске прошло заседание Высшего государственного совета Союзного государства, в котором участвовали Лукашенко и президент России Владимир Путин. Вместо запланированного по протоколу часа, встреча лидеров двух стран продлилась несколько часов.

О чем они разговаривали, не разглашается, однако, исходя из реакции Лукашенко, можно предположить, что возникли какие-то проблемы…

Минск и Москва регулярно конфликтуют в сфере торговли продовольствием. Чего стоят т.н. “молочные войны”, когда белорусские производители контролируют рынок молока аж до Урала, сбивая цены настолько, что производить молоко в российской глубинке становится невыгодно. Москва на это отвечает торговыми санкциями, объявляя те или иные продукты Белоруссии не отвечающими стандартами.

Вполне вероятно, речь на переговорах шла на эту тему, раз уж Александр Лукашенко заговорил об угрозе государственности Белоруссии именно на совещании с агропромышленниками.

Кстати, интересная деталь, пока белорусские молочники стремительно захватывают рынок России, украинские производители картошки осваивают рынок Белоруссии. В этом есть своя ирония, ведь в постсоветском пространстве эта страна ассоциируется с картофелем.

Хотел бы Кремль поглотить Белоруссию?

Свои плюсы в этом есть. Можно было бы принять качественно новую Конституцию. Разместить-таки военную базу РФ под Бобруйском (а пока Минск разрешения на это не дал). Ну и в целом, увеличить влияние в Восточной Европе.

Есть и минусы. Один из них – внешний долг Белоруссии, который России придется гасить. А ведь даже восстановление Крыма обошлось российскому бюджету тяжело.

Судя по всему, пока к объединению не готовы ни Москва, ни Минск.

— Угроза от ЕС?

Вполне возможно, Лукашенко имел в виду вовсе не Россию, а “уважаемых западных партнеров”. Пока что ЕС не стремится налаживать с Белоруссией равнозначные торговые отношения, отделываясь общими словами. Оно и понятно, Евросоюз интересуют новые рынки сбыта, а никак не новые партнеры.

Словом, трактовать риторику президента Белоруссии можно как угодно. Такая дипломатичность достойна восхищения!