Президентский Совет по правам человека (СПЧ) полагает, что реформа МВД была неэффективной. В связи с этим правозащитники подготовили ряд предложений по улучшению работы ведомства и усилению гражданского контроля за работой сотрудников правоохранительных органов.

В докладе Совета по правам человека, озвученном 10 апреля на заседании с участием представителей силовых ведомств, утверждается, что реформы МВД как таковой не было:  «Реформирование МВД носило преимущественно внутриведомственный характер, при этом гражданский контроль был в основном формальным». Это «не способствовало повышению доверия населения к полиции. Неясность критериев при проведении переаттестации привела к проникновению в ряды полиции лиц с патологическими наклонностями и криминальными жизненными установками», – отмечалось в докладе.

Чтобы изменить ситуацию СПЧ подготовил ряд предложений, среди них – проведение повторной переаттестации и включение в аттестационные комиссии представителей общественности. Это необходимо, так как в МВД остались сотрудники, которые не смогли успешно пройти переаттестацию. Так, глава рязанской ГИБДД Александр Алферов, недавно обвиненный в получении взятки, дважды не прошел переаттестацию в Москве и был переведен в регион.

Это предложение вызвало неодобрение главы Департамента госслужбы и кадров министерства Владимира Кубышко. Он считает, что МВД не нуждаются в очередной переаттестации. По его словам, штат сотрудников «отчистился» – в ходе реформы 22% полицейских были уволены или ушли по собственному желанию.

Кроме этого, правозащитники отметили – внутриведомственный и гражданский контроль за соблюдением прав человека осуществляется очень плохо. В ряде регионов РФ (в Забайкальском крае, Нижегородской, Новосибирской, Самарской, Сахалинской областях) в состав экспертных советов при МВД не входят представители правозащитных организаций.

Для снижения уровня преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов, СПЧ рекомендовал создать в структуре Следственного комитета (СК) специальный отдел, который бы занимался расследованием дел в отношении сотрудников МВД, ФСИН и ФСКН. Сотрудники этого отдела должны подчиняться только центральному аппарату. «Сейчас следователь из СК занимается помимо расследования должностных преступлений еще и общеуголовными делами, а значит, они непосредственно взаимодействует с оперативниками из МВД. Поэтому происходит конфликт интересов, следователю приходиться проверять коллег», – поясняет «Газете.Ru» член СПЧ Кирилл Кабанов.

Высшее руководство МВД критику в свой адрес считает несправедливой. Так, замминистра МВД Сергей Булавин отметил, что после реформы необходимо время, «переходный период», в течение которого сотрудники смогли бы адаптироваться к новым целям, задачам и даже идеологии полиции. Более того, начальник управления МВД по взаимодействию с институтами гражданского общества и СМИ Валерий Грибакин заявил, что большинство предложений, которые Совет по правам человека озвучил на заседании, «либо реализованы, либо реализуются».

Как отметил С. Булавин, сегодня все изменения в ведомстве направлены на ликвидацию барьера между обществом и полицейскими. «Наверное, несколько пафосно прозвучит, но сотрудник полиции должен быть рыцарем без страха и упрека», – определил конечную цель реформирования МВД заместитель министра.

Анастасия Мусина