Недавно Госдума приняла в трех чтениях поправки к закону о политических партиях, которые полностью меняют условия их создания и участия в выборах. Об этом сейчас много говорят эксперты и политики – кто-то радуется открывшейся перспективе, кто-то опасается этого разгула демократии. По мнению политолога Ольги Чернокоз, генерального директора медиа-холдинга «Регионы России», сейчас будут востребованы партии, которые говорят глубоко видят стратегию, имеют идеологию и внятного лидера.

– Как вы считаете, что означает для России либерализация политической системы?

– Не стоит заблуждаться в том, что власть решила стать демократичной и честной и впустить в политику всех желающих. Впрочем, от власти не стоит такого требовать в принципе – власть есть власть. Ее задача – контролировать и сохранять стабильность системы. В стране, где нет традиций демократии, все демократические шаги – это необходимость для выживания самой власти. Запуск в систему новых игроков – один из таких шагов. Причины могут быть разные – желание понравиться международному сообществу, успокоить оппозицию, учесть возросшую гражданскую активность населения. Впрочем, это уже не так важно. Важно другое – что же будет дальше?

Вполне понятно, что власть не столь наивна, чтобы думать, что она сможет контролировать все многочисленные партии и их мелких амбициозных лидеров. Даже сейчас это получается весьма плохо.

Спрогнозируем версии того, как власть намерена контролировать новое партийное пространство. Наивно предполагать, что власть пустит все на самотек и провозгласит торжество демократии и свободы. Это сказки не только для России, но и для самых, что ни на есть, демократических стран.

Первая версия: власть в лице Администрации президента, где уже нет талантливого пиарщика Суркова, а есть бывший министр обороны Иванов и единоросс Володин, станет выстраивать нужные ей конфигурации и строить все партии в нужном направлении – отпадает по определению.

Вторая версия: административный ресурс может позволить власти не регистрировать и не допускать к выборам новые партии, – пожалуй, тоже отпадает, ввиду бесперспективности в новой ситуации. Сделав шаг вперед и два назад, власть создаст еще более критическую для себя ситуацию, чем Болотная площадь. А возмущению уже структурированных и имеющих какие-то ресурсы партий не будет конца, и главное – у них появится законное право выражать свое недовольство.

Третья версия кажется наиболее вероятной. Версия «наоборот». Можно допустить, что власть России доросла до того, чтобы использовать непрямые методы управления обществом. Общество не довольно? Ну что ж? Сделаем так, что ненавистная «Единая Россия» покажется им подарком – в сравнении с другими мини-партиями. Реалистичность этой версии подтверждается тем, что российский электорат уже повзрослел и не верит на слово всяким горлопанам. Но он еще не дорос до того, чтобы осознанно принимать участие в политической жизни.

Четвертая прогнозируемая версия наиболее оптимистичная. Она заключается в том, что власти нужны новые кадры, новые политики, новые государственные служащие, новые идеи. Верится, конечно, с трудом. Но кто знает?

– Какие партии на ваш взгляд возникнут ближайшее время?

Теперь предположим, как будет развиваться партийная активность. Кто станет субъектами и объектами новых процессов? Если допустить, что варианты 3 и 4 вполне реальны, то можно считать, что Россия вступила во второй этап развития политической системы.

Как создавались партии в других странах? Опустим здесь систему США, где партии действительно были созданы снизу, а на данный момент являются машинами для выдвижения президентов, и обратимся к Европе. В Европе есть два вида партий. Первые создавались сверху через формирование групп по интересам в Парламенте. Вторые возникали снизу, путем объединения общественных движений и групп по интересам, главную роль среди которых играли профсоюзы. Первый тип партий – в основном консервативного толка, партии аристократии; второй тип – социалистические партии, партии рабочих, широких слоев населения и общественных групп.

В России 90-х годов первый принцип создания партий «из Парламента» был реализован. Тогда еще из Верховного совета вышли некоторые партийные группы, ставшие партиями. Второй принцип создания партий реализован не был, ибо в России на тот момент не было и намека на гражданское общество. Такой ход событий предопределил развитие партийной системы в таком виде, какая она есть сейчас, а именно – оторванность партий от населения, отсутствие участия населения в текущей партийной работе.

Партии элит в России, тем не менее, активно создавались, не получая при этом особой поддержки народа. И тогда власть фактически взяла на себя роль консолидатора нарождающихся гражданских институтов для создания партии власти. Этот процесс шел в традициях, привычных советскому человеку, знающему одну партию – КПСС.

А что теперь? Сейчас, спустя 20 лет после крушения тоталитаризма и падения железного занавеса, появились желающие строить партии «снизу». Это активная часть средних бизнесменов, интеллектуальная элита, а также те, кто недавно пришел во власть и не хочет вливаться в действующие партийные структуры. Сверху, на наш взгляд, будет построена одна партия – партия власти, которая, так или иначе, возникнет на основе «Единой России», но с более привлекательным брендом. Строительство каких-то иных партий власти сверху, кроме тех, что есть, не вполне реально, с одной бы справиться…

Итак, примем тот факт, что во второй этап партийного строительства «снизу» Россия входит с более-менее сформированным гражданским обществом. Пускай оно не достаточно структурировано, но в случае необходимости может вполне консолидироваться. Это могут быть партнеры по бизнесу, реально работающие общественные организации и лоббистские структуры, представители университетов, студенческая молодежь, группы в социальных сетях и другие. В общем, все те, кто может глубоко оценивать происходящее в России.

В принципе, остается еще вариант деструктивного, но привычного для России пути развития партийных структур – раскол правящих элит. Противостоящие друг другу элиты создают свои партии, которые становятся мощными и почти равными по силе, как это было накануне выборов в Госдуму в 99-м году, когда Примаков и Лужков объединили усилия движений «Отечество» и «Вся Россия» и стали грозным противником действующей власти в лице «Единства».

Сейчас основа такого раскола – это тандем Медведев – Путин. Однако, с другой стороны, данный заложенный априори раскол может стать вполне гениальным решением, пусть даже неосознанным: ситуация, когда раскол контролируем и прогнозируем, и потому никогда не «пойдет в разнос». По крайней мере, последние события это доказывают. В России может быть все, и такой вариант не исключается. Позитивный его выход – создание двухпартийной системы в России, а негативный – полная смена курса и развал существующей партийной системы.

Пока же в планах – поддержание такой конфигурации: Путин – лидер патриотов и национально ориентированных слоев общества, Медведев – лидер либералов и рыночников. Все попытки некоторых представителей либералов сменить фигуру Медведева на более самостоятельную и понятную фигуру Кудрина не принесли успехов.

Таким образом, если быть объективными, то сейчас все в руках тех, кто хочет и может создать партии. Это не просто, это требует больших усилий. И хочется верить, что хотя бы некоторым из нынешних инициаторов создания партий не безразлично будущее России, и они прицеливаются намного дальше, чем занять несколько мест в парламенте федерального или регионального уровня.

– Почему именно представители Единой России  так активно поддержали новый закон? Он же им совершенно не выгоден, и провоцирует конкуренцию. Они этого не бояться?

Потому что Единая Россия – партия власти, а власть в лице Путина и Медведева решила, что пора бы на время дать свободу в партийной сфере всем желающим. Что будет с самой Единой Россией тоже не ясно пока. Есть мнение, что она будет преобразована во что-то иное или будет поглощена Народным фронтом, который может стать полноценной партией.

– Возможно ли создание партий на базе отраслевых организаций? Например, Деловая Россия заявила об этом, Союз машиностроителей, и так далее?

– Я думаю, что это конечно возможно, но достаточно узко. Партия должна защищать интересы граждан, а не отрасли. Тем не менее, если лидеры этих организаций посмотрят на ситуацию шире и предложат народу внятную идеологию, базой которой будет их специализация, то у них есть такие шансы. В частности, Владимир Гутенев, заместитель руководителя Союза машиностроителей, который возглавляет Чемезов Сергей Викторович. Я хорошо знаю Гутенева, и его взгляды на развитие страны достаточно широки, оригинальны и глубоки. У него большой потенциал в этом плане.

– Какие партии наиболее востребованы на ваш взгляд сейчас?

– На мой взгляд, сейчас будут востребованы партии, которые говорят не заученные фразы и произносят пустые обещания, а глубоко видят стратегию, имеют глубокую идеологию и внятного лидера. С одной стороны этот лидер должен иметь опыт политический работы, чтобы не завести своих сторонников в никуда, а с другой стороны – он должен иметь свои взгляды на происходящее, независимые от тренда.

– У вашего медиа-холдинга Регионы России много партнеров, а также существует общественная организация – Некоммерческое партнерство «Регионы России». Собираетесь ли вы как то принять участие в партийных процессах? Проще говоря, создать партию?

– Да, еще в 2007 году нами было создано Некоммерческое партнерство Регионы 21 век. Тогда уже существовал наш медиа-холдинг Регионы России, который, как вы знаете, был создан тоже в регионе – моей родной Свердловской области. Мы активно ездили по регионам и общались с губернаторами и представителями промышленных предприятий. Тогда у нас и возникла идея, что надо в рамках какой-то организации объединить наших партнеров. И нашей идеологией стала идеология межрегионального взаимодействия, повышения самостоятельности регионов с ростом ответственности, подготовка кадрового резерва для органов власти, донесение мнения регионов до центра… В глобальном плане – содействие развитию федерализма. Однако в тот момент был немного другой тренд – и все, что было связано с регионами и их самостоятельностью, воспринималось враждебно. Сами главы регионов, особенно вновь назначенные, не были готовы проявлять инициативу. Наверное, тогда так было надо. Однако как мы видим, тренд поменялся – губернаторы уже точно будут выбираться, все политическое поле регионов активизировалось. Так что мы думаем над созданием политического движения.

Однако мы не хотим делать это в одиночку, вес таки наши возможности не столь велики. Мы рассчитываем, что сможем сделать это с нашими партнерами, которые имеют несравненно больший опыт данной работы в других структурах. На данный момент мы намерены преобразовать наше Некоммерческое партнерство в движение. Его название будет – Движение регионов России. Данное движение будет пока носить межрегиональный характер – мы планируем работать в основном в промышленных регионах России, так как для регионов важнее всего – возрождение промышленного потенциала. Присоединиться к нам мы приглашаем всех наших партнеров. Считаем, что движение может выполнять важную функцию – консолидации и донесения мнения и пожеланий регионов до новых партий. Не все ведь пока готовы присоединиться к какой-либо партии. Мы консолидируем наших членов и затем примем решение – к какой партии нам стоит присоединиться.