Сиэтл°
75.09
Евро
61.65
Доллар
ГОСТЬ РЕДАКЦИИ Комментировать

Князь Александр Трубецкой: Наше Отечество – Россия

Мы продолжаем публиковать статьи из свежего номера журнала "Регионы России". Сегодня - интервью главного редактора журнала Ольги Чернокоз с гостем редакции, князем Александром Александровичем Трубецким.

С князем Александром Александровичем Трубецким мы встретились в офисе общественной организации «Двуглавый орел» в Москве. Всего за год эта структура обрела известность и привлекла на свою площадку много сторонников – тех, кто идеологически близок и поддерживает идею возрождения в России монархии, а также восстановление исторической правды. Ее исполнительный директор – Леонид Петрович Решетников, в прошлом генерал внешней разведки и директор президентского института РИСИ – уже много сделал для этого. Под эгидой структуры вышло много книг, проведено большое количество мероприятий. Существуют серьезные планы на будущее, в том числе расширение сети региональных отделений, привлечение новых единомышленников. Таковым стал и князь Трубецкой, который проживает ныне в Париже, но подумывает вернуться в Россию, потому что появился новый центр притяжения – такая организация.

С ним мы говорим о возвращении монархии в Россию, о потенциальных монархах и отношении к этому президента Путина.

– Уважаемый Александр Александрович, какова Ваша роль в организации «Двуглавый орел», когда и почему Вы вошли в ее состав, как видите ее будущее?

– Я потомок русских эмигрантов. Мой отец уехал из России в 1920 году вместе с генералом Врангелем. Он участвовал в Первой мировой и Гражданской войне на стороне «белых», а также – в попытке спасения царской семьи. Скончался в 1967-м, в возрасте 76 лет. Всегда считал себя русским. И, конечно, все это определяет мои взгляды на Россию. То же самое я внушил своим детям: где бы мы ни родились, но Отечеством остается Россия. Ты родился во Франции и должен уважать свою родину, но Отечество твое – Россия. Вот такой подход.

С Леонидом Петровичем Решетниковым нас сблизили проекты, особенно тема исхода «белой» армии из Крыма, а также тема греческого острова Лемнос, где расположено кладбище «белой» армии. Мой отец на Лемнос не попал, остался в Константинополе, потом поехал в Прагу, и дальше – в Париж. Я был на Лемносе, хорошо знаю историю, как и Леонид Петрович. Особенно историю русско-турецких войн. Решетников работал в посольстве, а я много раз ездил на разные конференции, и постепенно нами завладела идея создать это общество. Наш председатель – Константин Малофеев, я являюсь заместителем председателя.

– Ваша организация активно развивается, создано уже много региональных отделений. Как Вы считаете, российский народ интересует ваша деятельность?

– Если развивается – значит востребовано, значит это не иллюзия. Идея опирается на близкие для меня понятия: православие, патриотизм, монархия. Мой отец был монархистом, служил в императорской гвардии, давал присягу перед самим государем в Петергофе. Потом он отправился на фронт и воевал с 1915 года до революции и дальше, участвовал в уличных боях в Москве против «красных». Монархия многим кажется отжившим прошлым, но когда с людьми советского воспитания начинаешь говорить о монархии, видишь интерес, какое-то уважение. Конечно, коммунисты реагируют иначе, но люди, даже имеющие коммунистическое прошлое, прошедшие большевизм, воспринимают идею монархии положительно. Будет ли возрождена монархия в России, в этом я не уверен до конца, но идею мы продвигаем.

Почему есть сомнение? У меня убеждение, что к монархии народ придет, если он духовно и нравственно подготовлен. Ведь мы выбираем династию, потому что убеждены в том, что плохой монарх или хороший, но он помазанник божий, и мы должны его принимать таким, какой он есть. А Бог все управит. Романовы правили 300 лет, были недовольные ими, но все разрушилось, когда людям внушили, что они могут получить лучшего правителя путем революции…Результат был, как известно, налицо.

Я часто общаюсь с людьми на тему монархии. Сразу спрашивают: а кто будет монархом? Путин, что ли? Ну, почему сразу Путин? Он ведь просто может создать условия для того, чтобы вновь возродилась монархия...

– Да, есть такая реакция: кто будет царем? Путин или еще кто? Активно себя ведет Мария Владимировна, дочь Владимира Кирилловича, но мы – многие потомки эмиграции – ее правонаследие не признаем. Почему? Все идет от Кирилла Владимировича. Себя в эмиграции он объявил наследником престола, Кириллом Первым. Кирилл Владимирович – внук Александра Второго, как и его двоюродный брат Николай Второй. Он в период смуты – Февральской революции – присягнул Временному правительству еще до отречения царя, то есть, по сути, он изменник и предатель. Потом его сын, Владимир Кириллович, в период Второй мировой призывал воевать на стороне Гитлера против советской России. Это такие пятна, которые не смываются. А его дочь Мария Владимировна вышла замуж за наследника прусского престола. По сути, она не имеет права называть себя Романовой. Потом она развелась, но это вряд ли ей поможет. Кирилл Владимирович при Николае Втором был вычеркнут из списка потенциальных наследников из-за неподобающего поведения, морганистического брака. В общем, много накопилось причин, которые играют против этих людей.

– В свое время династия Романовых тоже началась с нуля… Избранием Земским собором царя Михаила. Династия Рюриковичей к этому времени уже прервалась.

– Да, может быть, стоит собрать Собор, который выберет царя. Все это очень сложно. Сама идея красива, ее легко продвигать, но практически все сложно.

– Как Вы думаете, как к этому относится Путин?

– В выступлениях у него иногда проскальзывает, что пока были цари, был порядок, не было коррупции у первых лиц страны. В этом плане он несколько раз защищал идею, что они были защитниками страны, православными. При этом Царь, как помазанник божий, является защитником всех вероисповеданий в стране, которую он возглавляет.

– Нужно формировать общественное мнение по вопросу монархии, готовить людей. Но я вижу, что все, что происходит (фильм «Матильда» и т.п.), наоборот хотят убедить в том, что возврат к монархии – это плохо...

– Если бы этот фильм вышел в другое время, это прошло бы незаметно. Но он вышел именно во время столетия убийства царской семьи. Все эти сцены в фильме созданы для того, чтобы очернить будущего государя. Конечно, это коробит православных людей, ведь царя церковь канонизировала, его почитают как святого. Да, у него был роман с Матильдой, которая потом вышла замуж за другого великого князя, Андрея Владимировича. Ну и что?! Сколько у нас святых, которые при жизни сначала вели небезупречную жизнь, а потом стали великими святыми? Да и не двойной ли стандарт – обвинять царя в отношениях до брака, при том, что сегодня пропагандируется с экрана в отношении личной жизни?! И почему вдруг обязательно показывать именно эту сторону жизни Царя? В начале февраля 2017 года в большом зале храма Христа Спасителя была организована конференция, совместно с РПЦ. Я выступал с темой «А нужна ли была революция?». Всегда говорят о России, что это культурная страна – от Пушкина до Чайковского. Я тему культуры не затронул, а говорил о достижениях в области науки, техники, экономики, социальных аспектах, демографии (рождаемость до революции была самой высокой в Европе. А рождаемость – показатель того, что в стране не так уж и плохо).

– Вы живете в Европе. Нам интересен взгляд из Европы на Россию. Так ли нас, действительно, ненавидят там?

– Взгляды на Россию самые разные. Это и политика, и СМИ. Иногда почитаешь газеты, и возникает вопрос: а был ли корреспондент в России? Или придумывает какую-то другую страну. Естественно, через СМИ идет очень сильная обработка, присутствует русофобия – это правда. Но когда говоришь с нормальными людьми любых социальных кругов, они говорят: вот бы нам такого президента, как Путин, он бы у нас навел порядок.

– Многие оппозиционеры считают, что у нас он пока не может навести порядок

– Знаете, все сразу не решить, это дело долгосрочное. Вспомните 90-е – и как сейчас стало. Если говорить откровенно, я пять лет назад получил российское гражданство и теперь буду голосовать за Владимира Путина, вне всякого сомнения. Потому что России, прежде всего, нужна стабильность, остальное приложится.

– А моя мама говорит, что, мол, у них в Европе и США демократические выборы, а у нас сразу понятно, кто победит. Но я, как политолог, вижу, что на самом деле никакой демократии в Европе нет…

– Да, есть так называемая политкорректность. Можно говорить только то, что входит в эту норму. А все остальное говорить нельзя. А насчет выборов… Когда в предвыборной кампании во Франции участвовал Макрон, то я был уверен, что он победит, хотя и голосовал против него. Марин Ле Пен никогда не прошла бы, потому что во Франции есть сильное движение, чтобы не голосовать за ультраправых. Если бы был другой кандидат вместо Макрона, социалист или правый, то прошел бы другой кандидат.

Александр Трубецкой (слева) с сыном Владимиром и Ольгой Чернокоз

– Почему? Они боятся чего-то?

– Идет сильнейшая пропаганда, что Марин Ле Пен и другие – фашисты. А они никакие не фашисты. Возьмем Жириновского. Он – шут, но какой он фашист? Он умеет публику очаровать, и одновременно понимаешь, что с ним далеко не пойдешь. Я никогда, конечно, за него не стану голосовать, но какой из него фашист? А иногда его с интересом слушаю, потому что он говорит такую правду, которую никто другой не смеет говорить. То же самое – Марин Ле Пен.

– Все-таки менталитет европейцев все равно иной, чем у русских. И демократия, как у них, нам не подходит. Как Вы считаете?

– Я думаю, что демократия, такая как в Европе, привела к тому, что власть мало что контролирует. Надо иногда понимать, что власть есть власть. И президенту поручили управлять страной, так же как директору завода – предприятием, чтобы оно процветало. Он проявляет на своем заводе власть. Если он будет хорошо управлять – то у него все получится. Так же и президент должен управлять страной. Если у директора завода будет ограничена власть, то в будущем ничего хорошего не будет. Так же и президент, и исполнительная власть. Конечно, глава государства не должен быть диктатором, в таком случае его в следующий раз просто не переизберут.

– То есть все равно выборы нужны?

– Конечно, потому что конечное звено – это народ. Другое дело, что его можно обмануть. Для этого существует, как и в любой стране, оппозиция. Она нужна для того, чтобы иногда открывать людям глаза на действующую власть, ее перегибы. Вот это настоящая демократия, когда есть власть и контрвласть.

– А в России есть контрвласть?

– Судя по тому, что я вижу из СМИ, в России демократии больше, чем во Франции. Наверное, дело в том, что в России люди думают больше, чем в Европе. Там они думать не очень хотят – думают стереотипами.

–Как вы относитесь к глобалистским тенденциям, которые сейчас присутствуют в мире?

– Важный вопрос. Это основная борьба, которую мы должны вести. Дело в том, что Америка в своем менталитете имеет задачу владеть всем миром. Они видят себя имеющими право навязывать нам свою идею, тип мышления, устройство общества. И когда разговариваешь с американцами, то видишь, что они чувствуют, будто эта задача послана им волей Божьей. С такими людьми трудно говорить. Начинаешь говорить: а может, у нас есть свои подходы, вы не одни правы – они просто не понимают.

У них очень сильный инструмент – доллар. Если мы делаем что-то, что их не устраивает, значит – мы преступники. Например, вы мне платите долларом за то, что я на высоком уровне веду антиамериканскую политику. Значит, я преступник, потому что я это делаю, а вы – потому что используете американские средства против Америки. От этого очень сильно пострадали некоторые западные фирмы, банки, которые американцы оштрафовали крупнейшими деньгами – за то, что их политика не соответствовала тому, что рекомендует Америка.
Так что у них очень сильные рычаги, против которых мы должны бороться, и не забывать, что мы сами не хуже. Запад полностью – под влиянием Америки, Брюссель – это Америка.

– А разве Европе нравится такое положение дел? Они полностью уже потеряли свою культуру, ценности, их территории заполонили мигранты. Получается, их правители – ставленники Америки?

– Да. Они разводят руками и соглашаются с этим. И когда кто-нибудь поднимает голос, сразу его затыкают, как могут. Иногда поднимает голос президент Венгрии, его сразу затыкают. Потому что, к сожалению, Америка господствует над нами через эту финансово-капиталистическую систему, построенную вокруг интересов Америки. Вот Ангела Меркель, очень интересная женщина, сначала дружила с Россией, вдруг – поворот в другую сторону. Почему? Надо понять, что произошло, что привело Меркель к такому повороту. Может быть, на нее есть компромат, у ней ГДР-овское прошлое…Доказать не могу, но такое впечатление есть.

– Нам рисуют в жутких красках, что у вас там творится с беженцами. Как на самом деле? Это специально делается?

– Это колоссальная угроза нашему будущему, потому что постепенно они завладеют властью. Мэром Лондона уже стал мусульманин, араб. Через 10-15 лет в основном составе Голландии будут мусульмане. Во Франции это произойдет через 15-20 лет. Пока непонятно, почему нам не открывают глаза. У нас уже два десятка депутатов во Франции – мусульмане. Они, конечно, проталкивают свои идеи. Я вовсе не выступаю против мусульманской веры вообще. Но в западных странах сильно влияние на самих мусульман, чтобы привести их к радикализации. В этом есть опасность для нашего христианского мира и угроза для западной европейской культуры.

– Получается, что Америка специально этому способствует, чтобы окончательно уничтожить Европу?

– Америка пока у себя это движение контролирует. Но как только мы у себя, в Европе, пытаемся сдержать поток мигрантов, она заявляет, что мы себя ведем недемократично.

– Еще большая проблема Европы в том, что уничтожается институт семьи. Настолько все далеко зашло, что даже странно, что еще есть нормальные семьи. Тоже все делается для разрушения. Получается, что конечная цель – разрушить Европу и «ненужных» людей…

– Европа не понимает, что нужно бы от Америки повернуться в сторону России. И тут возникает интересный момент. Понятие «евразийство» развивалось в 20-е годы прошлого века, одним из идеологов его был Трубецкой, двоюродный брат моего отца. Тогда это казалось утопией.

На Западе один мой друг написал книгу «Париж – Берлин – Москва». Такая ось должна развиваться в нашем общении. Де Голль говорил: от Атлантики до Урала. У евразийцев было две оси: 1. Европа-Москва-Китай. 2. Москва-Кавказ-Турция-Тегеран-Дели-Пекин. С другой стороны, условно: Париж-Берлин-Москва-Хабаровск-Пекин. Получается, при любом раскладе в середине находится Москва, Россия. А это трудно объяснить, мало кто в это верит. Китай – потенциально опасная страна, но сейчас она является сильным противовесом против американской экспансии. Но приходится с ними быть поближе, потому что, на мой взгляд, Америка опасней. Куда бы она ни лезла, она все разрушает. В Афганистане ничего не смогли сделать, Ирак разгромили, в Египте сотворили непонятно что, как и в Северной Африке, в Тунисе. В бывшей Югославии и Сербии непонятно что происходит, христианская Югославия превратилась в мусульманскую под влиянием американцев.

– Зачем им это надо?

– Это инструмент разрушения наших старых европейских, евразийских государств. Кто организовал все эти майданы? Они хотят создать глобалистскую систему, чтобы управлять миром. У них есть идея, что Бог поставил их управлять миром. Американцы говорят: если мы пойдем по их пути, то будем процветать, а если нет – то получим в их лице потенциальных врагов.

– По какому их пути? Что представляет собой их путь?

– Америка, как-никак, создалась из разных народов, у нее история очень короткая. У нее нет пока настоящего гражданского общества, и они искусственно создают себе какую-то идеологию. Вот это их главный интерес. Если не будет идеологии, то в любой момент их штаты могут разъединиться. Так можно это объяснить.

– Говорят, что сейчас в Европе идет упадок христианской религии, появление разнообразных сект...

– В Америке до того дошло, что в каждом городе есть какие-то свои секты, религии. На Западе католические церкви пустуют. Парижский собор Богоматери тоже пустует – это очень настораживающий момент. Иногда мусульмане живут в каком-то городе Европы и говорят: у вас пустуют такие-то церкви, отдайте их нам под мечети. Такие идеи есть. Действительно, духовность очень понижается. На беседах, выступая перед французами, я говорю: русская православная церковь в России открывает примерно 1000 церквей в год, от большой церкви до маленькой часовни. Они удивляются: это значит – три в день? А кто туда ходит? Я отвечаю: поезжайте в Россию и увидите – на любых службах народ всегда есть, и церковь полна. И когда на Западе я об этом рассказываю, они открывают рты: неужели это так? Так что, к сожалению, на Западе сильное падение духовности. А другие силы этим пользуются. Я люблю цитировать слова Серафима Саровского, который сказал, что Господь помилует Россию, но через страдания, приведет ее к великой славе. Может быть, сейчас мы к этому идем.

– Спасибо большое за интервью.

Беседовала Ольга Чернокоз

 

Справка:

 

ТРУБЕЦКОЙ Александр Александрович, князь

Родился 14 марта 1947 года в Париже, в семье русских эмигрантов. Отец – князь Трубецкой Александр Евгеньевич (1892-1968). Мать – княгиня Голицына Александра Михайловна (1900-1991). Супруга – урожденная княжна Ниеберидзе Екатерина Алексеевна (1958 г.рожд). В семье четверо детей.

С детства Александр увлекался морем. Плавал на парусных яхтах и участвовал в регатах. Позже увлекся спортивным пилотажем. Очень привязан к православной вере, любит историю. Когда Александру исполнилось 20 лет, он поступил во французскую армию. После армии хотел продолжить учение, но во Франции начались студенческие беспорядки 1968 года, которые привели к отставке президента республики – генерала Де Голля. Все учебные заведения были закрыты.

Ему удалось поступить на работу на верфь в Нанте переводчиком. Затем он стал заместителем директора и стал плавать по океану во время ходовых испытаний судов. Одновременно окончил вечерние курсы коммерческого института. Вернулся в Париж, поступил на автомобильную фирму. Затем провел три года в Ираке, Сирии и Ливане, где занимался поставкой оборудования для нефтяных месторождений. Позже в Париже работал на фирме «Томсон», поставляя компьютерные системы для Академии наук, ТАСС, Морфлота, РАО «ЕЭС России» и Газпрома. С 1980 года он в основном работал с Газпромом. Занялся организацией консалтинга в винодельных хозяйствах Дона и Кубани. Был председателем Совета директоров российской компании «Связьинвест», председателем Общества памяти Императорской гвардии «Гвардейское объединение». Является председателем Ассоциации «Франко-Российский альянс».

В дни 200-летнего юбилея перехода А.В. Суворова через Альпы Александр провел этим путем членов русской молодежной организации «Витязи», а на Суворовском конгрессе выступил с докладом о Суворове: «Человек, патриот, монархист, христианин и полководец». В 2000 году с его участием была издана книга «Под Российским Андреевским флагом» – про адмирала Ушакова.

Журнал "Регионы России" № 141

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

«Блокчейн» как экономическая модель погубит Россию
Александр Рар: «Запад в борьбе с Россией сам занимается примитивной пропагандой»
Андрей Колядин: «В политике должна быть преемственность»
Князь Александр Трубецкой: Наше Отечество – Россия
Анатолий Филиппенков о том, почему предприниматели ждут смены курса
Константин Бабкин: Образ будущего России на МЭФ-2018
Политический аналитик о женщинах, которые смогли бы стать президентом России, и причинах их неучастия в предвыборной гонке
Андрей Гребнев: «Каждый ребенок в России достоин жить в полноценной любящей семье, где есть мама и папа»
Леонид Решетников: Надо освободить историю от пластов лжи
Владимир Кравцов о сентябрьском «губернаторопаде» и аутсайдерах
Еще ГОСТЬ РЕДАКЦИИ