Коррупция – это проблема, которая не может быть побеждена только законами, не может быть побеждена в течение какого-то установленного срока, – сказал президент РФ Дмитрий Медведев в ходе заседания рабочей группы по созданию «Открытого правительства», посвященного противодействию коррупции. Однако с таким мнением не соглашается сотрудник Института экономического анализа, автор книги «Почему у Грузии получилось» Лариса Буракова. Она на примере Грузии показывает, как власть может быстро и успешно победить коррупцию.

«Есть неверное представление, что борьба с коррупцией — длительный, инерционный и не сразу заметный процесс. Это не так. Пример современной Грузии — яркое тому подтверждение», – пишет Л. Буракова в своей статье «Борьба с коррупцией — это быстро».

По ее словам, сегодня в России на законодательном уровне принимаются документы, направленные на борьбу с коррупцией, но это не может в корне изменить ситуацию. Оппозиция предлагает свои методы. Например, блогер Алексей Навальный уверен, что для эффективной борьбы с коррупцией необходимо сформировать из совершенно новых людей органы и структуры и наделить их значительными полномочиями.

Л. Буракова не отрицает необходимость создания так называемых «генеральных инспекций», которые был боролись со взяточничеством внутри соответствующего ведомства: «Постоянные проверки сотрудников через подставных клиентов позволяют не только идентифицировать очаги коррупции, но и утвердить в обществе идею недопустимости коррупции, превратить ее из системы взаимоотношений в исключение». Но этого недостаточно.

Л. Буракова полагает, что – победить коррупцию можно только в том случае, если действовать комплексно, по всем фронтам одновременно. Как в свое время действовали грузинские власти.

Экономист напоминает, что августе 2004 года в Грузии в один день были уволены 15 тыс. сотрудником МВД. Через 2 месяца была создана патрульная служба численностью не более 3000 человек. «Удаление государственного органа, задача которого свелась к собиранию взяток, никак не может повредить безопасности на дорогах», – пишет Л. Буракова. Благодаря реформе органов внутренних дел удалось поднять уровень доверия грузинского населения к полиции с 5% (в 2003 году) до 87% (в 2011 году).

«Главный принцип борьбы с коррупцией в действии — полное упразднение неработающих институтов», – подчеркивает экономист. Но на обновлении кадров противодействие коррупции не заканчивается. Необходимо создание системы нулевой толерантности к коррупции: «Во время радикальной стадии реформы грузинские медиа пестрели сюжетами о том, как даже за незначительную провинность следовали существенные наказания вплоть до лишения свободы на длительный срок», – поясняет автор статьи.

Следующий шаг в борьбе с коррупцией – улучшение материально-технического положения лиц, занимающих «потенциально коррумпированные» должности. Так, в Грузии зарплата полицейского после реформы выросла в 10 раз. Высокое денежное довольствие и система разнообразных льгот стали очень действенным сдерживающим фактором.

«Лучший способ избежать коррупции — исключение возможностей ее возникновения в точках принятия решения чиновником, – продолжает Л. Буракова. – Сокращение бумажной работы, компьютеризация основных процессов соприкосновения чиновника с населением не только упрощают процесс взаимодействия, но и повышают прозрачность и подотчетность».

Еще одни действенный метод антикоррупционной борьбы — «легализация коррупции». Автор статьи поясняет, что для получения той или иной справки или «красивого» номера госрегистрации автомобиля нужно ввести официальные тарифы, чтобы каждый желающий мог открыто и легально за это заплатить.

Основные составляющие успеха в борьбе с коррупцией – это политическая воля и комплексность, – резюмирует Л. Буракова. По ее словам, проблему коррупции можно решить, только если антикоррупционная политика будет интегрирована во все остальные реформы.

Анастасия Мусина