Россия выступает за то, чтобы все европейские страны, в том числе и Белоруссия,  присоединились к мораторию на смертную казнь. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Поводом для этого заявления стала поспешная казнь обвиняемых по делу о теракте в минском метро.

«Борьба с терроризмом, конечно, должна быть беспощадной. В то же время наше отношение к смертной казни хорошо известно, мы давно объявили мораторий на смертную казнь. На этот счет есть специальные решения, которые были приняты Конституционным судом, и этому мораторию российское руководство привержено. Мы в принципе были бы заинтересованы в том, чтобы все европейские страны к такому мораторию присоединились», – сказал глава МИД России в ответ на просьбу прокомментировать казнь в Белоруссии двух террористов.

Лавров отметил, что отмена смертной казни – это «это (личное) дело каждого государства», но на данном этапе оптимальным решением является «хранение моратория».

Министр также отметил, что одним из условий участия в Совете Европы, куда стремится попасть Белоруссия, является отмена смертной казни. В связи с этим он выразил надежду, что Белоруссия в скором времени решит этот вопрос. 

Напомним, вечером субботы, 17 марта, белорусские СМИ передали, что смертный приговор  по делу о теракте в минском метро приведен в исполнение. О дате исполнения приговора ничего не сообщалось. Власти Белоруссии казнили главного обвиняемого Дмитрия Коновалова, а также признанного его подельником Владислава Ковалева. В тот же день мать Владислава Ковалева нашла в почтовом ящике уведомление от Верховного суда Белоруссии, датированное 16 марта.

Именно 16 марта Любовь Ковалева обратилась к президенту Белоруссии с просьбой об отсрочке: «Прошу в порядке обеспечения реализации статьи 61 Конституции (право обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты) дать поручение приостановить исполнение смертной казни в отношении моего сына на один год».

Многие европейские политики среагировали на состоявшуюся казнь. Генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд выразил сожаление по поводу исполнения смертного приговора и заявил, что смертная казнь изолирует Белоруссию от европейского сообщества. Глава дипломатии Евросоюза Кэтрин Эштон заявила, что приведение высшей меры в исполнение вызывает крайнее беспокойство и сожаление в Европе, а также призвала Минск ввести мораторий на казни с последующей отменой этой меры наказания.

Несколькими днями позже Александр Лукашенко прокомментировал казнь осужденных за организацию теракта в метро, сказав, что это решение было «личной трагедией» для него. «Это была очередная трагедия в моей жизни. Но больше всего я сопереживал родителям этих людей, которым я помочь не могу», – заявил Лукашенко.

Как признался президент Белоруссии, самым сложным для него было «подписать соответствующий указ о непомиловании». При этом Лукашенко подчеркнул, что «помиловал за весь период (своего президентства) только одного человека». Он также сообщил, что Евросоюз не просил его отсрочить казнь осужденных. «Евросоюз всегда требовал от нас отменить смертную казнь», – добавил президент, отметив при этом, что никаких политических уступок в обмен Брюссель не предлагал.

«Но даже если бы мне предложили, все было бы так, как сегодня. Потому что это совершенно несопоставимые вопросы», – заявил Лукашенко, назвав дело Ковалева и Коновалова «чистой уголовщиной, прощению которой нет».

 Впрочем, большинство жителей Белоруссии не верят в версию событий, предложенную официальной властью. Большие сомнения вызывает тот факт, что предполагаемые террористы были вычислены и задержаны в течение суток. В конце января сомнения в виновности Коновалова и Ковалева высказал председатель Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Жан-Клод Миньон, направивший белорусским властям официальное письмо с просьбой сохранить осужденным жизнь.

Теракт на станции метро «Октябрьская» произошел 11 апреля 2011 года. Погибли 15 человек, более 300 получили ранения, многие стали инвалидами. Из-за теракта на несколько дней была нарушена нормальная работа метрополитена.

Татьяна Ганьжина