Госдума РФ приняла во втором чтении новый закон о политических партиях. Третье чтение пройдет в пятницу 23 марта. «Добро пожаловать в политику. Вход открыт для всех желающих», – улыбаясь, отметил один из видных единороссов Андрей ВОРОБЬЕВ. Постараемся заглянуть за тот рубеж, когда закон, облегчающий регистрацию партии, уже принят. Что думает власть? Как будет она справляться с многочисленными крупными и не очень партийными проектами?

Не стоит заблуждаться в том, что власть решила стать демократичной и честной и впустить в политику всех желающих. Впрочем, от власти не стоит такого требовать в принципе – власть есть власть. Ее задача – контролировать и сохранять стабильность системы. В стране, где нет традиций демократии, все демократические шаги – это необходимость для выживания самой власти. Запуск в систему новых игроков – один из таких шагов. Причины могут быть разные – желание понравиться международному сообществу, успокоить оппозицию, учесть возросшую гражданскую активность населения. Впрочем, это уже не так важно. Важно другое – что же будет дальше?

Вполне понятно, что власть не столь наивна, чтобы думать, что она сможет контролировать все многочисленные партии и их мелких амбициозных лидеров. Даже сейчас это получается весьма плохо.

Спрогнозируем версии того, как власть намерена контролировать новое партийное пространство. Наивно предполагать, что власть пустит все на самотек и провозгласит торжество демократии и свободы. Это сказки не только для России, но и для самых, что ни на есть, демократических стран.

Первая версия: власть в лице Администрации президента, где уже нет талантливого пиарщика Суркова, а есть бывший министр обороны Иванов и единоросс Володин, станет выстраивать нужные ей конфигурации и строить все партии в нужном направлении – отпадает по определению.

Вторая версия: административный ресурс может позволить власти не регистрировать и не допускать к выборам новые партии, – пожалуй, тоже отпадает, ввиду бесперспективности в новой ситуации. Сделав шаг вперед и два назад, власть создаст еще более критическую для себя ситуацию, чем Болотная площадь. А возмущению уже структурированных и имеющих какие-то ресурсы партий не будет конца, и главное – у них появится законное право выражать свое недовольство.

Третья версия кажется наиболее вероятной. Версия «наоборот». Можно допустить, что власть России доросла до того, чтобы использовать непрямые методы управления обществом. Общество не довольно? Ну что ж? Сделаем так, что ненавистная «Единая Россия» покажется им подарком – в сравнении с другими мини-партиями. Реалистичность этой версии подтверждается тем, что российский электорат уже повзрослел и не верит на слово всяким горлопанам. Но он еще не дорос до того, чтобы осознанно принимать участие в политической жизни.

Четвертая прогнозируемая версия наиболее оптимистичная. Она заключается в том, что власти нужны новые кадры, новые политики, новые государственные служащие, новые идеи. Верится, конечно, с трудом. Но кто знает?

Теперь предположим, как будет развиваться партийная активность. Кто станет субъектами и объектами новых процессов? Если допустить, что варианты 3 и 4 вполне реальны, то можно считать, что Россия вступила во второй этап развития политической системы.

Как создавались партии в других странах? Опустим здесь систему США, где партии действительно были созданы снизу, а на данный момент являются машинами для выдвижения президентов, и обратимся к Европе. В Европе есть два вида партий. Первые создавались сверху через формирование групп по интересам в Парламенте. Вторые возникали снизу, путем объединения общественных движений и групп по интересам, главную роль среди которых играли профсоюзы. Первый тип партий – в основном консервативного толка, партии аристократии; второй тип – социалистические партии, партии рабочих, широких слоев населения и общественных групп.

В России 90-х годов первый принцип создания партий «из Парламента» был реализован. Тогда еще из Верховного совета вышли некоторые партийные группы, ставшие партиями. Второй принцип создания партий реализован не был, ибо в России на тот момент не было и намека на гражданское общество. Такой ход событий предопределил развитие партийной системы в таком виде, какая она есть сейчас, а именно – оторванность партий от населения, отсутствие участия населения в текущей партийной работе.

Партии элит в России, тем не менее, активно создавались, не получая при этом особой поддержки народа. И тогда власть фактически взяла на себя роль консолидатора нарождающихся гражданских институтов для создания партии власти. Этот процесс шел в традициях, привычных советскому человеку, знающему одну партию – КПСС.

А что теперь? Сейчас, спустя 20 лет после крушения тоталитаризма и падения железного занавеса, появились желающие строить партии «снизу». Это активная часть средних бизнесменов, интеллектуальная элита, а также те, кто недавно пришел во власть и не хочет вливаться в действующие партийные структуры. Сверху, на наш взгляд, будет построена одна партия – партия власти, которая, так или иначе, возникнет на основе «Единой России», но с более привлекательным брендом. Строительство каких-то иных партий власти сверху, кроме тех, что есть, не вполне реально, с одной бы справиться…

Итак, примем тот факт, что во второй этап партийного строительства «снизу» Россия входит с более-менее сформированным гражданским обществом. Пускай оно не достаточно структурировано, но в случае необходимости может вполне консолидироваться. Это могут быть партнеры по бизнесу, реально работающие общественные организации и лоббистские структуры, представители университетов, студенческая молодежь, группы в социальных сетях и другие. В общем, все те, кто может глубоко оценивать происходящее в России.

В принципе, остается еще вариант деструктивного, но привычного для России пути развития партийных структур – раскол правящих элит. Противостоящие друг другу элиты создают свои партии, которые становятся мощными и почти равными по силе, как это было накануне выборов в Госдуму в 99-м году, когда Примаков и Лужков объединили усилия движений «Отечество» и «Вся Россия» и стали грозным противником действующей власти в лице «Единства».

Сейчас основа такого раскола – это тандем Медведев – Путин. Однако, с другой стороны, данный заложенный априори раскол может стать вполне гениальным решением, пусть даже неосознанным: ситуация, когда раскол контролируем и прогнозируем, и потому никогда не «пойдет в разнос». По крайней мере, последние события это доказывают. В России может быть все, и такой вариант не исключается. Позитивный его выход – создание двухпартийной системы в России, а негативный – полная смена курса и развал существующей партийной системы.

Пока же в планах – поддержание такой конфигурации: Путин – лидер патриотов и национально ориентированных слоев общества, Медведев – лидер либералов и рыночников. Все попытки некоторых представителей либералов сменить фигуру Медведева на более самостоятельную и понятную фигуру Кудрина не принесли успехов.

Таким образом, если быть объективными, то сейчас все в руках тех, кто хочет и может создать партии. Это не просто, это требует больших усилий. И хочется верить, что хотя бы некоторым из нынешних инициаторов создания партий не безразлично будущее России, и они прицеливаются намного дальше, чем занять несколько мест в парламенте федерального или регионального уровня.

Ольга Чернокоз, политолог

 

 

Морис Дюверже, «Политические партии»

Рассматривая генезис партий в рамках электоральных и парламентских структур, мы уже отмечали вмешательство внешних по отношению к ним организмов: это философские общества, народные клубы, газеты, например. Разграничение партий «внешнего происхождения» и партий, возникших на основе электоральных и парламентских структур, не является жестким: оно характеризует скорее общие тенденции, нежели резко очерченные типы, так что на практике провести его подчас оказывается нелегко. Но, тем не менее, нередко бывает, что весь строй партии сложился в основном посредством действия предшествующих ей институтов, собственная деятельность которых протекает за пределами парламента и выборов; в этом случае можно с полным основанием говорить о внешнем происхождении. Таким путем политическую партию могут породить весьма многочисленные и разнообразные объединения.

 

Партии Германии

В ФРГ до объединения страны существовали три крупнейшие политические партии, и они же сохранились в объединенной Германии. Это Социал-демократическая партия Германии (СДПГ); Христианско-демократический союз (ХДС), образующий в бундестаге блок с действующим только в Баварии Христианско-социальным союзом (ХСС); Свободно-демократическая партия (СвДП). В 1980-е годы на политическую сцену вышла четвертая значительная партия – «Зеленые». В ГДР Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ) и контролировавшиеся ею четыре мелкие партии полностью определяли социальную, экономическую и политическую жизнь страны. Крушение власти СЕПГ в конце 1989 года стимулировало создание различных некоммунистических групп, включая движение реформаторов «Новый форум». К моменту проведения первых общегерманских выборов в декабре 1990-го ни одна из значительных новых партий не выжила, а члены СЕПГ, сохранившие верность партии, отреклись от коммунистического прошлого и переименовали свое объединение в Партию демократического социализма (ПДС). Партии бывшей ФРГ распространили свою деятельность, организационную структуру и финансы на восточные земли.

Другие партии. Республиканцы и Национал-демократическая партия – ультраправые группировки. Поддержка ультраправых выросла в 1980-е годы, особенно сильно – в пораженных экономическим спадом городах Восточной Германии уже после объединения страны. Среди прочих политических партий и движений – различные женские, экологические организации, объединения пенсионеров и мелкие ультралевые партии. На выборах 1990 и 1994 гг. мелкие партии и движения набрали около 4% голосов, в 1998-м – 6%. В бундестаге они не представлены.

 

Партии Новой России

Согласно информации веб-сайта Министерства юстиции Российской Федерации, по состоянию на 25 июня 2011 года, в соответствии с Федеральным законом «О политических партиях», было зарегистрировано семь политических партий:

1. «Единая Россия».

2. Коммунистическая партия Российской Федерации».

3. Либерально-демократическая партия Росси».

4. «Патриоты России».

5. «Правое дело».

6. «Справедливая Россия».

7. Российская объединенная демократическая партия «Яблоко».

Осенью 2008 года несколько партий объявили о прекращении своего существования:

  • 25 сентября Партия социальной справедливости приняла решение о роспуске.
  • 15 ноября съезды «Гражданской силы», Демократической партии России и «Союза правых сил» проголосовали за роспуск своих партий. Роспуск партии «Союза правых сил» оспаривался в суде сторонниками сохранения партии. 21 января 2009 года ликвидация была признана законной. Вместо этих партий сформирована партия «Правое дело».

В 2009 году прекратили свое существование 7 партий:

  • 12 января – Российская экологическая партия «Зеленые».
  • 12 января – «Народный союз».
  • 21 января – Аграрная партия России.
  • 11 февраля – Партия мира и единства.
  • 30 марта – СПС.
  • 30 марта – Партия социальной справедливости.
  • 2 апреля – «Гражданская сила».

В 2009 году Политическая партия «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» приняла решение сократить свое название до «Справедливая Россия».

12 апреля 2011 года Европейский суд по правам человека признал незаконной ликвидацию Республиканской партии России.