Санкт-Петербург – это второй город по количеству протестных митингов после Москвы. Здесь также каждую неделю собираются толпы людей, чтобы выразить свое неодобрение действиями власти. Со времени президентских выборов прошло почти две недели, но митинги продолжаются. И я могу сказать, почему.

Люди против несправедливости. Они видят ее и не хотят с ней мириться не через день после выборов, не через год. Я не сомневаюсь, что Владимир Путин победил бы на выборах в любом случае, и я не против него. Но я, как и многие другие, против фальсификаций, которых на этих выборах было большое количество. Да и к чему вообще их организовывать, если, по оценкам абсолютного большинства наблюдателей, Путин и так набирает больше 50% голосов по стране?

Смысла останавливаться на сводках, комментариях и спорах о том, были ли видео с нарушениями на выборах поддельными, я не вижу. Это невозможно проверить. Я напишу здесь о наблюдениях человека, который был непосредственным свидетелем нарушений 4 марта, и которому я доверяю больше всех.

Так получилось, что моя лучшая подруга, которая является студенткой Санкт-Петербургского государственного университета, была наблюдателем на этих выборах. На ее участке были серьезные нарушения. Писать об этом сразу после выборов было тяжело: нужно было отоспаться, прийти в себя, собрать все доказательства, написать жалобу в прокуратуру. Но вот, все выполнено, ответа от прокуратуры нужно еще ждать и ждать, а ее письмо лежит у меня на столе.

Итак, вот что произошло на одном из УИКов Санкт-Петербурга 4 марта 2012 года:

«4 марта я была наблюдателем от «Справедливой России», а мой друг Ким был членом комиссии с правом совещательного голоса.
Наш участок – УИК №145 в Василеостровском районе Санкт-Петербурга, находился в спортивном зале школы – интерната № 576. Вместе с нашим УИК в этом зале был расположен УИК № 146, разделение было чисто формальным – только поставленные в ряд лавочки.

Кроме нас на участке были и другие наблюдатели. С самого начала мы познакомились с наблюдателями от Прохорова, от ЛДПР и представителем газеты «Яблоко». Чуть позже подошла молодая девушка – наблюдатель от КПРФ. Также в стороне сидела какая-то странная женщина, которая в последствие оказалась наблюдателем от «Единой России», она смотрела на нас очень презрительно и постоянно говорила по телефону.

Первым делом мы предъявили письменное заявление с требованием отдать заверенные копии протокола, которое председатель – молодая женщина в короткой юбке – должна была подписать. Она посмотрела на него и подписывать отказалась, сказала что «честное слово отдаст нам копии». Нам стоило насторожиться уже тогда, но мы в силу отсутствия опыта (оба были наблюдателями впервые) не придали этому событию большого значения. Однако жалобу все-таки написали. Ее председатель тоже не подписала, она даже от нее письменно не отказалась, что тоже было нарушением.

Возможно, это было ошибкой, но в первые часы мы были предельно бдительными, приглядывались к каждому человеку, смотрели на все действия членов комиссий, везде пытались найти какой-то подвох. Таким образом, мы нашли какой-то цветочек на столе у одной из членов комиссии, попросили его убрать, она неодобрительно и слегка удивленно подчинилась. Но подобного рода нарушения – это «цветочки» по сравнению с тем, что произошло дальше.

Впрочем, в первые часы нашей работы не происходило ничего противозаконного: мы ходили по спортзалу, смотрели на то, как проходит работа, время от времени конфликтовали с наблюдателем от Едра. Она постоянно жаловалась на нас председателю, потому что якобы мы смотрим в паспорта людей и мешаем им голосовать.
Затем ко мне подошла председатель комиссии и сказала: через полчаса вы пойдёте обходить дома с выносной урной. Я посчитала это предлогом для того, чтобы угомонить мою гиперактивность, поэтому отказалась. Мне заявили, что отказываться я не имею права, пришлось звонить на «горячую линию» и консультироваться с юристом. Там мне ответили,  что не имеют права отказаться только члены комиссии, а я как простой наблюдатель не обязана ходить с урной. Поворчав, председатель отправила на обход с урной моего друга Кима, наблюдателя от Прохорова и (внимание!) того самого члена комиссии с правом решающего голоса от КПРФ. Их поход затянулся это на 4-5 часов.
В это время я, наблюдатель от КПРФ, журналист от «Яблока», следили за порядком на участке. Кстати, тут же было и 3 миллиционера, которые вели себя крайне странно: они не очень-то следили за порядком, просто сидели на скамейках и улыбались. Наблюдатель от ЛДПР также не проявлял рвения: он разгадывал сканворд, постоянно ходил кушать в кафе, расположенное неподалеку, не вставал с места в попытках наблюдать за происходящим. Не знаю, почему мне это сразу  не показалось подозрительным.

Впрочем, до 8 вечера все проходило спокойно, не было нарушений, вбросов и прочего. А вот после закрытия участка (кстати, его закрыли на 10 минут позже положенного) началось все самое интересное.

Во всех наших памятках было ясно написано, что должен соблюдаться чёткий порядок подсчета голосов: сначала огласование количества неиспользованных бюллетеней и открепительных, затем работа с избирательными книгами.
Наша комиссия начала сразу работать с книгами. Мы сказали членам комиссии, что они своими действиями нарушают закон, что нужно сначала сделать первый шаг. На что они ответили, что подсчет еще не начался, это они просто что-то там дописывают. Тут мы начали доказывать им свою правоту, они же стали ругаться и говорить, что мы им мешаем. Неожиданно повел себя наблюдатель из ЛДПР: он начал на нас орать и обвинять в том, что все мы хотим отсюда уйти поскорее, и даже толкнул Кима. И вот тут я почувствовала неладное.

Мы написали жалобы о нарушении порядка подсчета голосов, но и их комиссия подписывать отказалась.  Все происходящее снимал на камеру представитель СМИ.  Одна из членов комиссии попробовала запретить ему снимать лица. Мы показали ей документ от Санкт-Петербургской Избирательной Комиссии, который позволял снимать. Но члены комиссии уже решили, что пора выгонять непокорных наблюдателей. Мы с Кимом были на взводе, все нервничали. Комиссия все-таки решила нас не удалять, только сказала нам снимать без лиц. Как оказалось позже, принять решение ей «помог» представитель КПРФ, который за нас заступился.

Время было уже за полночь, сил осталось совсем мало, мы очень устали, как морально, так и физически. Мы просто сидели и смотрели на все происходящее со стороны. Соседний участок уже раскладывал по кучкам бюллетени, мы же еще не начали подсчет.

Спустя два часа урну открыли, и подсчёт начался. При этом, комиссия допустила грубое нарушение: голоса подсчитывались параллельно, а не последовательно. На наше замечание, на нас огрызнулись, что все устали, а мы издеваемся над людьми.

Но вот, подсчет закончился, председатель прочитала итоговый протокол перед камерой (очень-очень тихо, еле дыша), и мы подошли к ней, чтобы получить свои заверенные копии. После 15 минут ожидания председатель вручила нам копии. Мы посмотрели на них и ахнули: там не было ни подписей, ни печатей! То место, где они должны быть, было специально скрыто во время копирования.

Мы, естественно, начали требовать заверенных копий. Председатель сказала, что сейчас дойдет до сейфа и принесет печати ,после чего вышла в соседнее помещение. Мы ждали ее минут 5. Затем я отправилась вслед за председателем, но не обнаружила уже никого! Вся комиссия, включая полицейских и наблюдателя от ЛДПР, сбежала! Осталась только зам председателя, которая невозмутимо прибиралась у себя в кабинете.
Мы все напали на неё, ведь нас обманули так глупо! Негодованию не было конца, ведь мы были почти уверены, кто протокол будет у нас. Она ничего не отвечала и невозмутимо выключала свет в помещениях.

Мы стояли все одураченные, удивленные… Я позвонила в 02, там мне сказали, что все знают, и что председатель отдала нам копии, а то, что нас они не удовлетворяют – наши проблемы.  С жалобами нам посоветовали идти в ТИК… Надо же, и полиция была за них… Мы были потрясены, у девушка из КПРФ случилась истерика.

Мы принялись строчить жалобы. Я забрала оригинал увеличенной формы, где были написаны результаты. У кандидата №5, у Путина, было 47% голосов.
Безумно уставшие, почти мертвые в 5 утра мы вышли из школы, прошли спящего охранника, дождались метро и поехали домой. Мы проторчали на этом участке 21 час….
Проснувшись утром, мы узнали результаты по нашему участку: 84% граждан проголосовало за Путина. Это был удар! Никогда не думала, что такие вещи действительно происходят. Раньше я слышала миллион таких историй, но именно собственный опыт позволяет прочувствовать какие мы марионетки.

В интернете мы опубликовали нашу историю с видео, фотографиями протокола и прочими очевидными доказательствами. Копии липового протокола и заявление с доказательствами в отдали прокуратуру. Посмотрим что будет дальше».

И вот такая приписка была в конце письма: «Поискав немного в интернете, я обнаружила, что председатель и один из членов комиссии – начальницы из отдела управления малым предпринимательством при Администрации Василеостровского района, секретарь нашей комиссии – сестра мужа председательницы, который в свою очередь из ГИБДД, наблюдатель от ЛДПР – муж нашего секретаря.

В социальной сети мы видели фотографии где почти все члены комиссии (за исключением двух человек), включая и председателя и секретаря, все вместе отдыхают заграницей и весело пьют алкоголь. Мы напали на шайку, среди которой и администрация, и ГИБДД. К сожалению, получается, что на их стороне закон, а не на нашей».

От себя добавлю, что настоящие итоги голосования были таковы:

  • Жириновский 3%
  • Зюганов 18%
  • Миронов 8%
  • Прохоров 24%
  • Путин 47%

Вот такие итоги голосования оказались в ЦИК:

  • Жириновский 1.35%
  • Зюганов 2.06%
  • Миронов 1.92%
  • Прохоров 7.61%
  • Путин 84.35%

Официальные итоги выборов по УИК 145 опубликованы по этой ссылке: http://www.st-petersburg.vybory.izbirkom.ru/region/st-petersburg?action=show&global=true&root=784002072&tvd=4784002126238&vrn=100100031793505&prver=0&pronetvd=null&region=78&sub_region=78&type=226&vibid=4784002126238

Копии протокола без печатей и подписей:


 

Приближенные цифры с копии:


Также отчет о своей работе на УИК №145 Василеостровского района опубликовала наблюдатель от КПРФ: http://lenkprf.ru/kak-ya-byila-nablyudatelem-uik-145-po-vasileostrovskomu-rayonu.html#more-2757

Приведу печальную статистику: Ассоциация «Наблюдатели Петербурга» зафиксировала 740 нарушений, в том числе 350 удалений или недопусков, 22 вброса, 26 сообщений о каруселях и 28 сбежавших в ТИК председателей УИКов, которые не выдали наблюдателям копию протокола.

 

 Татьяна Ганьжина