С начала масштабных митингов оппозиции в Москве и других крупных городах страны прошло три месяца. Сегодня четко прослеживается тенденция угасания протестного движения – на акции приходят все меньше людей. Эксперты, опрошенные «НГ», рассказывают о причинах снижения популярности оппозиционных митингов.

Одной из главных причин эксперты называют раскол среди оппозиционных лидеров, которые зачастую придерживаются различных политических взглядов. Каждый из них имеет свои представления об алгоритме дальнейших действий, о целях, которые должны быть в итоге достигнуты, и о методах достижения этих целей. Так, Сергей Удальцов, Илья Пономарев, Илья Яшин критиковались за радикальную революционность, Григорий Явлинский и Сергей Митрохин, напротив, – за инертность и пассивность. Борису Немцову, Владимиру Рыжкову и Михаилом Касьяновым предъявляли претензии за их прошлое. Националистические идеи Эдуарда Лимонова многими вообще не принимаются.

Поэтому проректор РЭУ имени Плеханова Сергей Марков считает раскол среди лидеров оппозиции вполне естественным. «У них были свои победы, объединившие лидеров оппозиции, – это, конечно, большие митинги в декабре-январе. Но были и поражения. В том числе неспособность реализовать «оранжевый» сценарий, который, очевидно, сидел под коркой каждого из организаторов этих митингов, технический проигрыш пропутинским митингам, собравшим гораздо больше людей, и в итоге разгромное поражение на президентских выборах от Путина. Кроме того, – продолжает эксперт, – есть и личностный фактор. Дело в непомерной амбициозности каждого организатора».

Другой причиной развала протестного движения стало отсутствие идеологической составляющей. После президентских выборов лозунг «За честные выборы» потерял свою актуальность, а новых идей предложено не было. Такое мнение высказывает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин: «Я согласен с тем, что протестное движение сходит на нет, потому что протестующие не предложили пока более конструктивных лозунгов, которые могли бы завести, что называется, толпу и вывести людей на улицу. Те лозунги, которые были озвучены, их повторять не стоит, они уже устарели. Они, на самом деле, сработали только в первом случае, сразу после парламентских выборов. Затем движение, что называется, уже выживало, протестное движение, судорожно пытаясь трансформироваться в какие-то институты, действительно».

А первый замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Сергей Железняк вообще полагает, что оппозиционные лидеры не имели никакого отношения к протестному движению. «В декабре 2011 года эти товарищи попытались подзаработать очков на обострившемся желании перемен среди части горожан – вот и все. Но это время уходит, и люди начинают лучше понимать, кто с какой целью их вовлекает в свои проекты. «Болотный рынок» закрывается, торговля человеческим переживаниями сворачивается, и ряд оппозиционных вожаков спешит выдать оставшихся «покупателей» за своих редеющих последователей», – говорит С. Железняк.

Анастасия Мусина