26.05.2017

Алексей Красноштанов – член комитета Государственной Думы по бюджету и налогам седьмого созыва. Был избран в 2016 году по 94-ому одномандатному избирательному округу от Иркутской области. Активно работает в направлении оптимизации бюджетной политики страны и регионов, занимается вопросами строительства учреждений образования. Своей главной задачей в работе депутата видит привлечение внимания к проблемам регионов.

– Алексей Николаевич, Вы очень часто во время выступлений членов правительства в Государственной Думе говорите о несправедливом распределении средств бюджета страны, о том, что в Москве не знают и не догадываются о многом, что происходит в регионах, о той реальной ситуации, которая складывается на местах. Почему Вы думаете, что в федеральном центре есть пробелы в представлении о жизни территорий?


Опыт работы депутатом Государственной Думы, Законодательного Собрания Иркутской области и депутатом Думы г. Иркутска, мне лично показал, что, оказывается, я не знал о многих проблемах, которые существуют в регионе и стране. Очень хорошо, что при возвращении к системе выборов по одномандатным округам в 2016 году территории разделили так, что у каждого депутата в округе оказались крупные, средние и маленькие города, сельские районы. В мой 94-ый избирательный округ входят Боханский, Нукутский, Аларский и часть Иркутского района Иркутской области. Когда я стал заниматься этими территориями, я столкнулся с реально страшным положением дел. В округе 42% сельских школ не имеют спортзалов, 50% детских садов и 52% средних поселковых школ не имеют теплых туалетов. Мы морозим девчонок и мальчишек, гоняем их на улицу в туалет, – это в Сибири! В детских садах нянечка несет горшок на улицу, одеваясь каждый раз. В школах блоки питания не соединены теплым переходом со школой, в итоге в 40-градусный мороз ребятишки бегут из кабинетов в соседний блок. Что творится в сельских поликлиниках – это другая история, но это тоже ужас. В региональную неделю посетил село Малое Голоустное в Иркутском районе, хотел помочь с ремонтом….. Посмотрел, а там уже ремонтировать нечего. Любой чиновник по этому поводу скажет, что это проблема региональной власти,​​ – за все это отвечают губернатор и областные парламенты, с них и спрос. А я думаю, что они бы и рады исправить положение, но нет возможности. Те крохи, которые остаются в распоряжении региональных властей, в основном идут на выполнение майских указов Президента РФ и подготовку к зиме. Для примера могу сказать, что в 2016 году Иркутская область сделала прирост налоговых платежей в федеральный бюджет по сравнению с 2015 годом на 21 миллиард рублей. Это не считая, что 100% налогов на нефть, газ и другие углеводороды (а это огромные суммы) идут в федеральный бюджет, также 100% неналоговых доходов, а это не менее 10 – 11 миллиардов рублей, уходит из Иркутской области в центр. Те средства, что остаются в регионе, недостаточны для решения проблем поликлиник, школ и детских садов. У нас есть село Хомутово, 16 тысяч человек проживает, в первый класс 70 ребятишек не могут записать, их будут записывать в соседние деревни, и мы будем вынуждены заказывать автобусы, чтобы возить 70 ребят из района в малые деревни учиться. Мы не выполняем свои обязательства перед населением. И я считаю, что все, что дала область сверх запланированных налогов, было бы правильно и честно распределить в соотношении 50% на 50%. Тогда бы не было тех проблем, которые есть сегодня. Обидно, что город Иркутск и Иркутская область не могут позволить себе выделить деньги на строительство развязки Маратовского кольца, а это центр города, где ежедневные пробки больше, чем в центре Москвы. А на это надо всего лишь 3 миллиарда рублей. При этом, Иркутская область в 2016 г. перечислила в федеральный бюджет более 14 миллиардов рублей акцизов, которые пошли на дороги других регионов, оставив себе всего лишь 360 миллионов рублей…

– А как Вы себе видите эти шаги навстречу регионам? Ведь есть бюджет. Это закон, по которому, все, что сверх заработали территории, уходит в федерацию. Получается, надо менять закон?


– Конечно. Являясь членом Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, я вижу те цифры, по которым живет столица, и те крохи, на которые выживает Иркутская область. Это неправильно. Обязательно нужно менять бюджетную политику в отношении регионов. И я буду об этом говорить постоянно, чтобы сдвинуть с места позицию центра, когда у нас есть только несколько важных городов и регионов в России, остальные – так себе. Всегда прошу не забывать, что рядом с нами большой и мощный Китай. Экономическое положение и возможности приграничных регионов, в том числе Иркутской области, по сравнению с приграничными провинциями Китая не входят ни в какое сравнение, мы отстали навсегда. И если мы не будем развивать наши окраины – форпост России на Востоке, ничего у нас не будет. Одной Москвой Россию не разовьешь. Да, у нас есть лучший в мире балет, был космос и вооружение, но в 21 веке важнее экономика страны. Я считаю, что если бы Иркутской области сделали шаг навстречу, для начала хотя бы изыскали такую возможность при существующем законодательстве, – это возможно, то мы бы значительно продвинулись вперед. Для примера, малый бизнес Ленинского района города Иркутска дает неналоговых доходов в федеральный бюджет более миллиарда рублей в год. Но на 160 тысяч населения этого района у нас нет ни одного крытого спортивного комплекса, кроме спортивных залов в общеобразовательных школах. Нет ни одного крытого Ледового Дворца на территории моего 94-ого избирательного округа. И таких проблем масса. Поэтому я надеюсь, что регион, который дает прирост налогов, должен оставлять на своей территории разницу в приросте. И буду отстаивать эту свою позицию. Неправильно это, когда федеральный центр забирает все, что заработал регион. Иркутская область в 2016 году отдала в Москву более 132 миллиардов рублей налоговых и неналоговых доходов. В 2017 г. планируется получить доходов сверх плана еще больше. В  январе-апреле  промышленное производство в области выросло на 8,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И я хотел бы, чтобы нам отдали небольшую разницу сверх полученного, я не беру налоги на нефть, газ, – только то, что заработает наша областная экономика. Нам нужно сделать Маратовскую развязку в Иркутске, построить 25 школ в области, чтобы выполнить Указ президента, чтобы хотя бы в две смены дети могли учиться, построить спортзалы. Я верю, что придет время, Правительство пойдет навстречу, и регионы страны будут себя чувствовать не изгоями, а равноправными партнерами в стране. Вот только бы поскорее.

– Что, на Ваш взгляд, является самым важным для Иркутской области сегодня?

– Всегда самым важным были, есть и будут люди. То, как они живут. Нет смысла работать, если жизнь не становится лучше. Для этого, конечно, нужно социальную сферу развивать, больше уделять внимания программам поддержки разных слоев населения, условиям и качеству жизни. Сегодня важно заниматься не только борьбой с пожарами, но и экономикой, что успешно делает губернатор области и его команда. Я постоянно обращаюсь к правительству РФ: дайте нам почувствовать себя нужными стране, пусть Россия снова будет прирастать Сибирью. Только не забирайте у Сибири все ее богатства. Не забывайте, что Россия не заканчивается на третьем или четвертом транспортном конце Московской области. Все-таки, наши девочки не должны ходить в 40-градусный мороз в туалет на улицу, это наша главная задача на сегодняшний день.

Нам необходимо остановить отток населения, а это возможно при условии развития инфраструктуры. Люди должны возвращаться на родину. Нужно показать, что есть перспективы, регион развивается, чтобы люди работали, создавались новые рабочие места, развивался малый бизнес, производства. Тогда налоги возрастут, бюджет будет прирастать, регион начнет развиваться быстро и эффективно. А сейчас ситуация какая: зарабатывайте, но мы вам ничего сверху не дадим. Смысла работать лучше нет. Сами знаете, если у ослика нет морковки, с места его не сдвинуть. Так и тут. Дайте стимул, замотивируйте регионы, и вы увидите, какой потенциал начинает раскручиваться подобно пружине. А сейчас что?… Пока все упирается в недостаточное финансирование во всех сферах. И в устаревшие нормы бюджетного законодательства. Страна развивается, все меняется, законы должны успевать адаптировать под потребности и нужды всех территорий, иначе мы отстанем от мира, и догонять будет уже очень тяжело. Делаю, что могу, чтобы достучаться с этими предложениями в Государственной Думе. Надеюсь, что меня услышат. Но я прекрасно понимаю, что наша государственная машина очень тяжелая, поэтому в тех условиях, что есть сейчас, даже всем миром тяжело что-то менять, – очень большая махина. Но пример Иркутской области может стать показательным. Можно на нашем опыте начать менять подход, а затем уже на всю страну адаптировать.