27.01.2017

Перепады температур, снегопады наглядно вскрыли серьезную проблему: «джентельменский набор» дорожных служб – соль и песок – не спасают людей от трагедии.

Последние два месяца информация о погоде больше напоминает сводки с фронта. Травматологи и инспекторы ГИБДД скрупулезно подсчитывают число погибших и раненных. Жилищная инспекция и прокуратура устраивают ежедневные рейды по дворам и пачками выписывают предписания, предостережения и штрафы за неубранные и скользкие улицы. Главы комитетов по благоустройству отчитываются о сотнях тысяч тонн высыпанных на улицы пескосоляных смесях. И лишь у немногих хватает смелости признать: эти меры не работают.

Каленый песок и пескосоляная смесь сдуваются с поверхности тротуаров. Толстую корку льда невозможно отбить даже тяжелой техникой, сетуют дорожники. Ежедневно с переломами в травмпункты попадает по нескольку сотен человек. Люди пишут петиции с требованием очистить тротуары от гололеда.

Уборку улиц у нас любят сравнивать с технологиями, применяемыми в скандинавских странах, задаваясь вопросом, почему в российских мегаполисах так мало используют в качестве антигололедного средства каменную крошку. В Санкт-Петербурге в этом году к песку добавили еще и гранитную крошку, на которую возлагали большие надежды. Однако, «финская технология» себя не оправдала. Гранитный камень оказался абсолютно бесполезен на ледяном панцире, который сковал Северную столицу. Единственный эффект, который отметили петербуржцы, окрестившие в этом году свой город как «город-пингвинов», это то, что острые осколки резали лапы животным, обувь и впивались в подошву. Травматологи отмечают двукратный рост обращений в больницы города. Число пострадавших иногда доходи до 500 человек в сутки.

Единственный город, в котором зимой уровень травматизма приблизительно такой же как и летом – это Москва. По данным Ассоциации травматологов и ортопедов, в столице самый низкий показатель уличного травматизма в холодный период.

По словам заместителя мэра по вопросам ЖКХ в Москве Перта Бирюкова, с начала этой зимы в 15тимиллионном городе с травмами, полученными в результате падения на улице в гололед, обратилось всего 80 человек. В среднем за сезон таких потерпевших бывает не более 1500 тысяч. Но так было не всегда.

«В 2009-2010 гг. мы старались не применять антигололедные реагенты на пешеходной части города. И что же? В сутки получали от 400 до 600 обращений москвичей о том, что они падают при ходьбе по городу, ломают руки и ноги. Теперь обрабатываем реагентами и тротуары, и дворовые территории».

Еще одна проблема в том, что у нас на это не рассчитана система водоотведения, а значит, в большинстве случаев активное применение крошки приводит к засорению канализационных колодцев. Кроме этого, по российским нормативным требованиям, дороги в городах должны быть очищены до асфальта с хорошо различимой разметкой. При таком содержании использование гранитного щебня бессмысленно. Крошка улучшает сцепные качества покрытия только при наличии на нем уплотненного снега. На асфальте же эффект от камней отрицательный.


В России главным противогололедным средством в 20 веке был крупный речной и карьерный песок с небольшим содержание хлорида натрия (технической соли). Однако фрикционная часть забивает стоки, а также загрязняет газоны. При этом лед под воздействием песка никуда не исчезает, а за зиму на дорогах образуется многослойный песко-ледяной пирог. Кроме того, последние медицинские исследования показали, что воздействия песчаной пыли по весне вызывает у людей аллергические, сердечно-сосудистые и даже онкологические заболевания. Находясь на дороге, песок смешивается с выхлопными газами и маслами, частицами асфальта и шин, превращаясь в крайне токсичный отход 2 класса опасности, убирать который необходимо в течение 2-3х дней. С такой скоростью по весне не чистят ни один город, учитывая объемы высыпанного за зиму песка. Хлорид натрия же не только теряет эффективность при температурах ниже -10С, но и накапливается в почве, приводя к ее засолению, вреден для обуви и стимулирует коррозию металлов. По большому счету все негативные отзывы о реагентах связаны именно с применением соли.

Вредно ли посыпать улицы города реагентами? Зависит от вида реагента, норм расхода и предвзятости мнения.

Интересно, что отношение людей к поливанию улиц природными рассолами более позитивно. Они считают, что минеральная вода безвредна, ведь это же «натурально». Например, в Ярославле самый распространенный способ борьбы с гололедом – комбинация песка с рассолом местных скважин. Такой же рассол, что идет на поливку улиц, применяется в санаториях. Такая же ситуация возникает и с морской водой, которая является по своей природе точно таким же соляным реагентом, что высыпается или выливается на улицы.

Природные рассолы по химическому составу чаще всего относятся к хлористо-натриевым или хлористо-кальциево-натриевым жидким материалам. При этом возможности их использования ограниченны. Они идут в ход только при температуре -8 °С и выше. Жидкие реагенты нельзя применять при низких температурах и в местах повышенной опасности: на спусках, подъемах и крутых поворотах. Для обработки дорог при температуре воздуха ниже -8С используются твердые противогололедные материалы, которые по сути своей являются теми же минеральными солями, что растворены в природных рассолах.

Ни в одном другом городе России не экспериментировали с антигололедными средствами так часто, как в столице.

До середины 1990-х использовалась обычная песко-соляная смесь с хлоридом натрия, но от нее было решено отказаться из-за засорения стоков, засоления газонов и порчи городских коммуникаций (в том числе контактных проводов троллейбусов). Одно время популярными были твердые химические комбинированные реагенты на основе модифицированного хлористого кальция и магния. Их можно было использовать почти при любой погоде, даже во время снега. Но после нескольких лет применения выявились серьезные недостатки однокомпонентных реагентов: повышенная вязкость, увеличивающая тормозной путь, высокая агрессивность к металлам, обуви, растениям. Поэтому в середине нулевых и от них было решено отказаться из-за тенденции к накоплению аниона магния и кальция в почве и природных водах. В 2005 году использование бишофита (хлористого магния) в столице было запрещено Росприроднадзором.

В Москве же для снижения травматизма 6 лет назад были созданы специальные составы для посыпки пешеходных зон и тротуаров – твердые комбинированные реагенты «КРтв». В разработке принимали участия ведущие дорожные, медицинские и кожевенно-обувные лаборатории.

Согласно исследованиям Роспотребнадзора г. Москвы, эти противогололедные реагенты являются 4го, наиболее безопасного класса, по воздействию на человека, не вызывают аллергию и не испаряются.

При поставках применяется двойная система контроля качества: на заводе-изготовителе и входной контроль при приемке продукции.

«Сырье, из которого производят КРтв, используется максимально чистое, – пояснили на производстве «Уральского завода противогололедных материалов». – В составе небольшое содержание пищевой соли, добавка из формиата натрия для смягчения воздействия соли на обувь, металл и почвы и белоснежная мраморная крошка, которую поставляют из того же карьера, где добывали мрамор для облицовки Храма Христа Спасителя.»

Как рассказали на УЗПМ, самой уникальной добавкой является формиат натрия. Это биоразлагаемая соль, которую широко используют во всем мире не только в качестве противогололедного реагента, но и в медицине в качестве антиоксиданта и антисептика, и в кожевенно-обувной промышленности, и в сельском хозяйстве. Формиат натрия добавляют в силос животным – он предотвращает гниение травы и улучшает ее усвоение. При попадании в почвы, эта органическая соль очень быстро разлагается на углекислый газ и воду и «выводит за собой» другие загрязнения. По результатам экологического мониторинга, за 5 лет использования таких составов, уровень засоленности почв в столице сократился в 2 раза.

По словам Петра Бирюкова, опыт по уборке столицы и применению ее уникальных противогололедных реагентов, перенимает все больше стран. В 2012 году Стокгольм стали посыпать не гранитной, а мраморной крошкой, в 2013ом схожие по составу материалы с формиатами были использованы в Норвегии, в 2014 году транспортный институт Франции подтвердил эффективность формиатов и рекомендовал их использование для снижения экологической нагрузки. Теперь «московскими» противогололедными материалами пользуются в Берлине, Праге и в Вене.