Ольга ЧЕРНОКОЗ, главный редактор журнала «Регионы России», и эксперт журнала, помощник члена Совета Федерации Олег КОРШУНОВ беседуют о предвыборной гонке в стране, о шансах кандидатов стать президентом России, и о том, каковы должны быть первые шаги нового президента.

Ольга Чернокоз: Олег Адольфович, на президентских выборах баллотируются пять кандидатов. Но говорят, что, кроме Путина, выбирать не из кого. Вы с этим согласны?

Олег Коршунов: Да, это правда. Давайте посмотрим с вами всю линейку кандидатов. Из них кто-то уже был у власти, как коммунисты, кто-то долго пытается. Сегодня реально мы наблюдаем противоборство Запада и Путина. Запад не хочет, чтобы у нас был сильный президент. Можно много говорить о его роли как президента, о том, что он, как и любой человек, не идеален. Хотя я считаю, что он так серьезно подошел к политическому вопросу, что сегодня сильнее его никого нет. А нам это и нужно.

О.Ч.: Все говорят, что Путин не вводит демократию, причем говорят это люди, которые не представляют, как быть у власти. Кандидаты в президенты кричат, что нам нужна демократия, мы должны присоединиться к Западу. На ваш взгляд, какой в России должен быть строй: демократия, автократия, охлократия, монархия?

О.К.: Вообще, мы не должны никогда уподобляться Западу, и уж тем более присоединяться к чему-либо. Мы отдельная страна, у нас огромный потенциал, потому что сегодня Россия – богатейшая страна мира по энергетическим и природным ресурсам. Зачем нам двигаться  к Европе, что мы от нее получим?

О.Ч.: Но Европа и Запад более эффективен…

О.К.: Он эффективен, потому что встроен в мировую экономику много-много лет!

О.Ч.: А почему Россия – нет?

О.К.: Россия жила при коммунистах. Речь не о том, что мы тогда жили плохо. Мы жили по-другому, была абсолютно другая жизненная позиция, жизненный строй – в чем-то лучше, в чем-то хуже – но другой. Мы были замкнуты, никого к себе не пускали, такой мощный кулак был. Потом, наверное, все захотели независимости. Вспомним, в свое время все говорили о том, что «устали кормить Москву». Сейчас никто никого не кормит, а Москва опять живет лучше всех. А тот, кто некогда «кормил Москву», живет еще хуже. В Европе кризис, и с экономической и политической точки зрения эту ситуацию можно расценить как своего рода месть американцев за то, что появился евро – альтернатива доллару. Кто бы что ни говорил, на мой взгляд, американцы готовились отомстить за то, что доллар ушел из Европы.

О.Ч.: Получается, в Европе работает только Германия и Франция,  а Италия, Испания, Греция сидят у них на шее?

О.К.: А что у них там есть, давайте подумаем. Греция – это курорты. В Италии тоже львиную долю составляет туристический бизнес. Испания… Евро стал альтернативой доллару. У нас нефтяные торги идут в долларах, но значительную долю евро съел – доллары перестали ходить в том же объеме. И Америка отомстила – все, что там происходит, в глобальном масштабе это дело их рук.

И тут – батюшки! – внезапно Россия начала укрепляться. Серьезная, крупная держава с огромным потенциалом энергоресурсов – как кость в горле. И единственный человек, который может выйти на международную арену и с уверенностью сказать: «Ребята, это будет так», – это  Путин. Давайте посмотрим правде в глаза, рассмотрим несколько весомых позиций: позицию Путина, позицию коммунистов, позицию Прохорова.

Исключим Миронова, Жириновского – они на каждые выборы выходят с одним и тем же, и ничего не меняется. Они прекрасно понимают, что никогда не станут президентами. Но они должны быть как бы «в теме», они должны говорить. Что такое ЛДПР? Это просто Жириновский, который выражает только свою личную позицию. Он говорит, у него есть электорат 17% – вот он за него и проголосует, хотя я считаю, этот процент куда меньше.

Вернемся к Путину. Он отпахал свои два срока как президент. И если бы он хотел остаться на третий срок – я уверен, он бы нашел способ. Но он эти варианты отмел и пошел в исполнительную власть, на должность премьер-министра, и занялся экономикой страны.

О.Ч.: А результат? Глядя на то, что происходит сегодня в госкорпорациях, нельзя сказать, что они эффективны.

О.К.: Секундочку, оттого, что мы не видим реально сделанный шарик – не значит, что его нет. Вспомните, раньше огромная академия наук работала над изобретением, и только через много лет была отдача. Сегодня все новое – мы не можем ожидать немедленных результатов. Но они проявятся. Давайте рассуждать в глобальном масштабе. Путин целый срок работал как премьер, посмотрел хозяйственную сторону нашей страны, плюс – он дальше совершенствовался как политик. И сегодня он единственный, идеальный вариант нашего президента.

О.Ч.: Действительно идеальный?

О.К.: Среди всех, кто сегодня в линейке кандидатов, – да. Возьмем, для сравнения, Прохорова. На политической арене это новое лицо. На мой взгляд, грамотнейший хозяйственник. Человек молодой – 46 лет ему всего, и он уже успел сколотить состояние.

Даже если он и не с нуля начинал, нужно было капитал удержать, накопить и приумножить. Это не каждому дано. Итак, он прекрасный хозяйственник, он молод, но абсолютно беззуб политически. Ему нужно к будущему президенту пойти в исполнительную власть, поработать около него, научиться политике, и через два срока, лет через 10, ему будет 56 – он может стать идеальным президентом нашей страны.

О.Ч.: Я думаю, он не готов к такой длительной политической работе. Он хочет стать президентом сейчас.

О.К.: Ну давайте честно: хочет-то он хочет, да кто ж ему даст? Во-первых, у нас не любят олигархов. А если он поработает в исполнительной власти, на него будут смотреть как на чиновника, и кроме того, мы увидим, что человек может. Он будет работать под присмотром первого лица. Я убежден, что президента нужно воспитывать. Прохоров – идеальная фигура для будущего президента. Но сегодня – увы. Ему дали возглавить партию – он попробовал, не получилось. Видно, что он политически слаб. У Прохорова прекрасное финансовое образование. Он окончил Московский финансовый университет, и этот вуз его выдвигал на президентство. Это альма-матер очень многих серьезных людей, что еще раз подтверждает, что в будущем это образование будет большим плюсом для его работы.

Теперь рассмотрим коммунистов. У власти они уже были. В 1917 г. было очень интересно – пришли к власти люди, которые ничего не имели. А сегодня это будет класс обиженных людей – они были у власти, а у них все отобрали. Старшее поколение может вспомнить фильм «Юность Максима». Там был прекрасный эпизод: Максим идет по коридору, голодный и оборванный, и у него другой герой спрашивает: «Максим, а ты сейчас чего делаешь?» – он отвечает: «Ничего». – «О! Езжай в Госбанк, ты теперь его глава, бери печати и командуй деньгами». Мы этого хотим? Мы все забыли, кем были созданы первые концлагеря?

О.Ч.: Лениным.

О.К.: Владимиром Ильичом. И что, мы хотим повторения? Да еще хуже будет!

О.Ч.: Но Зюганов совсем не такой коммунист, каким был Ленин. Он такой же капиталист – как прочие кандидаты. Может, он социал-демократическое направление создаст.

О.К.: Почему он его до сих пор не создал? Давайте рассудим. Кто ему мешает? У него огромное количество депутатов в Думе.

О.Ч.: Но ему легче работать со «старым» электоратом. Они не поймут.

О.К.: Да если бы он излагал правильные мысли – кто бы его не понял? Давайте прочитаем все программы партий – они все одинаковые. Такое ощущение, что их кто-то один писал, а потом надписал над каждой: «ЛДПР», «КПРФ».

А что касается Путина, то здесь иная картина. Он сегодня посмотрел на страну с позиции исполнительной власти, посмотрел на страну по-хозяйски, он сегодня идет с позиции человека с хозяйской жилкой. В моем понимании, нас ждут серьезные перемены в кадровой политике.

О.Ч.: В федеральном центре или регионах?

О.К.: Везде. Я понимаю, что с его приходом произойдет много изменений, в том числе, и в хозяйственной деятельности. Сейчас Путин сочетает в себе два опыта – президентской и исполнительной власти. Как президент он силен, за плечами два президентских срока, и теперь он будет силен как хозяйственник.

Что в экономике изменится с приходом Путина?

О.Ч.: А что в экономике изменится с его приходом?

О.К.: Укрепление социального блока – тот серьезный проигрыш, который у нас есть. Во-первых, я считаю, у нас неправильная форма оплаты труда в армии и полиции. Мы ругаем полицию за взятки, но не может лейтенант с семьей жить на 25 000 рублей. Правильно им поднимают зарплату. Нужна серьезная реорганизация в армии – переход на контрактную основу. Кроме того, раньше всем военнослужащим по выходу на пенсию давали квартиру, было довольствие, пенсии высокие.

О.Ч.: А где взять деньги?

О.К.: Вот именно. И рассмотрим еще положение пенсионеров. С одной стороны, мы не можем опережать уровень инфляции поднятием пенсий. Но мы можем заняться обеспечением социальных благ для наших пенсионеров. Должно быть некое ограничение стоимости основных продуктов питания, того же хлеба. Для малообеспеченных граждан должны быть льготы, лекарства. Нельзя сегодня в разы поднимать цены на лекарства,  люди не смогут их покупать. Я считаю, это не сложная задача. Можно договориться с аптеками, сетевыми магазинами. Местные власти могут взять часть проблем на себя.

Например, хлеб. Почему стоимость его дико растет? Потому что растет бензин, энергоресурсы, но львиная доля цены все же падает на зерно. А зерно самое дешевое в августе, когда собирается урожай, а самое дорогое в феврале. Что мешает властям – я точно знаю, так сделали в Рязанской области – в августе покупать зерно по низким ценам, а потом раздавать его на хлебозаводы? Там сделали только один такой хлеб – «Дарницкий», назвали его социальным хлебом, и на него была соблюдена цена. Есть варианты социального обеспечения, которые нужно развивать. И их уже развивают.

Например, много внимания уделяется малому бизнесу.

О.Ч.: Что-то не заметно. Такие налоги.

О.К.: Налогооблагаемая база будет всегда. Но есть же упрощенная система налогообложения, есть льготы для частных предпринимателей по кредитованию.

О.Ч.: Они минимальны.

О.К.: А я приведу пример. В свое время мы работали в Рязанской области. У нас помощь по экспортному ориентированию малого и среднего бизнеса составляла 400 000 рублей в год. За год мы довели эту цифру до 18 млн. Вот это была реальная помощь предприятиям, выпускающим экспортно-ориентированную продукцию. Мы им давали безвозмездные субсидии. И сейчас это нужно сделать.

Думаю, это будет одним из первых решений президента в социальной политике – социальная поддержка малообеспеченных слоев населения и помощь малому и среднему бизнесу. Это основа нашей страны. А если малый бизнес «бить по голове» каждый раз, когда он поднимает голову, ничего и не будет.

О.Ч.: Но, говорят, Путин только сейчас много обещает. А когда он придет к власти,  то, наоборот, по максимуму будут прижимать бизнес. Все ведь ждут, что упадут цены на нефть. Глобальный вопрос – будет экономика переходить на рельсы модернизации, инноваций, или мы будем продолжать жить на сырьевых ресурсах?

О.К.: Модернизация будет, это чувствуется уже сегодня. Будет глобально изменена позиция экономики.

О.Ч.: Мы догоним другие страны в плане модернизации? И надо ли это? Начиная с Петра Первого, Россия все время догоняет Запад и не может его догнать. Нужно ли нам это  вообще? В чем исключительность нашей роли?

О.К.: Я сказал: мы исключительно богатая страна в плане ресурсов.

О.Ч.: То есть, когда мы потратим ресурсы и останемся без них…

О.К.: Когда это будет?

О.Ч.: Ну, рано или поздно.

О.К.: Я думаю, мы этого не увидим. Поверьте мне, без энергоресурсов никто еще не существовал. А к тому времени, как они кончатся, – кто-нибудь что-нибудь придумает. Те же Ростехнологии.

О.Ч.: Вряд ли. Скорее, это придумают западные компании, переманившие наши мозги.

Почему Россия не является такой сильной державой, как Америка. Уроки истории

О.Ч.: Почему же Россия не является такой сильной державой, как Америка, если у нее такие богатейшие ресурсы?

О.К.: А я объясню. Мы не живем в обществе развитого капитализма столько, сколько они.

О.Ч.: Но Петр Первый перенимал опыт Запада, а Запад ушел вперед. А когда пришли коммунисты, мы опирались на внутренние ресурсы, был ГУЛАГ и т. д. Все же знают, что использовали рабочую силу заключенных, чтобы за несколько лет создать развитую индустриальную державу.

О.К.: Сейчас можно много ругать то, что было. Но вспомните – единственной державой, которая имела веское слово против Америки и Европы, – это был СССР. А сегодня западники пытаются поломать последний оплот этого противодействия Западу в лице России.

О.Ч.: Почему Россия, если она до сих пор сильна, отпустила все государства, которые входили в СССР? Я не говорю об объединении, но почему не сохранилось сотрудничества? Сейчас они не входят в сферу нашего геополитического влияния.

О.К.: Они сами захотели уйти. Для того чтобы убедиться, плохо что-то или хорошо – надо попробовать. В СССР каждая республика говорила, что она кормит Россию. Кто-то – хлебом, кто-то хлопком, кто-то мясом. Все говорили – да, мы работаем на эту Москву. И каждый захотел своей свободы.

Я часто бываю в Прибалтике. Если узнают, что ты из Москвы, – выражают открытую неприязнь. Не любят, хотя не понимают, за что. Спрашиваю – за что? А они говорят – вот, вы нас завоевали, вы плохие. –  Окей, говорю. Сегодня русские люди есть в правительстве Латвии? – Нет. – А что же вы так плохо живете?

О.Ч.: А они плохо живут?

О.К.: Очень! Я нигде не видел такой же нищеты – иду по Риге, и милостыню просит молодежь. Как бы ни было плохо в социальном плане у нас, я ни в одном городе России или мира не видел, чтобы на улице молодежь просила милостыню. Вот 20 лет здоровому парню, а  он сидит с баночкой. И он не один, таких много. Зато независимые!

Вот вы говорите: давайте с прежними странами сотрудничать. Так они прекрасно понимают, что им нужен газ. Давайте, говорят, объединимся. А вы нам газ не по 300 долларов, а по 50 будете продавать.

Сегодня с позиции сильного в России может говорить только Путин

О.К.: Сегодня с позиции сильного в России может говорить только Путин – сильно и справедливо. У нас должен быть серьезный президент, политический зубр.

О.Ч.: Итак, большинству ясно, что альтернативы нет. И что нам осталось?

О.К.: Давайте подождем 4 марта. Я считаю, каждый должен пройти и проголосовать. Хотя бы ради того, чтобы не проголосовали вместо тебя.