«Пусть девчонки и парни томятся в автозаках, а потом получат судимости», – политтехнолог об издержках проекта

Знаменитая «уральская школа политконсалтинга» сложилась во многом ввиду многолетнего противостояния наших властных домов. Белый, «пожелтевший» позже, дом издавал газеты, Серый делал то же самое. У Белого было свое телевидение, у Серого – ничуть не хуже. Появившееся в недрах Белого дома первое интернет-СМИ вскоре обзавелось конкурентом из Серого. И так далее – во всём. Для пущей красоты телекартинок устраивались митинги. Против Белого – на деньги Серого, и, соответственно, наоборот. В девяностых-нулевых митинги были непременным атрибутом городского пейзажа, такса за участие ежегодно индексировалась, с 50 рублей в 1999 до 500 в 2015-м. Ходили на митинги одни и те же бабушки – сегодня против хозяев Белого дома, а завтра – против хозяев Серого. Затраты на митинг обычно складывались из оплаты «явки», умноженной на два. Например, на митинг пришли 6000 человек (больше в Екатеринбурге я не припомню). 600 000 раздавали митингующим, еще столько же – на оплату аппаратуры, аренду быстросборной сцены, изготовление транспарантов, уборку мусора, сюда же входили гонорары организаторов. Рентабельность организации митинга – 20-30%, это вам не оружие и не наркотики.

На антикоррпуционный митинг, организованный местным штабом Алекея Навального, пришло три тысячи екатеринбуржцев

Фото:Ольга Хмелева, Городскиевести.ру

Ситуация стала меняться с началом «десятых» годов, а точнее – с всеобщим проникновением интернета. Массовое погружение сограждан в онлайн привело к забавному феномену: молодые, с излишком энергии и свободного времени люди оказались склонны к разного рода перфомансам. Получили распространение «флешмобы»: незнакомые ранее люди стали собираться вместе и запускать в небо шарики, прыгать, взявшись за руки, и даже имитировать массовую гибель людей, вселяя ужас в прохожих, ставших случайными свидетелями акции.

"Пусть девчонки и парни томятся в автозаках, а потом получат судимости. И плевать, что их не возьмут потом никуда на работу и даже не дадут банальный банковский кредит. Всё это «издержки производства» проекта «Навальный»"

Фото:Ольга Хмелева, Городскиевести.ру

Политтехнологам стало ясно: появился инструмент очень дешевой коммуникации, позволяющий моментально информировать большое количество людей и, при наличии мощного инфоповода, массово выводить их на улицы. «Первой ласточкой» в Екатеринбурге стал знаменитый митинг в защиту площади Труда. Тысячи екатеринбуржцев весной 2010 года вышли на площадь в знак протеста против его застройки культовыми сооружениями. Автор тоже был в числе участников акции, и даже выступал со сцены. Внешне всё это казалось «глотком свежего воздуха»: молодые радостные люди с воздушными шариками заполонили площадь, выражая недовольство действиями косной и чуждой власти. Однако всё быстро встало на свои места: в толпе появились наблюдатели от Серого дома во главе с нынешним вице-мэром по пиару. Их появление означало только одно: аудит со стороны заказчика. «Серодомовские» во все времена предпочитали лично удостовериться в соблюдении подрядчиком договорных обязательств, как по части содержания, так и явки.

На рынке сложилась уникальная конструкция: заказчик платил за организацию митингов те же деньги, а подрядчик получал не 20, а все 70-80% от сметы: «протестующие» выходили на площади бесплатно! Серьезный бонус – публикации митингующих в соцсетях: тысячи людей врать не будут…

Алексей Навальный был задержан полицией в центре Москвы, на митинге, который не был санкционирован городскими властями. 

Уникальная тогда екатеринбургская технология была интересна многим. Ее пытались взять на вооружение парламентские партии, во время думской кампании 2011-го. Но, как и всё обречённое на успех, технология организации высокомаржинальных митингов перекочевала в Москву. Десять тысяч «классических бабушек» в ценах 2015 года – жалкие два миллиона прибыли для подрядчика (восемь миллионов – расходы на оплату участников и организацию мероприятия). То же количество собранных через интернет «идейных» школьников и студентов – уже семь-восемь миллионов чистой прибыли. Пусть девчонки и парни томятся в автозаках, а потом получат судимости. И плевать, что их не возьмут потом никуда на работу и даже не дадут банальный банковский кредит. Всё это «издержки производства» проекта «Навальный»…

Хочется традиционно закончить материал на радужной ноте. Но не получается. Лохов жалко.

Александр Предеин, политтехнолог