14.03.2017

Мы продолжаем публикацию материалов журнала «Регионы России» по главной теме последнего номера: Какая модель управления нужна России? Сегодня мы размещаем заметки автора журнала Анатолия Скоробогатова о самом известном, пожалуй, в мире опыте успешного государства – о Сингапуре.

Игорь Тальков пел о том, что, быть может, когда-нибудь, пусть даже через сто веков, он вернется в страну не дураков, а гениев. К сожалению, эта мечта трагически погибшего поэта в России пока не осуществилась. Но в мире такая страна есть, и в ней живут и работают если не все поголовно гении, то большинство, а дураков совсем не видно. Во всяком случае, в органах государственного управления. И это Сингапур.

Китайцы не устают поражать мир чудесами. Островное государство Сингапур – одно из них. Еще в середине прошлого века это была нищая, несчастная страна. Взяточничество было нормой жизни, а сама жизнь во многом зависела от пресловутых преступных китайских «триад». И вот в ничтожно короткий исторический срок – каких-то 20–30 лет – все кардинально поменялось. Сингапур из отсталой английской колонии превратился в процветающее независимое государство с мощной экономикой, ориентированной на экспорт.

Можно долго и интересно рассказывать о том, как Сингапуру удалось привлечь инвесторов со всего мира, уничтожить преступность, победить коррупцию. Но нам важнее понять, что в основе всех достижений Сингапура лежит то, что страной управляет умная власть. Можно сказать и по-другому – власть здесь принадлежит высокоинтеллектуальным, образованным, порядочным людям, способным постоянно генерировать новые идеи экономического и социального развития страны и добиваться их реализации. Отсюда и успехи. Такая политическая система государственного управления называется меритократией.

Официально Сингапур – парламентская республика, обладающая всеми атрибутами демократии. По словам бывшего премьер-министра Ли Куан Ю, здесь использовали те преимущества, которые оставила Великобритания – английский язык, юридическую систему, администрацию, лишенную партийных пристрастий. Но при этом отказались от использования методов, свойственных социальному государству, «потому что видели, как великий британский народ в результате социалистической уравниловки превратился в посредственный». Сейчас от демократии западного образца в этой восточной стране мало что осталось. Де-факто в Сингапуре однопартийная политическая система, с 1965 года лидером является партия «Народное единство». Свобода слова и печати тоже присутствуют, но в ограниченном виде: по индексу свободы прессы страна занимает одно из последних мест в мире.

Свою систему политического и государственного управления Сингапур построил в основном на принципах конфуцианства. Как объяснил премьер-министр Ли Сяньлун, одна из многих идей Конфуция, которая остается актуальной для Сингапура, это «концепция управления уважаемым человеком, который считает своим долгом творить добро для людей, кто пользуется доверием и уважением народа». Собственно, это и составляет суть меритократии.

Конечно, Сингапуру повезло, что у истоков его государственности стоял такой человек, как Ли Куан Ю, с 1959 по 1990 год возглавлявший кабинет министров. После Второй мировой войны он учился в Великобритании, в Лондонской школе экономики, затем в Кембриджском университете. Получил два «красных» диплома – по праву и экономике. Работал адвокатом, в 1954 году основал Партию народного действия, в 1959 году привел ее к власти. Среди прочего наследства, оставленного Великобританией Сингапуру, он сохранил комиссию по вопросам государственной службы (PSC – Public Service Commission). Изначально комиссия создавалась для консультирования британского правительства в Сингапуре по вопросам, связанным с гражданской службой найма, назначения и продвижения по службе. В 1963 г. функции этого органа расширились, теперь PSC контролировала и регулировала назначение на постоянные посты государственных служащих. Кроме PSC существовали и другие институты, призванные формировать кадровый состав правительства. К таким институтам относится Колледж гражданской службы (CSC – Civil Service College). Еще одним важным инструментом для создания эффективной политической власти в Сингапуре послужил институт менторства. Показательным в этом смысле является поступок самого Ли Куан Ю, занявшего должность министра-наставника в 2004 г.

Иными словами, Ли Куан Ю создал целую систему по выращиванию государственных управленцев и политиков по своему образу и подобию, что и было названо меритократией. Сам он по этому поводу говорил так: «Сингапур – это меритократия. И у этих людей есть причины занимать высокие ступени, благодаря их собственным заслугам. Они много работали и много сделали. Если все 300 человек погибнут в авиакатастрофе, Сингапур распадется».

К счастью, такой катастрофы не случилось, и Сингапур продолжает процветать. Мало того, опыт этой маленькой страны успешно перенимает великий сосед – Китай. Даже «железная леди», экс-премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер как-то заявила – «Когда-то Сингапур учился у Великобритании, а теперь мы учимся у Сингапура». Возможно, что когда-нибудь меритократия придет и в Россию.