Эксперт: После появления «рассерженных горожан» региональным властям пришлось пересмотреть принципы работы с общественниками

2017.02.22

Важная задача региональной власти – создать максимально комфортное пространство для развития региона и наладить совместную работу с общественностью. Но что можно понимать под общественностью? И есть ли она во всех регионах?

О феномене «рассерженных горожан» и деятельности ОНФ в регионах корреспонденту РИА «Регионы Online» рассказал генеральный директор коммуникационного агентства «Actor» Дмитрий Еловский:


Генеральный директор коммуникационного агентства «Actor» Дмитрий Еловский

С общественными организациями в регионах работали давно – еще с 90-х. Но это было преимущественно взаимодействие с лояльными официальными организациями для укрепления позиций на выборах.

Начиная с 2010 года, с появлением феномена «рассерженных горожан», ситуация начала меняться и вылилась в протесты 2012 года. Появилась целая группа общественных активистов, имеющих достаточный уровень поддержки в городской среде и не намеренных становиться придатком для типичного отдела по работе с общественными организациями в типичном правительстве региона.

После появления «рассерженных горожан» региональным властям пришлось пересмотреть принципы работы с общественниками, в первую очередь с протестниками. Теперь регионы различаются по масштабу работы с общественными организациями и по технологии работы с протестниками.


Как пример, могу привести Московскую область, где работа с общественными структурами ведется очень активно. Интересное технологическое решение – премия «Наше Подмосковье». С ее помощью в систему общественно-политических отношений постоянно рекрутируются новые проекты и организации.

Конечно, в проекте есть и немало показушных заявок, но в целом он работает на коммуникацию властей и общества. Другой вопрос, как это конвертируется в практической плоскости, например на выборах? 

На примере же Московской области можно посмотреть и на работу с протестниками. В целом власти пытаются вести диалог даже с очевидно настроенными против них общественниками. Министры, например Александр Коган, не боятся выходить к настроенной враждебно толпе, чтобы снизить градус напряжения. Проблема в том, что в московском регионе уже давно сформировалось такое явление как профессиональные группы общественных активистов.


Министр экологии и природопользования Московской области Александр Коган

Это постоянно действующие объединения, которые занимаются самыми разными темами, делают это вполне профессионально. Мотивация у них разная: есть и совершенно искренние люди, есть и проходимцы. Но диалог с такими структурами работает только на повышение их авторитета и узнаваемости, власть в таком диалоге обычно остается в позиции источника ресурса. При этом часто власти не очень хорошо понимают, с кем имеют дело, кто занимается организацией протеста: реальная инициативная группа неравнодушных горожан, с которой можно и нужно вести коммуникацию, или кочующая группа профессионалов, диалог с которой малопродуктивен.

Для этого нужны сильные аналитики, причем на муниципальном уровне, целая сеть профессиональных менеджеров по связям с общественностью, мощные инструменты мониторинга и соцопросов, экспертные группы. Далеко не каждый регион может себе позволить такую роскошь. 



Особняком в системе взаимодействия власти и общественников стоит ОНФ. Здесь главы регионов поставлены в крайне сложную ситуацию. Одна из задач ОНФ – вскрывать вопиющие случаи злоупотребления в региональных властях. Вместе с тем, Фронт имеет прямое покровительство президента, и воевать с ним губернатору нельзя. Прецеденты были и, хотя губернатор кресла не лишился, его лояльные сторонники пострадали. В этой ситуации строить коммуникацию с ОНФ можно только на правилах Фронта, т.е. присоединяясь к его инициативам, что сильно бьет по авторитету руководителя региона. Пока я не видел, чтобы какому-либо губернатору удалось найти выход из этого противоречия. Впрочем, большей части глав регионов просто везет – ОНФ далеко не везде агрессивен, во многих регионах он берет на себя скорее функцию перевода бабушек через дорогу, нежели активной критики региональных властей.