03.02.17

Программа «дальневосточного гектара» призвана решить проблемы территории Дальнего Востока. Но отличаются ли ситуация на Дальнем Востоке от той, что сложилась в других регионах страны? Чем инфраструктура за Уралом отличается от той, которая сформирована перед ними? Ответы на эти вопросы дал эксперт по региональной политике.

«Регионы-онлайн» продолжают опрос экспертов по теме освоения Дальнего Востока. Сегодня комментарий нашему агентству дает политолог, директор Фонда «Региональная политика» Евгений Забродин:


На самом деле проблемы Дальнего Востока не уникальны для всей страны, просто именно в этой части России они видны наиболее выпукло. То, что в европейской части страны сглажено исторически или демографическими процессами, на Кавказе и в некоторых национальных регионах своими «особенностями», на Дальнем Востоке принимает наиболее яркие формы.


В некотором смысле Дальний Восток России стал жертвой москвоцентричной системы восприятия политики и экономики в стране.

Так, удаленность территорий, помноженные на косность и закрытость региональных элит в условиях низкого, порой мотивированно низкого интереса со стороны федеральных органов власти породили систему местничества. Поговорка «тайга закон, а медведь прокурор» очень ярко описывает происходящие в регионах процессы.


Коррупция – универсальный бич современного российского общества – здесь не наталкивается на ограничения. В крупных центрах такими ограничениями могут быть другие группы интересантов или просто конкурентов. В регионах с «особенностями» это могут быть этнические и этические ограничители, помноженные на страх возмездия, а также амбиции представителей этих субъектов в столице.

На Дальнем Востоке все по-другому, здесь таких ограничителей практически нет. Коррупция – это часть естественного общественного консенсуса. Дело не в том, что у вас будут вымогать что-то, а в том, что, планируя бизнес, вы закладываете это как естественные затраты. И здесь самое главное и показательное понятие «естественное». Чтобы реализовать крупный инвестиционный проект, вам надо быть как минимум «Газпромом».


Хотя, как показывает ситуация с космодромом «Восточный», и это еще не дает вам гарантии более менее нормальной реализации проекта: будьте вы хоть трижды вице-премьером, прогорите на местных субподрядчиках. 
Теперь о других узких местах в деле развития восточной территории России. Здесь вроде как сложнее, но, на самом деле, и проще.

Инфраструктура. Это вообще главная проблема азиатской части России. Те, кто бывал за Уралом, должны понимать, о чем идет речь. Мне, живущему на такой территории, хорошо понятно это островное мышление, когда у тебя в голове всегда есть понятие «на земле». Порой именно транспортная схема является важнейшим фактором для отказа от переезда в дальневосточные регионы.


Если у тебя билет на самолет до места отдыха (а порой и просто до места с цивилизацией) будет стоить в два раза дороже, чем тот самый бесплатно раздаваемый гектар, любой здравомыслящий человек несколько раз подумает. Этот вопрос нельзя решить одними дотациями на авиаперелеты. Необходимо развивать центры логистики, перехватывающие аэропорты, малую и среднюю авиацию, крупное дорожное строительство и, что еще важнее, железнодорожное сообщение, желательно скоростное.

Я обозначил лишь два фактора мешающих развитию, но есть еще много различных проблем у этого сложнейшего региона. И если с первым практически ничего не сделаешь, потому как я уже выше обозначил его как «естественное», то со вторым необходимо что-то делать, причем делать уже вчера.