Эксперт: Вряд ли кто-то из разработчиков экономических стратегий имеет доминирующее влияние на Путина

25.01.17

В прошлом году глава государства Владимир Путин дал задание подготовить новую программу экономического развития России. В настоящее время ее разработкой занимаются сразу несколько групп. Одну из них возглавляет председатель Совета ТПП, глава ассоциаций «Росагромаш» и «Новое содружество» Константин Бабкин. Он утверждает, что «экономическое чудо» в России возможно, если реализовать «три с половиной поворота» – во внешнеторговой, налоговой и денежно-кредитной политике.

Другую программу – «Стратегия роста» – разрабатывают специалисты Аналитического центра при правительстве РФ и Института экономики роста им. Столыпина (председатель Научного совета Яков Миркин, председатель Наблюдательного совета Борис Титов).

И наконец третью альтернативную программу готовит Алексей Кудрин, с которым все чаще в последнее время советуется правительство РФ. Свой план реформ он презентовал на недавнем Гайдаровском форуме. 

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

Влияние Алексея Кудрина имеет пределы. Есть его публичная роль – выступать с более радикальными экономическими предложениями, чем представители власти. Благодаря этому у Кремля расширяется пространство для маневра, а сам Алексей Леонидович становится громоотводом для атак оппозиции.


Влияние Алексея Кудрина имеет пределы

Вспомним хотя бы отчет главы Правительства перед Госдумой в апреле 2016 года. Целясь в Медведева, попасть в «медведей» – тот самый ход, которого за несколько месяцев до выборов ждали от системной оппозиции. Но так ожидаемой некоторыми «облавы на премьера» не случилось.

В выступлениях Геннадия Зюганова особое место было отведено Алексею Кудрину

Зато в выступлениях, например, Геннадия Зюганова, и его соратника по партии Николая Коломейцева особое место было отведено Алексею Кудрину. «Если и дальше Кудрин будет маячить вокруг президента…, все рейтинги посыплются разом», «Вы жестко убрали Кудрина, но политика его продолжается» – когда-то на такую роль «Доктора Зло» лево-консервативные силы выдвигали Чубайса.


Когда-то на такую роль «Доктора Зло» лево-консервативные силы выдвигали Чубайса

С аппаратным влиянием Алексея Кудрина все гораздо сложнее. Экс-министр финансов и его команда являются, практически, самыми статусными критиками экономической политики Правительства с либеральных позиций. Вот и в декабре 2016 года Центр стратегических разработок подготовил доклад, где критике подверглись самые разные аспекты экономической политики, к которым имел отношение Дмитрий Медведев и его подчиненные – начиная с давних приоритетных национальных проектов. Однако критика Медведева со стороны команды Кудрина звучит очень давно, но аппаратные позиции Дмитрия Анатольевича за последнее время, насколько можно судить, как раз укрепились.

Вряд ли кто-то из разработчиков экономических стратегий имеет доминирующее влияние на Владимира Путина

Вряд ли кто-то из разработчиков экономических стратегий имеет доминирующее влияние на Владимира Путина. Скорее, здесь действует система сдержек и противовесов. И Алексей Кудрин не является исключением. Эту тенденцию отражают и взаимоотношения данного эксперта с ключевыми фигурами в Администрации президента. Так, председатель Совета ЦСР приветствовал назначение Сергея Кириенко на пост первого замглавы АП. В прессе тогда высказывались предположения, что сотрудничество команды Кудрина с новым куратором внутренней политики будет очень тесным – в том числе, в вопросах, касающихся регионов (на стыке политики и экономики). Однако  в ноябре 2016 года Кириенко не посетил организованный Кудриным Общероссийский гражданский форум, хотя его участие в мероприятии было анонсировано.

Кириенко не посетил организованный Кудриным Общероссийский гражданский форум, хотя его участие в мероприятии было анонсировано

Совсем недавно, в январе 2017 года, впрочем, поступил противоположный сигнал – в число советников Кириенко был включен вице-президент ВТБ Михаил Кузовлев. В свое время он вполне продуктивно взаимодействовал с Алексеем Кудриным (который, еще будучи главой Минфина, возглавлял Наблюдательный совет этого банка). Возможно, сотрудничество команды куратора внутренней политики с председателем совета ЦСР еще может стать более тесным. Но, в целом, все это свидетельствует о пределах влияния Кудрина.

Надо помнить, что битва концепций – это не состязание полномочий. Логично, что у ведущих аппаратных игроков (включая руководство госкорпораций) влияние на реальную экономическую политику куда больше, чем у руководителей интеллектуальных центров – даже очень опытных.

В целом, нельзя забывать, что изменения экономических подходов всегда будут влиять на политику. Возьмем региональный аспект. Госкорпорации стали экономическим стержнем вертикали власти. Усиление влияния Центра в 2000-е годы, во многом, связано с экспансией ведущих корпораций (прежде всего, с госучастием) в регионы. Изменение подходов в этом вопросе, если это будет происходить непродуманно, может ослабить важный инструмент влияния Москвы на ситуацию на местах. Другой пример – вопрос финансирования инфраструктурных проектов. Отказ от ранее запланированных подобных проектов или их заморозка порождает внутриэлитные конфликты на местах, часто, с вовлечением в них протестных групп. Причем, в благополучных регионах, где таких проектов запланировано больше, это даже более болезненная тема.

Недаром в недавно утвержденных Основах госполитики регионального развития РФ на период до 2025 года первой из приоритетных задач названо «инфраструктурное обеспечение пространственного развития». Поэтому о политических последствиях изменений экономической стратегии всегда стоит помнить.