24/01/17

В прошлом году глава государства Владимир Путин дал задание подготовить новую программу экономического развития России. В настоящее время разработкой таковой занимаются сразу несколько групп. Одну из них возглавляет председатель Совета ТПП, глава ассоциаций «Росагромаш» и «Новое содружество» Константин Бабкин. Он настаивает на необходимости реализовать «три с половиной поворота» во внешнеторговой, налоговой и денежно-кредитной политике.


Работа над другой программой – «Стратегия роста» – ведется на площадке Аналитического центра при правительстве РФ. В состав рабочей группы входят представители Института экономики роста им. Столыпина (председатель Научного совета Яков Миркин, председатель Наблюдательного совета Борис Титов). Окончательный вариант программы планируется представить в грядущем феврале.


Альтернативную программу готовит и Алексей Кудрин. Свой план реформ он презентовал на Гайдаровском форуме. Известно, что правительство РФ проводит регулярные встречи с Кудриным.

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии, политолог Глеб Кузнецов:

Экономическая программа для нации и государства, переживающего кризис – это не только и не столько чисто набор экономических рецептов. Это политический документ, отвечающий, прежде всего, на вопрос «какими мы все должны быть, чтобы добиться процветания».

Собственно, «новый курс Рузвельта», который на самом деле «new deal» – новая сделка, новый договор – как раз про это. Очевидно, что у нас такая экономическая программа готовится к 2018 году и будет обнародована в контексте избирательной президентской кампании.

В нашей стране с богатой традицией насилия над конкретным человеком и его жизнью во имя сколь угодно высокой и благой цели – полит-экономические программы, в которых проскакивает тезисы, связанные с принуждением, жесткой мобилизацией – не важно к чему, хоть к труду, хоть к инвестированию – вызывают справедливые опасения.

Мы все знаем из истории, как маховик принуждения – сначала точечного и вроде как по делу, – начинает раскручиваться, становясь самодостаточным и охватывая уже всех. Поэтому логично, что предпочтения будут даны программам, связанным с постепенностью, очень аккуратным отношением к праву. Пусть небыстрым, но безопасным для общества.

Медленное изменение или «путь Венесуэлы», медленное изменение или «сталинская модернизация»? У Путина – консерватора, прекрасно знающего историю страны, ответ конечно всегда будет – «медленные, постепенные изменения».