27/07/16

Авторский взгляд на недавние антикоррупционные разоблачения высокопоставленных сотрудников Следственного комитета для редакции «Регионов России» представил политолог Алексей Бочаров:

– В конце второй декады июля громом на медийном поле разразились молнии о задержаниях в высших эшелонах СКР. Большие начальники авторитетного ведомства погорели на уголовном деле вора в законе Захария КалашоваШакро Молодого. В центре скандала – московское главное следственное управление СКР, в разработке – семь его чинов и из центрального аппарата СКР.

Даже с учетом непрекращающихся арестов губернаторов, их замов, мэров и некоторых силовиков, известие о взяточниках в верхушке СК вызвало грандиозный резонанс, смешанный с безысходностью (кому вообще верить?). Через полторы недели пройдет обыск в доме главы ФТС Андрея Бельянинова. Особняк с убранством, больше похожим на обитель шейха, нежели на жилище пусть и высокопоставленного, но все-таки госслужащего. Под прицелом фотокамер и цепкими взглядами оперативников главный таможенник достанет из обувных коробок множество пачек с купюрами в разных валютах. Вчера нам демонстративно уточнили – 58 миллионов черного нала в рублевом эквиваленте.

На мой взгляд, роскошный особняк Бельянинова не затмил осадок от вышеназванного скандала в ведомстве Александра Бастрыкина. Одно дело – таможня, которая, несмотря на прогрессивные электронные нововведения последних лет, все-таки не избавилась от репутации этакого «кооператива» с государственной вывеской. И совсем другое – правоохранительная элита, чье главное предназначение – непримиримая борьба с той самой grand-коррупцией (не зря почти все составы должностных преступлений по УК и УПК отведены к подследственности СКР).

Политконсультант Алексей Бочаров

Коллеги-политологи не первую неделю раскрывают тайны кремлевского двора, рассуждая, кому выгодны VIP-посадки, кто из арестантов к какому телу в СКР ближе, кто против кого играет и на сколько шагов переигрывает… Оригинальные расклады по интригам дают, например, Глеб Павловский и Станислав Белковский. Поэтому себе позволю обратить внимание на другой, более приземленный аспект происходящего.

Герой взяточного скандала – Денис Никандров, первый замруководителя ГСУ СКР по Москве. «С Никандровым встретились. Пообещал скоро все решить», — такое внятное сообщение в WhatsApp незадолго до ареста нашли оперативники в гаджете Шакро Молодого. Многие комментаторы смаковали биографическую деталь: за три дня до своего разоблачения известнейший в СКР силовик отпраздновал 37-летие.

Еще интереснее то, что в 31 год Никандров получил должность старшего следователя по особо важным делам при главе СКР Александре Бастрыкине. А в возрасте полных 32 лет стал генерал-майором юстиции! Сейчас ему вменяют взятку на $ 5 млн. от вора в законе (по данным ФСБ, первый миллион зеленых молодой генерал получить успел – по нынешнему курсу побольше, чем одномоментно хранил дома босс российской таможни).

Для продолжения «возрастной» логики напомню, что 11 июля в Мосгорсуде продлен арест другому большому антикоррупционеру, только из другого ведомства – МВД. Это бывший начальник главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции Денис Сугробов, обвиняемый в организации преступного сообщества, превышении полномочий и провокации взяток. Подробности и хронику расследования приводить не стану – в открытых источниках изобилие информации.

Что объединяет Никандрова и Сугробова, помимо их высоких антикоррупционных должностей, званий и неутешительного процессуального статуса? Правильно – нетипично ранний возраст! Господин Сугробов в июле этого года отметил 40-летний юбилей, всего на три года старше своего коллеги из СКР. Зато в 34 года он уже получил генеральские погоны и возглавил главное антикоррупционное управление МВД.

Как любят шутить опытные сотрудники органов, генерал – это не звание, а образ жизни. И по общему мнению спецов, такой образ жизни надо заслужить не только ударным трудом, но и разумным количеством лет, терпеливо отданных службе. «Чтобы генеральшей стать, надо за лейтенанта замуж выходить да помотаться с ним по гарнизонам лет двадцать, по тайге всякой, по пустыне…». Классический тезис из бессмертной оскаровской картины режиссера Владимира Меньшова на примере судеб генералов Никандрова и Сугробова звучит и комедийно, и трагически (события фильма, кстати, тоже происходят в Москве). А для начинающих честных и незапятнанных сотрудников системы (знаю: таких много) подобные карьерные примеры – наглядный демотиватор, обесценивающий значение кропотливого и долгого продвижения по службе.

В конце концов, не забудем и чисто прагматичные моменты для поддержания баланса между стабильностью и эффективностью работы силовых структур. В их функционале – священное для государства полномочие распоряжаться судьбами граждан, карать или миловать, прессовать, кошмарить или защищать… Кому доверить гигантскую власть? Не надо быть светилом психологии, чтобы предвидеть: чем в более раннем возрасте (с недостаточным жизненным опытом, не устоявшимися в долгой практике моральными ценностями) человек получает право вершить судьбы, тем потенциально опаснее для общества такой правоприменитель. Как вариант – с генеральскими звездами на погонах.

Суть не в личностях Никандрова, Сугробова или других молодых, да ранних «государевых слуг», а в серьезном поводе задуматься о кадровом отборе наших правоохранителей, о формальных и неформальных правилах их должностного роста. Чтобы без упомянутых взлетов и, соответственно, падений.

Вопросы и комментарии эксперту: alexboc@bk.ru