В «Музее Москвы» прошла выставка, посвященная заброшенным усадьбам столицы и области. Фотограф Кристина Козулицына создала проект «Искусство видеть: исчезающее наследие», нацеленный на привлечение внимания к исчезающим архитектурным объектам московского региона. Выставка вызвала не только большой интерес, но и породила волну негодования: почему памятники усадебного быта находятся зачастую в плачевном состоянии, и кто за это отвечает?

Вместе с тем, позволяя себе критику действий государства, большинство россиян просто не представляют, с какими сложностями власти сталкиваются в попытке дать импульс на восстановление этих красивейших мест.

Российские дворянские усадьбы — это боль Министерства культуры, всех любителей архитектуры и властей тех регионов, где такие памятники есть. Типичным примеров является Московская область. Всего в ней 320 усадеб, находящихся у различных собственников. В ведении Правительства Подмосковья — 47 усадеб, муниципалитетов — 56. В свою очередь, государство управляет 75 усадьбами, власти Москвы — 10. В частной собственности пребывает 73 объекта, смешанная форма собственности у 26. Бесхозяйные усадьбы — 6. 

С ноября 2013 года действует губернаторская программа «Усадьбы Подмосковья», которая успешно реализуется. Суть ее в том, что инвесторы на аукционной основе получают права на 49-летнюю аренду усадебных комплексов. Арендатор обязан за свой счет полностью отреставрировать их и потом содержать в надлежащем виде. Пока идут работы, арендатор платит за аренду рыночную ставку, но после завершения реконструкции в силу вступают льготные условия: плата за аренду становится символической — 1 рубль за квадратный метр. Очевидно, что выгодно провести реконструкцию как можно быстрее. 

В результате, за период действия губернаторской программы сдано в аренду под восстановление 26 усадеб.

Опыт без преувеличения отличный. Неудивительно, что многие спрашивают: почему нельзя все усадьбы Подмосковья, находящиеся в федеральной собственности, передать команде Андрея Воробьева, чтобы и на них распространилось действие губернаторской программы.

За комментарием мы обратились к Елене Паткиной, руководителю Территориального управления Росимущества в Московской области. По ее словам, не столь принципиален вопрос, в чьей собственности находится тот или иной объект — гораздо важнее, насколько эффективно осуществляется его управление. 

«Мы рассматриваем разные возможности передачи этих усадьб в собственность Московской области, в собственность муниципалитетов — с тем, чтобы они ожили и заработали. Разумеется, это включает в себя восстановление имеющихся памятников, поскольку на них имеется охранное обязательство», — отмечает Паткина. 

Здесь, говорит она, Росимущество Подмосковья плотно взаимодействует с региональным Министерством культуры, которое пытается найти объектам культурного наследия если не хозяина, то хотя бы добросовестного пользователя, который вернет им исконный исторический облик. 

«На самом деле, государству выгодно, если усадьба найдет хорошего пользователя. Но не все так просто. Бывает так, что усадьба уже имеет арендатора. К примеру, много лет назад он взял ее в аренду — скажем, на 25 лет. Соответственно, просто так передать усадьбу Московской области с таким обременением мы не можем: сначала необходимо это обременение снять, если это возможно, — само собой, соблюдая все установленные законом процедуры», — пояснила Елена Паткина.

Специалисты считают, что ситуация с усадьбами меняется к лучшему. И тут главное, не торопиться. Конечно, всем нам хочется, чтобы эти уникальные исторические объекты как можно быстрее были восстановлены и превратились уже в культурные площадки, музеи или парковые комплексы. Но, судя по всему, государство, помня об их социально-культурную значимости, старается уберечь и без того пострадавшие усадьбы от дальнейшего разрушения и недобросовестный инвесторов.