21/06/16

Как долго продлится неожиданный политический мир на Среднем Урале? И как складывается предвыборный ландшафт на Южном? На актуальные вопросы наших читателей и корреспондента «Регионов России» Дарьи Панкратовой отвечает политтехнолог Алексей Бочаров.

– Как в целом Вы оцениваете текущий политический расклад в уральских регионах?

– До дня голосования уже меньше трех месяцев, а в целом предвыборная атмосфера еще достаточно мягкая. Если сравнить с кампанией трехлетней давности, 2013 года, когда в сентябре выбирали мэра и гордуму Екатеринбурга, то, помню, уже к маю обстановка была накаленной (фальстарт Александра Высокинского, интрига с выдвижением Евгения Ройзмана, агитационное вице-губернаторство Якова Силина). В профессиональной среде, связанной с выборами, шли активные переговоры, складывались пасьянсы за и против.

Сейчас политические реки обмельчали и так не бурлят. Все изменил май 2016 года, когда с назначением екатеринбургского вице-мэра Владимира Тунгусова на пост главного губернаторского администратора началось принуждение «города» и «области» к миру. По моим прогнозам, обеспеченное рокировкой затишье сохранится до сентябрьского дня голосования, а дальше мы увидим новый этап дележа ресурсов.

Борис Дубровский и Михаил Юревич сделали Челябинскую область регионом высокой политической конкуренции

Еще недавно мало кто ожидал, что соседняя Челябинская область в плане политической интриги на выборах-2016 станет более интересным регионом, чем некогда более конфликтная Свердловская. А сейчас там «картинка» масштабнее: бывший губернатор Михаил Юревич открыто бросил вызов действующему главе субъекта Борису Дубровскому. Есть, за чем понаблюдать и в чем поучаствовать.

По реальному вкладу в формирование будущей Госдумы Челябинская и Свердловская области заслуживают наибольшего внимания как самые электорально тяжелые. Одних только депутатов-одномандатников эти два региона дают сразу 12! Это в три раза больше, чем у остальных субъектов УрФО (ХМАО, ЯНАО и Курганской области), вместе взятых.

– К слову, о Челябинске. Вы прогнозировали, что Юревич выдвинется от «Родины». А вчера стало известно, что он подписи собирает как самовыдвиженец…

– Я по-прежнему не исключаю, что он будет баллотироваться от партии, чтобы не обременять себя ответственностью за качество подписей, которые будут собраны. Но одно другому не мешает.

Объявленный сбор подписей целесообразен по двум обстоятельствам. Первое, гарантированное, – это развернутая «в поле» работа по вербовке электората и мобилизации агитаторов. У этого агитационного инструмента есть масса преимуществ. Прежде всего, прямой контакт с избирателем, возможность хотя бы элементарно сканировать ответную реакцию и учитывать ее в дальнейшей кампании (никакая «наружка», телеролики и даже газеты обратной связи не дают).

Плюс, в реальности можно аккумулировать автографов, сколько можешь, обеспечить максимальный охват избирателей (финансовый и организационный ресурс у команды Юревича есть), а в избирком сдать листы в установленных пределах. Отличный PR-повод заявить о массовой поддержке кандидата. В 2003 году, в рамках выдвижения Владимира Путина на второй президентский срок, регионы устроили настоящий марафон: кто больше подписей привезет в Москву.

А второй аргумент в пользу самовыдвижения Юревича сработает только в том случае, если у него есть гарантии лояльности со стороны избиркома. Потому как в руках комиссии – отработанные рычаги признания подписей недействительными и отказа неудобному кандидату в регистрации. Юревич – претендент для многих неудобный, соблазн забраковать будет. На этот случай, повторюсь, не исключаю, что для подстраховки он задействует партийное выдвижение от той же «Родины».

Кстати, рекомендовал бы всем состоятельным кандидатам-одномандатникам, даже победившим на праймериз «Единой России», не пренебрегать возможностью дополнительной раскрутки через организацию сбора подписей. Особенно в наиболее конкурентных округах.

– Например?

– Из ближайших можно назвать Нижнетагильский округ № 171. Даже странно, почему небедные претенденты Алексей Багаряков или Александр Петров до сих пор не развернули сетку из агитаторов-подписантов. Каменск-Уральский округ (№169) тоже непростой, несмотря на результаты праймериз в пользу предпринимателя Льва Ковпака. Понимаю, что владелец ритейлера «Кировский», лично заплативший 179 млн. рублей НДФЛ за прошлый год, может засыпать территорию деньгами, почти в прямом смысле. Но никто не отменял эффект обратной реакции и протестного голосования (часто срабатывает в ситуации, когда кандидат полагается лишь на деньги или только на административный ресурс).

Депутат Николай Езерский обхаживает сити-менеджера Дронова: «Алексей Иванович решил, что городу надо иметь культурное и гостеприимное лицо»

Еще пример высокой конкуренции – Первоуральский округ № 173. Его уже окучивают «думские старцы» Зелимхан Муцоев и Николай Езерский. Последний на днях выпустил агитку под заголовком «13 лет в Госдуме», видимо, не просчитав, что его конкурент Муцоев имеет еще больший депутатский стаж. Он же опирается на конвенциональные настроения элит, хотя Езерский в ответ расхваливает сити-менеджера Первоуральска Алексея Дронова, чтобы не испытывать противодействия местной бюрократии. Муцоеву наверняка не раз припомнят миллиардное состояние в рейтинге Forbes, а списочному коммунисту Езерскому – аффилированность с капиталом (хоть и пожиже) и фейковый патриотизм (дочь в Англии).

В подобных ситуациях кандидатам полезно хвататься за любую возможность позитивного самопродвижения.

Беседовала Дарья Панкратова

P.S. Свои вопросы Алексею Бочарову вы можете присылать в редакцию и на персональный адрес: alexboc@bk.ru