07.06.16

Накануне губернатор Ямала Дмитрий Кобылкин провел заседание своей координационной антикоррупционной комиссии. Источники «Регионов России» обращают внимание на странное противоречие: за противодействие коррупции в окружении Кобылкина отвечает его зам Михаил Каган, который на прежнем месте службы оставил после себя серьезные коррупционные нарушения, которые пришлось разгребать прокуратуре и сменщику Кагана.

Вчера в Салехарде состоялось плановое заседание комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Ямало-Ненецком автономном округе. Из значимых чиновников федеральной подчиненности в мероприятии участвовал ГФИ Александр Ямохин, до позапрошлого года работавший Надымским городским прокурором. Об участии прокурора ЯНАО Александра Герасименко, руководителя окружного управления СКР Александра Фумина и врио начальника УМВД Игоря Рыжевича не сообщается.

«Представители активной общественности в настоящее время стали нашими союзниками в борьбе с коррупцией, – заявил губернатор Кобылкин, не называя, впрочем, конкретных «союзников». – Каждый факт коррупции, выявленный совместными усилиями, мы предаём огласке, что вызывает широкий общественный резонанс. Наказание неизбежно, невзирая на должности», – заявил глава ЯНАО. Но реальных фактов, «выявленных совместными усилиями», пресс-служба Кобылкина также не привела.

Основным докладчиком на совещании стал заместитель губернатора по силовому блоку Михаил Каган. «Он сообщил, что активному взаимодействию органов госвласти с гражданским обществом в округе способствуют 32 созданных общественных совета. Было особо подчеркнуто, что до конца года общественные эксперты появятся во всех госучреждениях», – говорится в официальном пресс-релизе.

Опрошенные редакцией «Регионов России» эксперты не склонны идеализировать антикоррупционные достижения команды Кобылкина. «Мне приходилось работать в ЯНАО. По некоторым впечатлениям, коррупция там воспринимается как нечто полуестественное, неизбежное, – говорит политконсультант Алексей Бочаров. – Государственных и муниципальных служащих, силовиков и контролеров там сравнительно много в соотношении с невысокой численностью населения. И все они хотят жить хорошо. Другой фактор, благоприятствующий коррупции, – закрытость и обособленность местных элит, прежде всего, в силу большой территориальной удаленности от «Большой земли» или просто «Земли», как говорят местные», – уточнил эксперт.

Он полагает, что сами по себе общественные советы при госорганах являются во многом декорацией. По словам Бочарова, важно не само наличие таких общественных придатков, а механизм их формирования: «Если состав и порядок работы совета определяют те же чиновники, за которыми такие советы должны следить, то антикоррупционный потенциал и функционал подобных конструкций, мягко говоря, заведомо преувеличен».

Генерал-лейтенант Михаил Каган (слева) удачно променял ФСКН на высокооплачиваемую «антикоррупционную» должность

Источники «Регионов России» среди служащих в самом Салехарде тоже не испытывают особых иллюзий относительно антикоррупционного пафоса губернатора. Их скепсис обусловлен, в том числе, профессиональным прошлым заместителя Дмитрия Кобылкина по антикоррупционному направлению – Михаила Кагана. В правительстве ЯНАО он «курирует взаимодействие с силовым блоком и федеральными структурами в сфере правопорядка и безопасности». До прихода в подчинение к Кобылкину Каган работал в Екатеринбурге: с 2011 по 2015 год возглавлял управление Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Свердловской области. А весной 2016 года областная прокуратура сообщила о результатах антикоррупционной ревизии в УФСКН. И судя по характеру выявленных нарушений, большая их часть расцвела в бытность Кагана главным свердловским наркоконтролером.

В частности, в представительстве Госнаркоконтроля выявили 100 сотрудников, которые предоставили недостоверные либо заведомо ложные сведения в своих декларациях. Они не отчитались о нахождении в их собственности имущества, транспортных средств, доходов от продажи имущества. Отдельные подчиненные Кагана наркополицейские являлись владельцами акций крупных акционерных обществ, участвовали в деятельности коммерческих организаций, совмещали свою основную деятельность с работой в коммерческих организациях, где получали дополнительный доход. Выявлены факты бездействия комиссии по урегулированию конфликта интересов при наличии обязательных оснований ее проведения. Так, в 2014-2015 годах (т.е. в период работы Кагана начальником УФСКН) комиссией не рассмотрено 40 уведомлений работодателей о трудоустройстве сотрудников и федеральных государственных служащих, уволенных из органов наркоконтроля. Проверка также выявила факты неэффективного расходования бюджетных средств. К примеру, начальнику отдела кадров была выплачена непомерная премия – 350 тыс. рублей! Его заместителю спустя 1,5 месяца (!) после выхода из декретного отпуска также выплачена премия в размере 317 тыс. рублей.

Каган вовремя для себя перебрался на север УрФО в кресло высокопоставленного ямальского чиновника. В апреле 2016 года расхлебывать нарушения перед прокуратурой пришлось уже не Кагану, а его сменщику Андрею Андрющенко, хотя тот переехал в Екатеринбург с Алтая на должность главы УФСКН буквально за пару месяцев до прокурорской проверки. Вскоре тема коррупции в ведомстве, где раньше работал господин Каган, вообще потеряла актуальность: 5 апреля Владимир Путин объявил о создании Национальной гвардии, которую возглавил один из ближайших соратников президента Виктор Золотов. Одновременно как самостоятельное ведомство перестал существовать Госнаркоконтроль – функции ФСКН перевели в МВД.

Согласно официальной имущественной декларации вице-губернатора Михаила Кагана, в прошлом году он получил свыше 9 млн. 330 тыс. рублей личного дохода.

Корреспонденты «Регионов России» будут следить за скандалами чиновников Ямала и других субъектов федерации.

Сергей Шитов
Связаться с автором:
gosrf@protonmail.com