07.06.16

25 мая уральские бизнесмены торжественно отметили свой профессиональный праздник – День российского предпринимателя, учрежденный два года назад.  В канун праздника в Екатеринбурге состоялось также несколько специализированных круглых столов и конференций, где были обсуждены актуальные проблемы отрасли. В УрГЭУ-СИНХ состоялись торжественный митинг, пресс-конференция и вручение памятных призов предпринимателям.

Как оценивают условия ведения бизнеса и инвестиционный климат в регионе сами уральские предприниматели?

Андрей Придорогин, предприниматель, руководитель строительной компании «Санто-сервис»:

– В этом году моя строительная компания «Санто-сервис» практически прекратила свою деятельность – после очередной налоговой проверки. Хотя до этого работала в этой сфере около пяти лет (а всего на рынке – 15 лет). Первая выездная проверка в 2011 году практически подкосила бизнес, был начислен штраф 1,8 млн рублей, а также были пени на эту сумму (400 тыс. рублей). Счет арестовали, деньги сняли. Я выразил свое несогласие с этими санкциями, мы подготовили исковые заявления в суд и выиграли три арбитражных суда! Но на процесс ушло около года, что привело к потере заказов и сбою всей работы организации. Мне пришлось сократить структурное подразделение, где было занято 70 человек, они остались без работы. Изъятие из оборота значительной суммы за финансовый год стало причиной задержки заработной платы сотрудникам фирмы. Была утеряна возможность заключать новые контракты, т. е. исчезла перспектива развития бизнеса.

Еще одна налоговая проверка, уже в этом году, в очередной раз парализовала бизнес. Было выявлено нарушение: наша организация продала строение, а новый собственник не переоформил землю, которая осталась в нашем пользовании. И поскольку земля числилась на мне – то я и оказался виноватым. Хотя новый собственник исправно платил налоги, подтверждая всё справками и документами.

В ходе налоговой проверки я предъявил эти документы, но это не было принято во внимание, и мне выставили претензии и штрафные санкции около 2 млн рублей. Более того, в апреле-мае налоговая начала готовить документы на передачу в следственный комитет на возбуждение уголовного дела. Разбирательства длились несколько месяцев. В последний момент налоговая вернула новому собственнику деньги, он перевел их мне, а я – налоговой, как положено.

После первой проверки в 2011 году мы потеряли ценных специалистов и заказчиков. Наша организация, можно сказать, билась в агонии. Я пытался зайти на другие рынки. Но безуспешно – слишком неблагоприятна общеэкономическая ситуация. Нижний Тагил полностью зависит от двух градообразующих предприятий, УВЗ и НТМК. И если у населения доходы падают, то и платежеспособность – тоже.

Сейчас строительством мы не занимаемся, вообще ничем не занимаемся. Бизнес стоит. С одной стороны, налоговая, выполнив свои надзорные функции, все же пошла навстречу, и с ситуацией мы разобрались. Тем более, что злого умысла не было, налоги платились исправно. Но каких нервов это стоило! О развитии бизнеса речи уже не шло. Одна угроза возбуждения уголовного дела – кто после этого захочет заниматься бизнесом?


Лев Мордвов, председатель НП «Дом предпринимателей» (Нижний Тагил):

– Я в малом бизнесе 25 лет. Начинал с простого кооператива еще в 1991-м году. За это время накоплен огромный опыт, позволяющий понять, что мешает развитию малого бизнеса и что надо сделать для устранения препятствий. По статистике, около трети трудоспособного населения в регионе заняты в сфере малого бизнеса. В перспективе ставится задача поднять этот показатель до европейского уровня, до 60–70%. Но этого не будет, пока в нашей стране не повернутся лицом к малому бизнесу.

Необходимо изменить кредитную политику в стране. Сегодня высокие банковские ставки сделали кредиты почти недоступными для малого бизнеса. Предприниматель и банкир должны договариваться индивидуально, какой процент кредита посилен для бизнеса, а какой – нет. От такого подхода в выигрыше обе стороны. У меня была такая ситуация в Уралтрансбанке. Я озвучил пожелания по процентной нагрузке управляющему банком Валерию Геннадьевичу Заводову, в том числе пожелания по отсрочке платежа на год, потому что я должен купить оборудование, установить и получить отдачу. И банкир согласился. Я получил кредит, какой хотел, и все выплатил в срок. Это, можно сказать, уникальный случай, когда банк пошел навстречу малому бизнесу! А должно стать – системой. Только при таком подходе малый бизнес сможет встать на ноги и давать отдачу для экономики страны.

Перестройка необходима и в работе надзорных органов. Фискальные службы до сих реагируют на анонимные заявления, даже анонимки? А вдруг это попытка недобросовестной конкуренции? До сих пор Роспотребнадзор реагирует на первое же заявление, и очень жестко. Органы должны обсудить с предпринимателем конфликтную ситуацию, а уже потом принимать решения по штрафам.

Принципиально важно изменить налоговое законодательство. Сегодня с каждого заработанного малым бизнесом рубля 80 копеек уходит на налоги. На развитие остается 20 копеек. Это очень мало. В Европе все наоборот: 15–10% приходится на налоги, все остальное все идет на развитие.

Кроме того, налоговое законодательство должно быть дифференцированным по территории страны. Давайте выделим различные налоговые зоны. Например, в Москве бизнес развивается очень активно, и это неудивительно в таком огромном мегаполисе с богатым населением. Что называется – палку воткни – расти будет! В Екатеринбурге уже другая ситуация, усилий для роста бизнесу приходится прикладывать больше. В глубинке, в городах с населением по 50–100 тысяч населения, бизнес хоть поливай, хоть удобряй – медленно растет или не растет вовсе. Просто потому, что платежеспособность населения низкая, особенно если градообразующее предприятие еле дышит.

Почему бы им не сделать налоговые послабления для бизнеса на этих территориях, чтобы он мог развиваться? На Западе для таких предпринимателей снижают налоги, таким образом, ставят их в более-менее равные условия с крупными торговыми сетями. Нужно создавать условия для местных производителей, чтобы они могли спокойно реализовывать свою продукцию.

При таком подходе у местных бизнесменов и аграриев появляется стимул для развития и производства качественного продукта.

Дмитрий Киямов, директор НПО «ТехноХим»:

– Наше предприятие занимается выпуском насосов для перекачки агрессивных жидкостей. У нас полностью замкнутый цикл от шихты до выпуска готовых изделий. Поэтому о проблемах, с которыми сталкивается любой предприниматель, занятый в реальном секторе, я знаю не понаслышке.

Я не буду говорить об административных барьерах. Если твое производство требует лицензирования, то это неизбежно, для нашего рода деятельности потребовалась не одна лицензия, а несколько.

Тормозят развитие реального бизнеса еще несколько факторов. Первая – страшная дороговизна основных средств. Вся длинная технологическая цепочка должна состоять из качественного оборудования. Отсутствие одного звена сводит на нет все усилия. Оборудование стоит очень дорого, и если у кого-то есть 150–200 млн рублей, то он не будет заниматься производством, уйдет в другую, менее рисковую сферу. Тем, у кого есть богатые производственные идеи, чаще всего недоступны такие средства. В стране почти нет программ проектного финансирования хороших идей. Приходится идти в банк, где предлагают кредиты под бешеные проценты. Банку-то все равно, получится твой проект или нет…

Вторая проблема, которая обострилась в 2014 году, – это общее отсутствие денег в стране. Производитель месяцами не видит денег даже за отгруженную продукцию. Все это время приходится крутиться на свои средства, ты всем должен и перед всеми виноват.

Третья проблема – дефицит квалифицированных кадров. 25 лет капитализма привели к тому, что былого уважения к рабочему классу уже нет. Идти в станочники или сталевары – не престижно. В последнее время хотя бы появилось осознание, что лучше быть хорошим и востребованным токарем, чем безработным юристом-экономистом.

Но найти сегодня хорошего рабочего или толкового конструктора – очень сложно. Приходится обучать людей, которые приходят с улицы и хотя бы хотят чему-то научиться.

В стране нет стратегии развития реального сектора. В итоге у него не развитие, а выживание. Бизнес не умирает только благодаря самоотверженной работе предпринимателей, несмотря ни на что. Многое зависит от гибкости в работе с поставщиками и потребителями. Их надо любить как собственную жену. Идти им навстречу, потакать капризам, давать все мыслимые и немыслимые гарантии, только чтобы не уходили. И третье – надо не только привлекать людей, но и воспитывать их, воодушевлять. Бизнесом надо заниматься таким, который тебе нравится, а потом уже приносит деньги.

Владимир Герасименко, глава Арамильского городского округа:

– В последние годы мы в нашем городском округе сделали ставку на улучшение инвестиционного климата для субъектов малого и среднего бизнеса. Одно время, когда налоговая инспекция кошмарила бизнес, из нашего города предприниматели уезжали в Екатеринбург. Теперь – наоборот. Потому что сегодня мы создаем все условия для развития бизнеса в Арамиле.

Убрали все административные барьеры. Выдаем разрешение на строительство за пять минут. Чтобы инвестор не ушел от нас, например, в Белоярский район, мы на его условиях обеспечиваем доступ к земельным ресурсам. Не на аукцион выставляем, а на конкурс. Инвестору понятны такие условия. И мы понимаем: сколько инвестиций будет, столько и рабочих мест.

Чего хочет бизнес? Доступ к земельным ресурсам и доступ к площадям. Есть исчерпывающий перечень документов, которые чиновник вообще может потребовать при осуществлении деятельности, выдаче плана строительного участка, разрешения на строительство. Если предприятие МСБ арендовало у нас помещение два года – пожалуйста, получает право выкупить его в рассрочку за семь лет. В итоге в городе почти не осталось незанятых помещений.

Очень важно обеспечить предпринимателям доступ к муниципальным заказам и услугам. Мы в 2015 году выставили их на конкурс на сумму 200 млн рублей. И эти средства получили наши субъекты МСБ!

Мы ввели оценку регулирующего воздействия. Любой нормативно-правовой акт, который затрагивает развитие бизнеса, должен быть согласован с предпринимателями.

Каковы результаты такой политики?  За четыре года рост налогов составляет 20%. У нас самое большое количество субъектов малого и среднего бизнеса: 672 субъекта на 10 тысяч населения. Это больше, чем в Свердловской области, на 25%. По динамике экономического развития за 2015 год, мы заняли первое место, вдвое обошли Верхнюю Пышму. За первый квартал 2016 года в городе открылись два новых завода, самых инновационных.

Тормозит развитие территории несправедливое распределение налогов на вышестоящие уровни. 9% налогов остается на территории, 30–35% остается в распоряжении субъекта, остальное уходит в федеральный бюджет. А территории жизненно необходимы источники финансирования, чтобы мы могли строить школы и дороги.

Малый и средний бизнес – основа экономики, ее двигатель. Именно он может дать российской экономике необходимый импульс развития. Рост экономики – это наша общая задача. Во многом она зависит от экономической политики органов местного самоуправления.


Александр Трубенков, генеральный директор компании «Чистый город», вице-президент Союза МСБ Свердловской области:

– В советское время для сбора вторсырья (отходов черных и цветных металлов, пластика, макулатуры, аккумуляторов и т. д.) действовала разветвленная система заготовительных участков у населения, а в промышленных зонах – участки «Вторчермета». В наше время отходов образуется в разы больше, а рынок сбора вторсырья, можно сказать, перешел на полулегальное положение. Действуют частные «приемки» в гаражах, частных домах, подвалах и т д., где нет нормальных условий предоставления услуг.

Ситуацию необходимо менять! Для этого предлагаю в градостроительные нормы Екатеринбурга ввести понятие «территория по обслуживанию населения в сфере отходов». Выделить для этого земельные участки по 15–50 соток в каждом районе города и передать их на конкурсной основе предпринимателям.

В результате город получит: прозрачный рынок вторсырья, повышение качества услуг населению и утилизации отходов, дополнительные налоги с легального бизнеса в бюджет и отличный опыт в решении этой проблемы для других субъектов РФ!

Ирина Романова, генеральный директор ООО НПП «Нихром»:

– За десятилетия эксплуатации атомных объектов на Урале, и в частности, в Челябинской области, накоплено большое количество низкоактивных радиоактивных отходов. Зачастую такой металлолом, например, накапливается на несанкционированных свалках.

Существующие технологии позволяют вести эффективную дезактивацию таких отходов. Наше НПП «Нихром» берется освоить этот техпроцесс, закупить оборудование, получить все необходимые лицензии для работы по дезактивации низкоактивных металлических отходов. Мы готовы участвовать в федеральной программе утилизации твердых радиоактивных отходов (ТРО), есть и подходящая промплощадка – на базе бывшего завода по производству оргстекла.

Но на этом пути мы столкнулись с нежеланием выдачи разрешительных документов со стороны Роспотребнадзора Челябинской области. Вот уже пять месяцев мы ведем переписку, получая необоснованные и противоречащие санитарным нормам и правилам ответы и отказы на утверждение документов. Налицо чисто бюрократическая волокита и нежелание брать на себя ответственность. Вот так чиновники саботируют выполнение программы по утилизации радиоактивных отходов, принятой на уровне челябинского губернатора в 2015 году.


Андрей Колосов, вице-президент Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области, руководитель ЗАО ОСР «Приречный рынок»:

– Положение малого бизнеса в Свердловской области за последнее время ухудшилось. Основными факторами снижения активности предприятия являются: резкое сжатие спроса, неопределенность в дальнейшем развитии страны на макроэкономическом уровне, падение объемов продаж, объемов полученной выручки, а также снижение доступности кредитных ресурсов и рост их стоимости.

Также среди значимых факторов, снижающих хозяйственную активность предприятия, следует отметить нестабильность экономики, неэффективность политических решений на государственном и международном уровнях, изменение курсов валют, недостаток средств в госбюджете. Многие предприятия уже даже и не пытаются обращаться к банкам с просьбой прокредитовать их, не видят смысла работать.

Второе. В нынешнем году наше предприятие намеревалось начать реализацию совместного проекта с Администрацией города Нижний Тагил и Управлением сотрудничества России и СНГ, и Административного управления технико-экономического развития КНР по строительству в Нижнем Тагиле логистического центра для хранения, переработки и реализации сельскохозяйственной продукции.

Иных инвестиционных проектов в связи со значимостью денежной ликвидности и отсутствия возможности привлечения кредитных средств в ближайшее время нами не планируется.

Третье. Традиционно основным тормозом развития нашего предприятия, равно как и любых других предприятий малого и среднего бизнеса, в текущей экономической ситуации является снижение потребительского спроса, повышение цен на продукцию, сложности в привлечении инвестиций и высокая стоимость кредитных продуктов.

Что касается наличия административных барьеров, то в последнее время ситуация значительно улучшилась. Количество барьеров, которые необходимо пройти для достижения результата, значительно уменьшилось. Однако, поскольку основным принципом наших фискальных и проверяющих органов является убеждение в том, что в основе любого крупного состояния лежит преступление, я считаю, что в этом направлении законодательство требует дальнейшего совершенствования с целью создания субъектам малого и среднего бизнеса более благоприятного климата для развития.

Четвертое. Инвестиционный климат в текущей ситуации оценить невозможно ввиду его полного отсутствия. Получить кредит в сумме, позволяющей эффективно развивать существующий бизнес, в нынешних условиях совершенно невозможно, даже при условии обеспечения кредитных обязательств залогом в недвижимость и иными способами обеспечения обязательств, поручительства и пр.

Рецепт для улучшения экономики, на мой взгляд, довольно прост и прозаичен: это принятие эффективных законов, направленных на поддержку и защиту бизнеса, наличие доступных кредитных ресурсов и снижение уровня коррупции.

Материал из майского номера журнала “Регионы России”