Швейцарский исследовательский центр расставил страны мира по индексу конкурентоспособности

06/06/16

Находящийся в Лозанне известный международный учебный и научный центр IMD выпустил очередной ежегодный доклад Конкурентоспособность в мире». Гонконг (Китай) занял первую строчку в рейтинге. Швейцария оказалась на 2 месте. США спустились на 3 место.

Впереди – китайский Гонконг

Гонконг (Китай) стал лидером по конкурентоспособности в мире

Международный институт управленческого развития IMD (Лозанна, Швейцария) ежегодно выпускает доклад о конкурентоспособности национальных экономик. Сам институт является Школой международного бизнеса, равной по репутации бизнес-школе Гарвардского Университета (США). Доклад подготовлен исследовательским центром института по конкурентоспособности в мире, который возглавляет профессор Артуро Брис (Arturo Bris). Это исследование готовится в сотрудничестве с национальными научными центрами на основе опроса 5 400 руководителей компаний и анализа более 340 критериев, сгруппированных по четырем основным факторам: развитие экономики, эффективность государства (правительства), эффективность бизнеса, инфраструктура. Победителем становится страна, набравшая большее количество баллов.

Согласно опубликованному на этой неделе докладу «Конкурентоспособность в мире. 2016», первое место занял Гонконг (Китай), второе – Швейцария, третье – США. При этом Швейцария поднялась с прошлогоднего 4-го места. В прошлом году США были на 1 месте, а Гонконг (Китай) – на втором. Места с 4 по 10 в этом году заняли соответственно: Сингапур, Швеция, Дания, Ирландия, Нидерланды, Норвегия, Канада. «Точками соприкосновения между странами с самым высоким рейтингом являются: ориентация на создание благоприятных условий для торговли и бизнеса, институциональное развитие и создание современной инфраструктуры», – заявил, как сообщает женевская газета Le Temps, на презентации доклада профессор Артуро Брис.

Россия была поставлена на 44 место (45 – в прошлом году). С двух сторон в рейтинге Россию окружили такие страны, как Мексика, Венгрия, Словения. Заметно ниже России по списку оказались такие страны ЕС, как Болгария, Румыния, Греция, Хорватия. В докладе «Конкурентоспособность в мире» за 2014 г. Россия была на 38 месте, поднявшись тогда на 10 позиций в течение двух лет.

Интересно отметить, что в похожем по названию докладе другой авторитетной швейцарской организации – Всемирного экономического форума WEF (известного организатора Давосского форума) под названием «Индекс глобальной конкурентоспособности 2015-2016» (опубликован прошлой осенью) Россия занимает практически такое же 45 место, а лидером рейтинга – уже который год! – является Швейцария. В этом индексе США занимают 3 место, а Сингапур – второе. Таким образом, несмотря на разные методики выявления конкурентоспособности национальных экономик, которые используют в своих исследованиях IMD и WEF, Россия занимает в этих рейтингах примерно одинаковые места, а в первой десятке стран-лидеров – шесть совпадений.

Тем не менее, надо отдавать себе отчет в условности этих, как и прочих, рейтингов. Так, снижение рейтинга конкурентоспособности России за последние два года (по версии Лозаннского института IMD) произошло частично вследствие международных санкций, повлиявших на темпы экономического роста и курс рубля. Кроме того, сама по себе «национальная конкурентоспособность» не имеет прямого отношения к реальной конкурентоспособности товаров и услуг той или иной страны на международном рынке. Так, к примеру, Швейцария, хотя и является лидером по национальной конкурентоспособности, испытывает в последние год-два трудности в развитии экспорта товаров в силу как укрепления национальной валюты, так и вялого спроса на основных рынках сбыта. Что касается Китая, который стал бесспорным мировым лидером по объемам и темпам роста товарного экспорта, то по рейтингу национальной экономики он поставлен только на 25 место (22 место в 2015). Поэтому рейтинги национальной конкурентоспособности служат скорее инструментом для анализа и оценки тенденций  важных факторов экономического развития той или иной страны.

Содержащаяся в отчете «Конкурентоспособность в мире» информация, тем не менее, представляет определенный интерес и наталкивает на размышления.

Что касается Швейцарии, то материалы отчета, как отмечает женевская газета Le Temps, фиксируют нестабильность (укрепление) курса национальной валюты, некоторое ухудшение экономического климата (замедление роста, угроза делокализации производства), в среднем высокий уровень зарплат и бонусов менеджерам, что подрывает конкурентоспособность. И хотя Швейцария оказалась на втором месте в рейтинге, ей не удалось занять первое место ни по одному из четырех факторов, а в разделе «развитие экономики» страна стала 10-й.

Если говорить о США, то, как отмечено в пресс-релизе по случаю выпуска доклада «Конкурентоспособность в мире. 2016», «мощи экономики США уже недостаточно для того, чтобы эта страна сохранила первое место в рейтинге, которое она занимала три предыдущих года».

Россия: отставание, но не во всем

Москва-Сити. Повышение эффективности бизнеса становится приоритетом

В последнем отчете о конкурентоспособности в мире Россия заняла невысокое место, 44-е. Тем не менее, определенные выводы может дать сравнение российского рейтинга по основным четырем факторам конкурентоспособности и во временном отрезке. Так за период с 2003 по 2007 г. Россия поднялась с 54 места на 43-е. Это было существенным скачком. В 2009-2012 г. наша страна занимала места вокруг отметки 50 (от 48 до 51). В 2013 и 2014 годах произошло улучшение – Россия поднялась до 42 и 38 места (в 2016 году на 38 месте – Италия). И последние два года (2015 и 2016), период экономической рецессии и экономических санкций, Россия занимала 45 и 44 места. То есть временная тенденция соответствовала в целом не только динамике развития национальной экономики, институциональным изменениям и инфраструктурным улучшениям, но и переменам в позициях страны на мировом рынке (не всегда от нее зависящих).

Анализ по четырем факторам конкурентоспособности показывает их несбалансированность и заметные расхождения в уровнях развития и компетенции. Так, по фактору «экономическое развитие» Россия заняла в отчете за 2016 г. 49 место (последствие экономического спада, резкого сокращения объемов экспорта), хотя по критерию «занятость» страна заняла 15 место. Наиболее высокое место, 36-е, Россия заняла по фактору «инфраструктура». По фактору «эффективность государства» – 39 место. При  этом нельзя не отметить сравнительно высокие места в этом разделе по критериям «государственные финансы» и «фискальная (налоговая) политика» – 13 и 14 соответственно. Это особенно заметно в сравнении с 49 и 29 местами в рейтинге по этим критериям, которые занимают США.

Наихудшие показатели, согласно отчету «Конкурентоспособность в мире» Россия демонстрирует по фактору «эффективность бизнеса». Для многих это может показаться неким сюрпризом. Поскольку мы привыкли к критике действий государства и правительства в области экономического развития. Бизнес у нас принято считать «пострадавшей стороной». Однако факт остается фактом. По экспертной оценке лозаннского центра IMD, Россия в плане сравнения национальной конкурентоспособности в наибольшей мере отстает именно по фактору эффективности бизнеса. Разумеется, здесь учитывается и деятельность государственных корпораций. А по двум из важнейших критериев этого фактора – управленческие практики и производительность Россия оказалась в рейтинге лишь на 57 месте (рейтинг охватывает 61 государство мира). Есть о чем задуматься!

Нужна трансформация российской экономики «снизу»

Институт IMD в Лозанне

Сейчас много говорится о необходимости реформирования (или трансформирования) российской экономики и экономической политики. При этом практически все изменения предлагаются «сверху» и касаются решений, которые должно принимать правительство. Да, конечно, перемены назрели. Но, бесстрастная оценка влиятельного швейцарского исследовательского центра IMD показывает, что менять надо и сферу российского бизнеса (причем, в первую очередь). Эксперты отмечают, что разрыва в уровнях двух факторов конкурентоспособности – эффективность государства и эффективность бизнеса – является очень серьезной причиной как в замедлении экономического роста, так и ухудшения итоговых показателей национальной конкурентоспособности. Для России этот разрыв существенный – 39 и 52 места.

Российскому бизнесу надо глубоко и радикально менять управленческие практики. Необходимо не только изучать, но и применять передовой опыт управления бизнесом в Японии, США, Китае, отдельных странах Европы. Наконец, возможны и свои, инновационные методы управления. Чем не тема для Сколоково? Управленческая практика в международном бизнесе постоянно меняется.

Не менее важно и повышение производительности, которое невозможно без перехода на инновационный путь развития. Без этого нельзя рассчитывать и на повышение международной конкурентоспособности российских услуг и товаров. У нас в стране много талантливых ученых и инженеров. Они могут создавать уникальные новые продукты. Но это, как правило, прототипы и экземпляры в единственном числе (тот же космический челнок «Буран», или российские «ай-фон», «е-мобиль»). Тиражирование инноваций целиком зависит от предпринимателей, от их умения управлять этим процессом.

Однако многие отечественные компании сегодня предпочитают не вкладывать даже имеющиеся средства в производство, в его обновление. Хранить деньги на банковских депозитах в стране намного выгодней (в финансовом плане) с учетом действующих процентных ставок. Но тогда мы имеем дело с каким-то «ростовщическим бизнесом», который не имеет будущего в современном мире. «Дайте нам дешевые кредиты, и мы перевернем мир!», – такие сегодня раздаются голоса. Разумеется, бизнес не может развиваться без финансирования, и высокая стоимость денег этому мешает. Но при такой сравнительной отсталости в области управления бизнесом, как можно рассчитывать на то, что использование средств будет эффективным? Государство должно софинансировать только инновационное развитие. Треть дает государство, остальное – бизнес. Так делается во всех экономически успешных странах мира. Развитие инфраструктуры также остается одним из приоритетов государственного (вернее частно-государственного) финансирования, но, конечно, в зависимости от бюджетных и прочих возможностей.

 Алла Хромова, кандидат экономических наук

представитель «Регионов России» в Швейцарии,

директор швейцарской компании «Эдельвейс МедСервис»

Берн, 3 июня 2016