26.05.16

Для жителей Свердловской области соседи из Челябинска известны давно: традиции посещать соседнюю область для отдыха на озерах, которыми она изобилует, склоны оборудованных горнолыжек и таинственный и мистический “Аркаим” сложились давно, как и связь индустриальной истории, которую легко уловить при посещении Златоуста, Касли и Кыштыма…

Эти туристические объекты, ставшие визитной карточкой Челябинской области, конечно, ставят ее в особый ряд среди регионов Большого Урала. Они не просто ее выделяют, они широко известны. Вот об этой известной неизвестности, а также о том, какое направление в развитии туристической отрасли Южного Урала видится в перспективе я попытался узнать, накануне IV Международного туристского форума “«БОЛЬШОЙ УРАЛ-2016»: Новые туристические направления России. УРАЛ”, который 25-27 мая 2016 года пройдет в Екатеринбурге, у Директора ГБУК ЧО “Центр развития туризма Челябинской области” Татьяной Бай.


Фото из воздушных ворот Челябинска, Аэропорта “Баландино”. Как были направления в никуда и неоткуда (знающие географию меня поймут), так и остались!

Разговор сразу не заладился, руководитель так и не смогла понять цель нашего общения, ища в нем подвох… Любые конкретные вопросы об объектах туристического показа или посещения, которые я задавал:
– А работают ли в Касли предприятия, которые производят чугунное художественное литье?
– Природные факторы какого из озер Челябинской области наиболее приближены по составу воды к Мертвому морю?
получали один и тот же ответ:
– “Вы что, меня экзаменуете? Вся информация есть в интернете!”

Бог с ней, с конкретной информацией, а как понять ответы о самом развитии туризма?

– Скажите, как область себя позиционирует на туристическом рынке России, а не только региона? Есть ли понимание бренда территории?

– Бренд, который мы позиционируем, – ответила мне руководитель Центра, – Южный Урал.

– Область является индустриальным центром, у нее богатая “советская история”. Есть ли в концепции развития туризма области место для так называемого “Красного туризма” и индустриального?

– Мы вплотную этим еще не занимались, – сказала Татьяна Бай, давая понять, что разговор на этом завершен. – Я вообще не понимаю, какова цель Вашего визита и кто Вы, чтобы общаться, – поставила она точку в разговоре.

А я бы разговор продолжил, но теперь в формате не диалога, который не получился, а в форме своих размышлений о том, что происходит в соседнем регионе.

Так называемые “фишки”, о которых я рассказал в начале публикации, они по накатанной используются, при этом, роль и место целого бюджетного учреждения здесь невелика. Он как бы встал рядом с тем, что уже сделали молва и бизнес, он просто собрал их воедино на своем портале, в печатной продукции и презентует на выставках и различных форумах. Кстати, одно из выступлений Татьяны Бай на открывающемся в Екатеринбурге мероприятии так и называется “Посетить Аркаим, отдохнуть на озерах, научиться метать ножи или лепить настоящие уральские пельмени — какие еще развлечения для туристов предлагает Челябинская область?” Стоит ли говорить, что в самом названии скрыт подтекст – объекты спутаны с событиями, которые, даже, судя по названиям, не сильно отличают Южный Урал от того, что может предложить любой регион. Неужели для метания ножей или лепки пельменей отправляться в путешествие? Сомневаюсь, что развлечения, которые регион готов презентовать на всю Россию могут привлечь сюда еще кого-то, кроме местных жителей… А как название одного из ведущих мероприятий региона “Всероссийский Бажовский фестиваль народного творчества”, названный так (как указывает буклет) в честь фольклориста Павла Петровича Бажова (известного и уральского хоть-?)? И зря Средний Урал “пыжится”  Бажова считать уральским сказочником и писателем-сказителем, это он уральский фольклор собирал…

Понимание продвижения региона в этом Центр еще не пришло. Что это за туристический бренд “Южный Урал”? Зря на екатеринбургском мероприятии тему о рекламном продвижении территорий затеяли (https://www.znak.com/2016-05-24/kak_sdelat_ural_interesnym_v_ekaterinburge_prezentuyut_proekt_made_in_ural) ! Нужно было просто присвоить всем территориям, вместо брендов, традиционные географические названия и двигать их! Как звучит: “Средний Урал”, “Зауралье”, “Дальний Восток”! Пусть визуальные образы и ассоциативные ряды сами возникают, зачем “заморачиваться”. Можно представить, как туристы в обсуждениях будут делиться: “Был на Южном Урале – с югом Урала знакомился, теперь думаю по западной Сибири стоит ли проехать!”.

Продвижение и придание смыслов территориям, их позиционирование на рынке туристических услуг, которому постепенно подходят на Урале (В туризм Свердловской области пора вернуть бренды. Азбука регионального туристического маркетинга., Связанные одной речкой. Исеть, как колыбель уральских городов…, Есть ли у Сибирского тракта будущее? ), видимо, прерогатива Среднего Урала, который пусть и не становится первооткрывателем, но заявляет о себе, как лидере…

Великие стройки первых пятилеток, огонь и металл, ковавшие уральских характер и воинские победы превратились в метание ножей и “Уральские пельмени на Николу Зимнего”… И это не Челябинск суров, а то, что с ним делают!


На фото здание ГБУК ЧО “Центр развития туризма Челябинской области”, в названии знакомого словосочетания “Южный Урал” я не заметил…

P.S. Пока сети обсуждают резонансное выступление Губернатора Челябинской области Бориса Дубровского о “Резонансе”, размещенное на YouTube (https://www.youtube.com/watch?v=ZqkDWXRhdx8), тренд на южноуральский бренд нивелирует многое…

© Александр Аникин