23.05.13

На какие тенденции указывают итоги праймериз «Единой России», чем будет отличаться кампания по выборам депутатов Госдумы, которая финиширует в единый день голосования 18 сентября… Эти и другие вопросы в интервью «Регионам России» разбирает наш постоянный эксперт, политтехнолог Алексей Бочаров.

– Состоявшиеся 22 мая праймериз «ЕР» Вас чем-то удивили?

– Я прогнозировал, что отбор партийных кандидатов обострит и вынесет на публику внутриэлитные конфликты, но не ожидал, что это произойдет так скоро. Имею в виду, прежде всего, те противоречия, в результате которых из процедуры праймериз выбыли такие известные политики, как бывший челябинский губернатор Михаил Юревич и зампред антикоррупционного комитета Госдумы, профессиональный компромат-ньюсмейкер Александр Хинштейн. Оба – действующие парламентарии.

– Почему их сняли с праймериз?

– Формально они выбыли сами, но «их сняли» – это верно подмечено. Проявляется новый политический тренд, о котором Россия уже успела подзабыть. Речь идет о влиянии регионов на федеральный центр, чего не было в сытые докризисные годы, движение наблюдалось лишь в одном направлении: все решала Москва.

Александра Хинштейна сняли с праймериз по инициативе Валерия Шанцева

Хинштейна и Юревича убрали с дистанции, чтобы не раздражать правящие круги, соответственно, Нижегородской и Челябинской областей, от которых они намеревались баллотироваться. Тамошние губернаторы Валерий Шанцев и Борис Дубровский видят других претендентов на депутатство в Госдуме. Высшее партийное начальство (в первую очередь, в лице секретаря генсовета и главного организатора праймериз Сергея Неверова) пошло навстречу сильным региональным руководителям, пожертвовав даже такими интересными фигурами.

– Зачем регионам «вдруг» понадобился свой голос в Госдуме?

– Причин несколько. Главные, на мой взгляд, – экономические (Москва теряет возможность засыпать деньгами субъекты федерации, требуя взамен беспрекословного молчаливого подчинения) и политико-правовые (в Госдуму возвращаются одномандатники, и грех не воспользоваться шансом провести в федеральный парламент своих представителей). Усиливающуюся тенденцию «регионального лоббизма» в последнее время отмечают многие гуру политологии и политтехнологий – например, Евгений Минченко и Екатерина Шульман.

Среди прочих факторов отмечу личностные амбиции и возросшую влиятельность региональных глав. Напомню, те же Дубровский и Шанцев уже не просто поставленные Москвой назначенцы, а прошедшие через всенародные выборы (уж в каком виде есть) губернаторы. Они заинтересованы и способны воздействовать на Москву, особенно, в части получения преимуществ бюджетной обеспеченности вверенных территрий.

В менее публичной центральной исполнительной власти крепкие региональные лидеры и сейчас имеют своих лоббистов. Дошла очередь до законодательной власти, которая с допуском в Госдуму одномандатников и большего числа партий формируется в более прозрачном режиме, до широкой аудитории доходит больше новостей.

– Возвращаясь к Юревичу и Хинштейну… Как может сложиться их политическая судьба и других VIPов, оказавшихся в схожей ситуации?

– Насколько известно, Александр Евсеевич остается в «Единой России» в роли советника Неверова по СМИ. Хинштейну объективно выгоднее сохраниться при партии власти, оставаться «своим» для системы, не подвергать себя неоправданным рискам, не создавать уязвимостей, которыми найдутся желающие воспользоваться. Например, в лице главы СКР Александра Бастрыкина, чье компрометирующее чешское «бизнес-досье» Хинштейн начал официально транслировать гораздо раньше, чем Алексей Навальный.


Алексею Багарякову, как и другим обиженным на праймериз, надо в пожарном порядке определяться с выборами

Миллиардер Михаил Юревич, на мой взгляд, гораздо свободнее в выборе места под солнцем большой и малой политики. Теоретически он еще может продавить свое попадание в список кандидатов-единороссов в Госдуму на уровне личного решения Дмитрия Медведева. Партийный устав и положение о праймериз (пункт 2.5) разрешают председателю «ЕР» такую хитрость, невзирая на состоявшееся предварительное голосование. Или поискать счастье под другой партийной крышей. Разумеется, из разряда системно-оппозиционных, дабы избежать рисков для большого семейного бизнеса.

– Чем еще будет интересен оставшийся до сентября отрезок предвыборной кампании?

– Во-первых, сейчас известным и амбициозным единороссам, обиженным на результаты праймериз, придется определяться со своим дальнейшим участием в выборах. Это примеры масштаба фармбизнесмена Александра Петрова или экс-депутата Алексея Багарякова, проигравших в Свердловской области малоизвестному полицейскому начальнику Ибрагиму Абдулкадырову (не торжество ли административного ресурса?). Мы можем увидеть интересные ходы и пасьянсы. С учетом сжатых сроков избирательных процедур – непривычное по разнообразию и накалу страстей броуновское движение.

Во-вторых, новые сюрпризы принесет то нарастающее взаимовлияние «Москва – регионы», о котором сказал выше. Оскудевший поток шальных нефтедолларов и дешевых западных кредитов вынуждает высший истеблишмент фокусировать внимание на родной стране, на ее экономическом потенциале, который, как ни крути, сосредоточен в регионах. Тщательнее разбираться с тем, что происходит на местах.

Так, сценарии по переформатированию власти в Екатеринбурге и Свердловской области обсуждались давно, первые сообщения о вероятном уходе влиятельнейшего Владимира Тунгусова из мэрии появились летом 2013-го. Но теперь это знаковое решение – реальность. И если тогда его расценили бы как однозначную победу губернатора Евгения Куйвашева, то теперь столь категоричные тезисы – только для несерьезного служебного пиара. Ведь на другой стороне – небеспочвенные претензии на губернаторство Евгения Ройзмана, громкий арест куйвашевского министра Алексея Пьянкова, отставка главы минздрава Аркадия Белявского, сегодняшнее увольнение «футбольного» вице-премьера Валентина Грипаса. Полагаю, нас ждет столько событий, что оценивать их сходу совершенно неправильно.

Беседовала Лидия Плотникова