20/04/16

Для нескольких поколений советских людей, воспитанных на основе ленинского высказывания о том, что коммунизм представляет собой «советскую власть плюс электрификацию всей страны», профессия энергетика всегда была одной из самых престижных.

Электричество стремительно проникало в самые глухие уголки огромной страны, полностью меняя образ жизни миллионов советских людей. Буквально за одно послевоенное десятилетие, благодаря плановому развитию советской энергосистемы, были созданы крупнейшие в мире электростанции, в том числе, первая в мире атомная станция. Масштабные комсомольские стройки, суровая красота перекрытия сибирских рек, воспетая поэтами-шестидесятниками, фильмы и повести показали красоту и важность работы энергетика, сделав ее синонимом романтика, отдающего свои силы служению идеалам общества и государства.

Что же такого произошло за последние десятилетия, что сегодня многие из тех, кто работают в современных российских энергокомпаниях, стесняются назвать знакомым и родственникам род своей деятельности?

Рост тарифов, во многом легших на плечи населения, простаивающие из-за долгов по оплатам счетов за электроэнергию промышленные предприятия, долги, штрафы, судебные иски… Именно так многие оценивают деятельность энергокомпаний в России. Результатом прихода в отрасль «эффективных менеджеров» стали тысячи арбитражных и уголовных дел, иногда использование для решения долговых обязательств сомнительных с точки зрения закона методов.     

Важным следствием преобразований электроэнергетики стало и кардинальное изменение корпоративной культуры, исторически сложившейся в отрасли. В советские годы энергетики знали, что работают ради энергообеспечения страны; в результате реформы Чубайса, споры о которой не утихают до сих пор, их целью стало извлечение прибыли из потребителя практически любым способом.  


Как уже стало известно из материалов уголовного дела, возбужденного по факту покушения на убийство генерал-майора милиции Бориса Тимониченко, причиной произошедшего стало наличие крупной задолженности управляющих компаний Екатеринбурга перед энергоснабжающей организацией «Т-плюс», начальником службы безопасности которой он являлся. Сегодня, когда таких должников – десятки тысяч, можно спрогнозировать новый грандиозный передел собственности.  И этот передел уже идет на Урале.

Для того, чтобы понять масштаб возникшей проблемы, необходимо кратко проанализировать состояние отрасли в целом: как производится и как распределяется электрическая энергия. 

Большая часть электричества вырабатывается на крупных электростанциях, принадлежащих различным собственникам, в основном зарубежным. Так, в Свердловской области Среднеуральская и крупнейшая в стране угольная Рефтинская ГРЭС принадлежат итальянской компании «Энель». Красногорская ТЭЦ, Ново-Свердловская ТЭЦ, Нижнетури́нская ГРЭС и ряд других электростанций принадлежат компании «Ренова». Государству, в лице Росатома, принадлежит только Белоярская атомная станция.

Далее электроэнергия по сетям, управляемым межрегиональной сетевой компанией (ОАО «МРСК»), доходит до крупных оптовых продавцов, которые в свою очередь продают ее розничным потребителям – предприятиям, управляющим компаниям. Одним из крупнейших оптовых продавцов и является та самая компания «Т-плюс», тоже принадлежащая структурам «Реновы».

Именно здесь и возникают возможности для различных злоупотреблений, жертвами которых могут стать не только предприятия, но население. В качестве примера можно привести тарифы на услуги по передаче электрической энергии, рост которых на 15% и более в год стал восприниматься как само собой разумеющееся явление.

Если проанализировать, какие составляющие входят в цену электроэнергии, то окажется, что именно стоимость производства и услуг по передаче электрической энергии составляет от 30 до 53 процентов, а остальные 47–70 процентов – это всевозможные накрутки к тарифу и сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков, поставляющих электрическую энергию потребителям.

Но основным «клондайком», появившемся в результате реформы электроэнергетики, по слухам, является использование магистральных электрических сетей с целью извлечения прибыли. Информируя органы государственной власти о необходимости надежного обеспечения электроснабжения, в первую очередь населения и объектов социально-культурного назначения, на что, разумеется, требуется немало ресурсов, монополии легко добиваются ежегодного повышения тарифов на услуги по передаче электрической энергии. Не всегда ясно, на что идут полученные от населения эти дополнительные денежные средства.

Как сообщало РБК, еще в 2011 г. Председатель Правительства России  Владимир Путин, выступая на заседании правительственной комиссии по вопросам развития электроэнергетики на Саяно-Шушенской ГЭС, он перечислил конкретные примеры и схемы, с помощью которых руководители ряда компаний фактически монополизируют рынок и выводят деньги за рубеж. Так, пишет РБК, по словам В. Путина, вся энергосистема Северного Кавказа контролируется одной семьей. Аналогичная ситуация сложилась и в Западной Сибири, где представители руководства Тюменьэнерго создали ряд компаний, которые стали получателями средств, вкладываемых в частный бизнес и расходуемых за рубежом. Похожая ситуация, по словам премьера, и в филиале ОАО «ФСК ЕЭС»-МЭС Урал». «Все эти должностные лица и аффилированные с ними лица работают через оффшорные компании», – сказал В. Путин. (Ссылка)

Жертвами таких энергодельцов стали некоторые промышленные и социальные объекты Свердловской области, в отношении которых были осуществлены процедуры банкротств. 

Наиболее эффективным способом получения денежных средств является составление документов, подтверждающих фиктивное потребление организациями-потребителями электроэнергии, что дает основу для последующих захватов.

Говорят, что примерами подобной «приватизации» являются такие компании, как ОАО «Карат», ООО «Уральская независимая теплоэлектросетевая компания», ООО «Свердэнергокомплекс», ЗАО «Завод металлообработки», Алапаевский станкостроительный завод и др.  

Сообщается, что план действий энергетиков с целью завладения имуществом и денежными средствами должника следующий. К должностному лицу энергопоставщика, в районе ответственности которого находится имущество предприятия, обращается заказчик, целью которого является ликвидация конкурента или захват его имущества. Энергетики составляют документ – акт безучетного потребления электроэнергии. В дальнейшем составляется исковое заявление в арбитражный суд. На основании этих сомнительных документов арбитражные суды взыскивают с предприятий сотни миллионов рублей за якобы потребленную этим предприятием электроэнергию.

В результате уничтожаются предприятия, граждане теряют рабочие места, а бюджеты всех уровней – налоговые поступления. Стране наносится колоссальный урон, цену которого сложно представить. 

Очевидно, что все эти действия невозможно представить и реализовать без активного участия непосредственного руководства энергетических компаний. Почему об этом можно говорить так уверенно? Дело в том, что, по имеющимся данным, указанный способ отъема собственности актуален именно для Уральского региона и не замечен в других федеральных округах. У потерпевших есть основания подозревать руководство МРСК и его структурных подразделений в реализации данных «коллекторских» схем.

При этом, что удивительно, руководство Россетей – федерального оператора магистральных линий электропередачи – прямо подчеркивает недопустимость использования механизма задолженности перед энергетиками для последующего передела собственности и захвата имущественных комплексов.

Вопрос только в том – являются ли указания руководства Россетей достаточным основанием для прекращения использования таких схем уральскими энергетиками?

 

Источник: федеральная газета «Потребитель. Общественный надзор»