19.04.16

Своим друзьям в Фейсбуке я рассказал о своём знакомстве с Природным парком “Оленьи ручьи” (https://www.facebook.com/anikin.aleksandr/posts/939333659468497?pnref=story), к этому рассказу, учитывая информацию с официального сайта Парка (http://www.olen.ur.ru/node/10), вроде бы и добавить нечего, однако, тем и хороши личные знакомства с достопримечательностями родного края, что всегда можно увидеть и узнать что-то малоизвестное…

Природный парк “Олень ручьи” создавался на протяжении более чем 25 лет, с 1973 года по 1999, когда российское законодательство и региональные власти определили его юридический статус окончательно. Традиционное начало маршрутов по парку начинается в поселке Бажуково… Именно о нем мой рассказ.

Бажуково до начала 20-х годов прошлого века не только не имело такого названия, но и не являлось поселком. Строительство железнодорожной ветки, соединяющей Бакальские рудники с Верхнесергинским и Нижнесергинскими заводами, началось накануне Первой мировой войны, в 1914 году первый паровоз привез руду из-под Садки (ныне Челябинская область), где располагался рудник. Кстати, эти рудники в 1910 посетил фотограф Прокудин-Горский, именно ему мы обязаны осхранившимися образами того времени (http://ps-spb2008.narod.ru/ur_bakal.htm).

На железнодорожной ветке, предусматривавшей однопутейное движение, были организованы места с двумя путями для разъезда поездов, организованы путевые смотровые посты, разъезды, где проживали путевые смотрители. Именно такой разъезд и был организован на месте нынешнего поселка.

Первая мировая война была в разгаре, когда в 1917 году до Нижних Серег докатилась весть об отречении Императора Николая II и установлении новой власти. Немудрено, что новости до провинции доходили с некоторым опозданием, поэтому о Февральской революции уральцы узнали только в марте. Именно тогда на заводах начинаются “набеги” разных партийных  агитаторов, которые стремятся заручиться поддержкой рабочих.

Не стоит описывать все перипетии, связанные с установлением Советской власти в Нижних Сергах, так как и противников было хоть убавляй, и тех, кто ее поддержал и готов был встать на защиту с оружием в руках достаточно.
Осенью 1917 года в Нижних Сергах создается красноармейский отряд под руководством Ивана Чесалина, который происходил из рабочих, слыл ярким большевистским агитатором, который умел простыми словами объяснять политическую обстановку и призывать к действию. В каждом Красногвардейском отряде была должность писаря. Это было веление времени и уровня общего образования, когда, часто, командиры были либо малограмотными, либо до учета, ведения списков, деловой переписки у них не доходили руки.

В отряд к Чесалину писарем был принят четырнадцатилетний мальчуган, Дмитрий Бажуков. Он родился 17 января 1903 года в семье рабочего Верхнесергинского завода Василия Дмитриевича и Марии Павловны Бажуковых. Городское училище в ту пору имелось только в Нижних Сергах, поэтому родители его за знаниями отправили в соседний заводской поселок. Митька стал не просто писарем, а личным секретарем Ивана Чесалина. В июле 1918 года, продолжавшаяся гражданская война приблизила линию противостояния к Сергам. Чешский корпус подошел вплотную к заводскому поселку. Было принято решение – красным отрядам отступить.


На фото из архива В.Трубецкого: родители Бажукова с маленьким Дмитрием, Дмитрий в 1917 году.

Вот как этот эпизод, в том числе и связанный с пленением Дмитрия Бажукова описывает краевед Валерий Трубецкой:

“Красным Гвардейцам надо уходить. Договорились, о встрече Нижнесергинского и Верхнесергинского отрядов в Атиге. Добрались. Ждут пождут. Никого нет. Митька отправился верхом до Верхних Серёг. Заодно хотелось увидеться с матерью. Кто его знает, как сложится дальше? Но верхнесергинцы ушли в сторону железнодорожной станции Дружинино лесами. Митька вернулся в Атиг. Пустые улицы встретили его. Добрался до Дружинино. И здесь пусто. Отряд погрузился на платформы и уехал.
Митька растерялся. Может еще какой паровоз подойдет?
Утром разъезд чехов наткнулся на спящего в траве парня”. (Источник: http://uraloved.ru/istoriya/bazhukovka)

Пойманного красногвардейца, невзирая на его молодой возраст, пытали, добиваясь от него сведений о численности, планах красногвардейского отряда, требовали выдать сочувствующих, оставшихся в Нижних Сергах. Валерий Трубецкой предполагает, что Дмитрий просто не знал те сведения, которые с него требовали чехи, поэтому и молчал, терпя муки и истязания. Мне же думается, что мальчишеский максимализм взял верх и молодой красногвардеец не предавал своих однополчан из других соображений – не укладывалось в мальчишеской голове, как можно предать тех, с кем рядом рос, кого знал с детства, с кем защищал родной край.

Пытки ничего не дали. В августе 1918 года корпус чехов отошел из Серег, оставив здесь верное белому движению руководство. Начальником военного гарнизона назначили прапорщика Крапивина. Ему было поручено обеспечить безопасность железнодорожного пути до Михайловского завода, именно того пути, о котором я рассказал в начале. В лесах скрывались множество всякого рода людей. Красные партизаны. Еще больше тех, кто не желал воевать по призыву Колчака. Начальнику нижнесергинской станции приказали осмотреть железнодорожные пути. Поехали дрезиной. Начальник станции с шашкой на боку, солдат с винтовкой, а в качестве работника взяли из тюрьмы Дмитрия. У Половинки на путях обнаружился завал. Начали его растаскивать. Как только мужики взялись за лесину, молодой красногвардеец дал деру. Немного добежать до леса, через Сергу, Бардымский хребет, а там за Дальней Белой рекой, сказывали, партизаны скрываются. Пробежать удалось только несколько шагов, удар шашки обезглавил мальца.

Через неделю на обезглавленное тело наткнулись половинковские мужики. Парня похоронили. И, уже после отступления колчаковцев, торжественно под духовой оркестр перезахоронили на центральной площади завода вместе с другими нижнесергинцами, расстрелянными на Пичугином болоте. Разъезд, где произошли эти события, так же как и Верхняя улица в Сергах в 20-е годы были названы в память о пятнадцатилетнем парне.

Именно этот разъезд, ставший поселком и носит название Бажуково, напоминая о смерти и героизме Дмитрия, именно в нем находится Администрация Природного парка “Оленьи ручьи”, именно здесь начинаются оздоровительные природные маршруты.

В настоящее время в поселке Бажуково около 25 подворий, примерно 10 из них принадлежат местным жителям, остальные – прикуплены и выстроены жителями Екатеринбурга, которые за сто километров от города, в прилегающей к парку зоне возвели свои загородные дома. Здесь же в поселке построены кафе, гостиницы и общежития для путешественников, прибывающих в парк.

К местных достопримечательностям относятся два камня, установленных в честь Дмитрия Бажукова и основания поселка.

На многих проспектах, рассказывающих о парке есть информация о настоящей немецкой таверне, которую здесь открыл житель Германии. Даже соседство и знакомство с бывшим Губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем, не спасло предпринимателя от закрытия его заведения… Полтора года, как кафе закрыто и продается:

Память о красногвардейце, боровшемся за светлое будущее, увековеченная в названии поселка, совсем не соответствует сейчас его наполнению и духу предпринимательства, который здесь во всем – торговых точках, величественных коттеджах… Голова, снесенная с плеч, видимо, только спасла жизни однополчан, которым не удалось переустроить мир!

Парк начинается с места памяти…

© Александр Аникин