– Я присутствовал на митинге в Екатеринбурге 28 января как член координационного совета Екатеринбургского Городского Родительского комитета. Когда члены Родительского комитета узнали об этом митинге, то с радостью согласились участвовать в нем. Предполагалось, что митинг будет в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина. Другие кандидаты, например, Прохоров, родительскую общественность очень смущают. Прохоров, по их мнению, никогда не пропагандировал и не защищал семейные ценности. Нам представлялось сначала, что цель митинга: выступить за стабильность в стране.

Родители написали лозунги, текст выступления. Они были недовольны политикой первого канала, поэтому в выступлении содержалось требование уволить Константина Эрнста. Первый канал, в том числе передача Андрея Малахова «Пусть говорят» дискредитируют семейные ценности, разрушает семью. Они постоянно показывают, что главные враги человека – это его родители, близкие. Специально подбирают подобные сюжеты. Об этом родители собирались сказать в ходе своего выступления.

Члены комитета подали заявку, согласовали все детали и с «боевым» настроем пошли на митинг. Но уже согласованные плакаты с лозунгами неожиданно не пропустили организаторы митинга. И выступить на сцене родителям тоже не дали. После митинга родители подходили ко мне, выражали свою обиду и удивление от действий организаторов.

Сам митинг оставил у меня двоякое ощущение. С одной стороны, не могу не отметить прекрасную организацию. Митинг хорошо охранялся, не произошло никаких эксцессов, было организовано питание, привезли хороших артистов, на сцене стояла качественная аппаратура.

Но с другой стороны, идеология митинга не соответствовала тому, что было заявлено. На митинге выступали только рабочие. Официально этот митинг назывался «Митинг в защиту человека труда». Идея митинга возникла после того, как какие-то блогеры, якобы, обозвали у себя на страницах рабочих «быдлом».

Рабочие в своих вступлениях просили Путина защитить их. Только непонятно, от кого. Получалось, что рабочие недовольны какой-то частью общества. Митинг, который по идее должен быть консолидирующим, стал разобщающим. Хорошо, что танк не привезли на площадь, как собирались, тогда ощущение разобщенности бы только усилилось.

В общем, идеологическую часть организаторы провалили. И непонятно, то ли это непрофессиональные политтехнологи, которые не смогли тщательно проработать идеологию, то ли они специально, по чьему-то заказу, ее провалили.

Из общих наблюдений: на митинге людей было ощутимо меньше, чем ранее было заявлено. А заявлено было 15 тысяч человек. Возможно, рабочие оказались более мудрыми, чем политтехнологи. Они посчитали себя выше каких-то оскорблений в интернете, и не поехали на митинг. Нужно выступать не против блогеров, а брать более глубокие проблемы.

Настроение людей на митинге было неплохим, но вот люди за пределами территории митинга, случайные прохожие, смотрели на все напряженно, недоверчиво. Те, кто там выступал, выступали не за народ. Это был рабочий митинг – рабочие за рабочих.

 

Сергей Писарев
Сопредседатель Екатеринбургского отделения Всемирного Русского Народного Собора