14.10.15

Инициатива депутата Госдумы, координатора Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Владимира Гутенева по организации общественного контроля за состоянием российских лесов, сохранению «зеленых поясов» вокруг  крупных городов получила широкую поддержку в регионах. Медиа-холдинг «Регионы России»  принимает самое активное участие в развитии этого общественного движения и регулярно  публикует в своих изданиях сообщения активистов о положении дел на местах, борьбе с незаконными вырубками, предложения по совершенствованию лесного законодательства. Кураторами этого направления стали политолог, главный редактор медиа-холдинга «Регионы России» Ольга Чернокоз,  общественник Вячеслав Ярин.

 

Михаил Корпачевский, эксперт по охране лесов Центра охраны дикой природы:

– Насколько мне известно, в Свердловской области идут промышленные заготовки леса, то есть для переработки. В регионе есть несколько крупных предприятий, в том числе которые производят фанеру. Поэтому основная цель вырубки леса – это заготовки. И Свердловская область – один из тех регионов России, где заготовки велики, несколько миллионов кубометров древесины в год.

Что касается незаконной вырубки, то такая проблема, я считаю, у нас в России есть везде. Но самую острую форму  проблема принимает в регионах, которые находятся близко к границе. То есть там, где древесину можно экспортировать, например, в Китай. Все-таки Свердловская область находится не на границе, поэтому, возможно, проблема есть, но она носит, скорее всего, местный, локальный характер.

К сожалению, по всей стране нет достоверной статистики по вырубкам в целом. Есть официальная статистика, которая предоставляется лесхозоми, но она очень неполная, согласно ей, по России процент вырубки мал, всего 1%, и в это поверить невозможно, потому что экспертные данные говорят о цифрах в среднем в 20%, даже 30% по стране. Я предполагаю, что Свердловская область не является наиболее проблемной. У нас преобладают при заготовке, конечно, сплошные рубки, и очень мало применяются другие технологии, например, уборочные рубки, также не принимаются меры для сохранения биологического разнообразия. Это повсеместная проблема.

 

Андрей Нагибин, председатель правления организации «Зеленый патруль»

Свердловская область на 68-70% относится к многолесным регионам, у нас порядка 15 тыс. га, из них 12 тыс. га покрыты растительностью, это действительно благодатный край для лесов. Из расчета 2011 года по реестру, порядка 11 тыс. га – это эксплуатационные леса, то есть действительно здоровый, нормальный лес.

Проблемы в регионах практически всегда одни и те же. Свердловская область находится не у границы, в основном вырубки происходят там, где существует логистика, то есть транспортная инфраструктура. Как только дорогу прорубают к какому-то месту, месторождению, то начинаются сплошные вырубки, потому что есть возможность вывоза.

Раньше не было никакого централизованного подсчета лесных угодий, так как в малом количестве вырубки бывают везде. Проблемы возникают, когда вокруг городов стараются вырубать леса либо под видом искоренения жука-короеда, либо при переведении леса в другую категорию с целью освоения под строительства коттеджей. Это стандартная проблема для всех регионов. Последнее время с этим начали бороться, в этом году даже одной из компаний региона, которая занималась вырубкой леса, по-моему, это «Шалинское лесничество», пришлось поплатиться за незаконные действия, дело дошло до суда.

На данный момент к ситуации подходят серьезно, потому что сейчас создан центр общественного мониторинга ОНФ по экологии и лесному хозяйству, теперь собираются все сведения, жалобы. Планируется сделать карту России по лесам и очень жестко реагировать на вырубки. Поэтому теперь мы ожидаем более подготовленной статистики, тем более, что центр мониторинга информации уже создан и карта есть, правда еще не в интерактивном виде. Теперь каждый человек может спокойно зайти на сайт  ОНФ и сделать обращение по теме. До этого в отношении информации от лесничеств и лесных хозяйств на территории были разночтения. Да и чиновники не любят рассказывать о том, что на их территории рубят лес.

Наверное, сейчас все приходит в порядок, и я полагаю, что в Свердловской области все будет хорошо. Регион просто географически лесистый, к тому же не проложены пути до серьезных лесных массивов, рядом нет границ.

 

Максим Юхачев, руководитель общественных экологических организаций «Зеленый мир», «Зеленая лига»

Тему незаконных вырубок я знаю очень хорошо. У нас на Урале еще года 3-4 назад незаконные вырубки процветали. Вырубали тысячи кубометров сосны. Потом буквально на глазах ситуация начала меняться. Государство наконец-то начало осуществлять контроль над переработчиками дерева: контролеры стали выезжать на производства, проверять документы на древесину. Мера оказалась действенной.

Помогло и то, что сотрудники ДПС стали останавливать машины с лесом и спрашивать документы на груз. Выписывались штрафы, производилось изъятие леса.

Но обозначился следующий неприятный момент: для того, чтобы заполучить делянку, пробраться к ней, дельцы начали поджигать лес. И все потому, что после того, как лес погорел, необходимо очистить участок для рекультивации, для новых посадок. И аукционы по поводу того, кому будет поручена вырубка, стали происходить на удивление быстро. Оказывается, что сосна при пожарах почти не страдает, а злоумышленники, будучи в сговоре с лесничеством, часто устраивают поджоги, а затем получают разрешение на вырубку и забирают себе ценную древесину.

Это уход из черного лесопользования в серое. Но в целом и эта тенденция сходит на нет. Все опаснее провозить лес, вероятность проверок высока. Как минимум, приходится сочетать законные закупки леса с незаконными.

Общественный контроль в сфере лесопользования  может выявить далеко не все. Проблема в корне глобальная. Возможно, я не прав, но, по-моему, важна промышленная вырубка, когда сотни тысяч кубов леса уничтожаются, а общественные контролеры чаще обращают внимания на какие-то более локальные случаи. Да, этим тоже нужно заниматься, выявлять нарушителей, но важнее контролировать деятельность переработчиков. Например, смотреть, выполняют ли они рекультивационные обязательства,  сажают ли деревья с перспективой на 30-40 лет вперед.

Вопрос и в самой древесине. С ростом валюты все больше леса направляется за границу. Хотя еще пять лет назад государство дало определенный посыл нашим переработчикам, давая понять, что лес должен оставаться в России, говорили о повышении пошлин на вывоз. Но получилось обратное: пошлины были понижены, многие производства простаивают, а лес идет в Китай, через Казахстан или напрямую.

Хочу сказать, что проблемы лесопользования в регионах разнятся. В развитых регионах, например, Тюменской, Свердловской, Челябинской областях, ситуация лучше. Играет роль удаленности от Китая, главного потребителя древесины, а также централизованное управление, контроль лесопользования.