14.10.15

С октября в России начал действовать закон о банкротстве физических лиц. Некоторые политики и эксперты, государственные СМИ уже поспешили заявить, что новый закон станет некой волшебной палочкой-выручалочкой для людей, взявших кредиты и не способных выплатить их. Председатель комитета Госдумы по экономической политике, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков сказал на международном инвестиционном форуме в Сочи, цитирую: “Этот закон, безусловно, поможет многим россиянам. Долги, которые они не могли погасить перед банками, являлись не только психологической проблемой, но и проблемой, которая приводила зачастую к непоправимым поступкам”.


Он прав в том, что должники, залезшие в долговые ямы, доведенные до отчаяния неспособностью вернуть кредиты или даже выплачивать проценты по ним, нередко просто сводили счеты с жизнью – лезли в петлю, бросались с высоток или пускали пулю в висок. Но действительно ли закон о банкротстве способен предотвратить столь фатальные последствия кредитной политики банков? Я в этом не уверена.

С точки зрения банков человек, взявший кредит и не способный по нему расплатиться, является недобросовестным заемщиком. Другими словами, чуть ли не мошенником. По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ) в России около 6,5 миллионов заемщиков, которые не платят по своим кредитам более трех месяцев (а именно это является одним из оснований для объявления человека банкротом, другое основание – кредит более 500 тыс. рублей).  И что, все они мошенники? Я так не думаю.

Возможно, среди этих миллионов должников есть те, кто, набрав огромные кредиты и надежно спрятав их, теперь объявит себя банкротом и деньги постарается не вернуть. Это действительно мошенники. Но большинство из так называемых «недобросовестных заемщиков» стали таковыми просто потому, попали в сложную жизненную ситуацию, и зачастую не по своей вине.  В стране, что бы там ни говорили, экономический кризис, производства сокращаются или вовсе останавливаются. Особенно страдает малый и средний бизнес, частные предприниматели разоряются. Люди теряют работу или их зарплата сокращается. А цены растут, рубль дешевеет. Вот они и не могут расплатиться по кредитам. И в этом, кстати, очень немалая вина самих банков, задравших проценты по займам на немыслимую высоту. Таких людей среди должников подавляющее большинство. Объявлять их мошенниками было бы просто нечестно и бессовестно.

Чем же может помочь должникам закон о банкротстве физлиц? Не берусь ответить на этот вопрос. Если арбитражный суд признает человека банкротом, у него заберут в счет долга все движимое и недвижимое имущество. Оставят, правда, жилье, если ему больше негде жить. Но если квартира под ипотекой – ее отнимут. Оставят также пальто и шляпу, ботинки, зубную щетку, продукты, если они есть, а холодильник вынесут. Не отымут и кошку. Ну и так далее. Если после реализации всего имущества долг не будет погашен, он перейдет на поручителей. Если же и они окажутся неспособными рассчитаться по кредиту, то тогда остатки долга спишут. Вот это, пожалуй, и можно считать единственным плюсом закона о банкротстве физлиц. Да, надо еще упомянуть, что должник обязан будет возместить судебные издержки, которые бывают тоже немалыми.

Впрочем, закон предусматривает еще один вариант решения проблемы с долгами – их реструктуризацию. Растянуть долг можно на три года, но сначала надо доказать в суде, что у человека есть постоянный доход. А где же его взять, этот доход, если человек без работы?

Вот кто уж точно не останется  без работы с принятием нового закона, так это российские арбитражные суды. Как заявил руководитель правового управления Национальной службы взыскания Владимир Тюрин, на рассмотрение дел о банкротстве физлиц арбитражные суды запросили из бюджета содержание на тысячу судей и две тысячи их помощников. Надо полагать, для и без того не богатого федерального бюджета это обойдется в немалую копеечку.

Исходя из всего этого, вряд ли можно считать новый закон полезным для общества. Вместо того, чтобы поднимать экономику, создавать новые рабочие места,  повышать заработную плату государство в очередной раз перекладывает решение проблемы на своих граждан, усугубляя их положение. Фактически кредиторы, в первую очередь банки, с принятием закона о банкротстве физлиц получили право добивать лежачих.

Ольга Чернокоз, политолог, главный редактор медиа-холдинга «Регионы России»