12.10.15

Инициатива депутата Госдумы, координатора Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Владимира Гутенева по организации общественного контроля за состоянием российских лесов, сохранению «зеленых поясов» вокруг  крупных городов получила широкую поддержку в регионах. Медиа-холдинг «Регионы России»  намерен принять самое активное участие в развитии этого общественного движения и регулярно  публиковать в своих изданиях сообщения активистов о положении дел на местах, борьбе с незаконными вырубками, предложения по совершенствованию лесного законодательства. Кураторами этого направления стали политолог, главный редактор медиа-холдинга «Регионы России» Ольга Чернокоз,  общественник Вячеслав Ярин.


Ольга Чернокоз:  медиа-холдинг «Регионы России» поддерживает инициативу Владимира Гутенева и принимает активное участие в организации общественного контроля за состоянием российских лесов.

 

Создается «зеленый щит» Москвы и Подмосковья

 

Святослав Забелин, сопредседатель Совета международной общественной организации «Международный социально-экологический союз»

– На мой взгляд, проблема уничтожения лесов стоит достаточно остро, так как это все взаимосвязано с освоением территории под различные застройки, то есть Московская область постепенно превращается из некого природного региона в мегаполис. Эта проблема серьезна еще потому, что жители лишаются очень важной функции, рекреация становится невозможной. Понятно, что процесс вырубки сложно остановить, потому что народ в мегаполисах так или иначе «расползается», захватывая новые земли. Так что проблема более чем острая.

Масштаб вырубки лесов будет увеличиваться, к сожалению, это социальный процесс. Возможно, что сейчас вырубка немного снизится за счет экономического кризиса, то есть не по естественным причинам, а по внешним. На мой взгляд, в основном вырубка лесов – это освобождение территории под коттеджное строительство. Потому что ни для какого хозяйственного значения московские леса не подходят, это не те леса, где заготавливают древесину для строительства, изготовления мебели и уж тем более они не подходят для производства бумаги. Эти леса имеют хозяйственное значение как рекреационные, и если их вырубают, их ценность снижается.

Что касается инициативы ОНФ «Зеленый щит Москвы и Подмосковья» по ограничению вырубки лесов в пределах 70 километров от МКАД, то, на мой взгляд, это хорошая идея. До тех пор, пока есть города, у них должны быть зеленые зоны, а не коттеджные поселки, замаскированные пятьюдесятью метрами леса. Именно хорошие полноценные лесные массивы, которые могли бы служить и для очистки среды, и для отдыха. Для психологического равновесия человеку нужен отдых на природе, причем в любое время года. А я вижу, что сейчас эта возможность стремительно сокращается.


Ольга Ярикова, координатор  общественного движения «Зеленый патруль Подмосковья»:

Речь идет о том, что в Московской области был огромный процент ельника, и он в очень большом количестве был поражен жуком короедом-типографом. И, соответственно, гигантские по площади леса погибли, елки высохли, теперь в Московской области стоит сухостой. Но у нашего комитета лесного хозяйства средством борьбы и лечения леса является только вырубка, причем вырубку делают сплошную. Они абсолютно все вырубают до чистого поля, притом, что туда подают и другие деревья, которые не были поражены и которые могли бы расти дальше.

Нужно около 20 лет, чтобы вырос более-менее нормальный лес. Для жителей, которые живут в окружении леса и вдруг оказываются в чистом поле, это огромный моральный ущерб. Я уже не говорю о том, что есть соблазн у недобросовестных застройщиков забрать эту землю. И у местных жителей есть небезосновательные опасения по этому поводу. Тут есть целый комплекс проблем, которые нужно решать.

К примеру, наша общественность в Красногорске, микрорайон Опалиха, пытается отстоять лес, защитить от вырубки наши 7,5 Га леса. Мы уже с весны хлопочем об отмене вырубки и  никак не можем добиться положительного решения. Жители хотели бы, чтобы лес восстанавливался  самостоятельно, и даже готовы сами засадить пустующие участки, купив саженцы на собственные средства. Но в ответ приходят лишь отписки от властей. И так происходит в большинстве регионов. 

У лесных хозяйств есть план по вырубкам – 600, 1000 Га. Мы сами понимаем, как это будет выглядеть, и что в таком случае останется от подмосковного леса. При этом подмосковный лес – это легкие Москвы. Я уже не говорю о том, что идет активная застройка территории Подмосковья, при этом она не малоэтажная, как нам обещал губернатор Воробьев, а именно интенсивной плотности – 32 и 45 этажных домов. Все это ведет к экологическому коллапсу.

Что касается инициативы ОНФ «Зеленый щит Москвы и Подмосковья» по ограничению вырубки лесов в пределах 70 километров от МКАД, то я не только слышала о ней, я даже подписала петицию. Конечно, я считаю, что это единственная мера, которая может остановить наших патологически жадных застройщиков, которые возводят многоэтажки без должной инфраструктуры. Убеждена: то, что ОНФ взялся за эту проблему, говорит о том, что это очень острая проблема. И инициативу эту нужно распространять в другие регионы, брать ситуацию с вырубкой под контроль, иначе через 20 лет нам просто нечем будет дышать. 

 

Павел Сухонин, член комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Государственной Думы РФ,  эколог:

В Московской области вырубка в основном идет не промышленная, а, конечно, с целью застройки. На юге области основной опасностью является эрозия почв, там начинают образовываться овражистые места, и именно вырубка лесов способствует эрозии. Побочным эффектом также является снижение уровня защищенности по выбросам. Московский регион достаточно насыщен промышленными предприятиями, и только лесные массивы создают некий щит.

В 1936 году по личному распоряжению Иосифа Сталина была принята программа по созданию зеленого защитного пояса вокруг двух городов – Москва и Ленинград. На сегодняшний день в Москве этот защитный пояс уничтожен процентов на 80, а в Санкт-Петербурге на 90. То есть программа защитных территорий, и программа особо охраняемых зон не выполняется. В особо охраняемых зонах до 30% территории можно использовать под некие хозяйственно-бытовые нужды, под постройки. Но, естественно, мы понимаем, что это за хозпостройки. Статус земель постепенно изменяется, постройки мы видим разнообразные.

Север Московской области более заболоченный и имеет немного другой вид растительности. В советское время была программа мелиорации осушения болот, но были целые территории, где вырубка была запрещена, чтобы поддерживать естественный природный гидрологический баланс. И пока были прорытые еще в советское время мелиоративные каналы, одно другое компенсировало. Сейчас же мелиоративные каналы остались, а лесов стало меньше, влаги удерживается меньше, и осушение почв идет ускоренными темпами.

В южных районах уменьшается величина почвенных покровов, и единственным выходом на сегодняшний день я вижу восстановление, для которого нужна вырубка. Но для того, чтобы вырубить какой-то массив, нужно получить порубочный билет, а получить его в нашей стране проблематично.

Инициатива ОНФ мне близка и понятна. Сейчас я курирую принятие закона об общественной экологической экспертизе, в частности в городе Санкт-Петербурге. Я считаю, что этот закон нужно принимать везде, но Общественная палата РФ считает иначе. Есть мнение, что закон об общественном экологическом контроле не нужен, он должен войти в общий закон об общественном контроле. Но мы понимаем, что тогда он будет менее эффективен. Я использую свои возможности, пытаюсь эту инициативу распространить на все регионы.

 

Александр Краснощёков, координатор общественного экологического движения «Зеленый патруль Подмосковья»

– В Московской области рубки необходимы по одной простой причине – очень много леса поражено жуком-короедом. И каждый житель Московской области видит, особенно когда едет по трассе, что стоит «мертвый лес». Очень сильно пострадал ельник, поэтому сейчас для того, чтобы дальше эта проблема не распространялась, нужно убрать «мертвый лес» и, соответственно, посадить новый. Московская область для этого делает всё. Проходят санитарные рубки, лесовосстановление. И насколько мне известно, сегодня лесовосстановление с рубками уже сравнялось по площади.

Общественный контроль в Московской области существует на базе движения «Зеленый патруль Подмосковья» и общественной российской организации «Российское общество лесоводов». Активисты данных организаций ежедневно ездят по лесам Московской области и проверяют работы по санитарным рубкам, площадь этих рубок, работу по лесовосстановлению, приживаемость деревьев. Уже сформирован пул из людей, которые, пообщавшись с профессионалами, понимают, на что нужно обращать внимание, он способны осуществлять контроль.

Просто лозунгами здесь не обойтись, нужна ежедневная кропотливая работа. Для того, чтобы проверить лесосеку, по которой прошла санитарная рубка мертвых деревьев, а она может находиться глубоко в лесу, порой приходится пройти и 5 км. Так, активисты «Зеленого патруля» ежедневно проходят от 15 до 25 км просто для того, чтобы понять, все ли в порядке.

Естественно, я двумя руками за зеленый щит, у столицы быть должны легкие. Но к этому вопросу нельзя подойти однозначно и запретить рубки. У нас по Московской области порядка 60 тыс. га уже пораженного леса и 70% из этого объема находится в 70 км зоне, то есть, в принципе, мы можем быстро эту инициативу подхватить, законодательно утвердить, но потом столкнуться с новой проблемой: нельзя будет делать санитарную очистку леса и посадить новый. Поэтому, чтобы инициатива зеленого щита была максимально полезной для столицы и жителей региона, данную проблему нужно обсуждать не один раз и как раз таки с профессионалами. Мы все это поддерживаем.

Дмитрий Баранов,  ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент»

 Смысл данной инициативы понятен. Это стремление сохранить тот немногий лес вокруг столицы и в целом в области, что еще остался. Польза в этом, безусловно, есть. Но есть тут и ряд особенностей.

Во-первых, значительные лесные массивы уже уничтожены вокруг Москвы и в области, и было сделано это давно, и делало это само государство для решения разных задач: строительства жилья, развития инфраструктуры, в том числе транспортной, предоставления земли для дачных и садовых товариществ.

Во-вторых, многие эти задачи актуальны и на сегодняшний день, а так как резервов земли почти нет, очевидно, что придется использовать территории занятые лесами, то есть их вырубать. Например, строительство ЦКАД, ВСМ «Москва – Казань» точно частично затронет лесные массивы.

В-третьих, непонятно, как будет организовано взаимодействие с владельцами участков земли, которые непосредственно примыкают к лесам или к их полосе отчуждения. Есть риск, что предлагаемые меры частично нарушат права владельцев земли, что повлечет за собой многочисленные судебные иски, увеличит количество конфликтов, приведет к росту социальной напряженности. Поэтому очевидно, что все предложения предстоит еще внимательно изучить и проанализировать, прежде чем они будут приняты.